Если современного верующего человека поместить в Рай, то змею даже напрягаться не пришлось бы для соблазна. Он бы просто сказал: ты чё реально думаешь, что Богу есть дело до того что ты ешь?! Жри давай! Вот и всё! Поскольку начался Великий пост, возобновились богословские разговоры о смысле поста. Как связаны между собой Бог и еда? Вопрос закономерный. Давайте разберёмся.

Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно открыть первые главы книги Бытия. «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт 2:16-17). Стоит обратить внимание, что аскетизм появляется ещё до греха, т. е. воздержанная жизнь встроена в природу человеческую и игнорировать её категорически нельзя.

Нужно сразу отметить, что библейский Рай — это не животное наслаждение на курорте с all inclusive, а состояние богообщения и радость творческого труда: телесного, интеллектуального и духовного. Именно поэтому святитель Григорий Богослов называл Эдемский сад школой, в которой человеку дано задание уподобиться Богу и стать совершенным в добродетели. Тогда возникает вопрос: почему еда становится посредником между Богом и человеком? Почему вопрос жизни и смерти, точнее вечной жизни и смертности сосредотачивается в пищевых плодах «древа познания добра и зла»? Неужели пища имеет такое кардинальное значение?

Эти вопросы можно рассмотреть, как с аскетической, так и мистической точки зрения. Начнём с аскетики.

Давайте попробуем переформулировать вопрос: «какая разница Богу что я ем?» на вопрос: «какая разница Богу, могу ли я воздерживаться и контролировать себя?» Тот, кто начнёт изучать греховные страсти по святым отцам, обнаружит, что в списке страстей чревоугодие стоит на первом месте. Причём высказывания отцов очень жёсткие по поводу этой страсти: «Обуздывающий чрево погашает страсти; а побеждаемый чревоугодием размножает сластолюбивые похоти». Оказывается, акт самопознания начинается именно со способности сказать определённой пищи — «нет!» Именно с этого начинается учёба по управлению суперспособностью, которая называется свобода воли. Человек, угождающий своему чреву во всём, запускает механизм входа остальных греховных страстей, которые будут, как раковая опухоль захватывать его сознание и сердце, через это в него войдут блуд, гнев, сребролюбие и т. д.

Чревоугодие делает человека жестоким и чёрствым. В книге Второзаконие очень ясно описан процесс духовной деградации: «И ел Иаков, и утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего» (Втор 32:15). Т. е. чревоугодие привело сначала к ожесточению, а потом и к отречению от Бога. А в евангельской притче о богаче и Лазаре сказано, что: «Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно» (Лк.16:19). Каждодневные вечеринки и пиры богача довели его до того, что он просто не смог увидеть голодного Лазаря у своих ворот, т. е. духовно отупел, ослеп и оглох. Потому Христос предупреждает: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими» (Лк 21:34). Исходя из этого, можно сказать, что основная задача поста — сокрушить сердце и сделать его видящим, слышащим и понимающим божественные смыслы.

Христос перед проповедью Евангелия идёт в пустыню поститься, где и начинает соблазнять Его дьявол. Можно сказать, что пост вскрывает невидимую реальность, делая ум человека утончённым, а сердце более восприимчивым к миру невидимому. Первый соблазн от диавола касается именно чревоугодия: «если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами» (Мф 4:3). Иными словами он предлагает прекратить пост и обожраться. Лучше сказать, что он предлагает веру в то, что в жизни человека нет ничего важнее еды. На что диавол слышит от Иисуса такие слова: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф 4:4). Преодолев это искушение, далее начинаются другие соблазны: богатства и славы, которым тоже нужно научиться говорить «нет». Но первое аскетическое упражнение всё-таки воздержание от пищи.

Стоит также отметить, что проповедь об Иисусе как Мессии поручается постнику Иоанну Предтече. Именно ему открывается Таинство боговоплощения. Постническое житие Иоанна Крестителя — это одно из средств для подготовки восприятия божественного откровения. В целом нужно сказать, что практически любая традиционная религия знает о духовной пользе поста, ну, кроме Протестантизма, который в целом и убил всю аскетическую культуру своим примитивным мышлением.

Теперь скажу о мистической сущности пищи. Нужно понять, что мы живём в культуре, в которой трапеза лишилась всякой сакрализации. Человек — это просто машина, а кафешки и фастфуды — это просто заправочные станции, да и в целом еда стала обычным «бензином» для организма. «Жить, чтобы есть и есть, чтобы жить» — примерно такой лозунг присутствует в нашем сознании. Именно поэтому вопрос: «Какая Богу разница, что я ем?» — мог задать только человек современной культуры, непонимающий метафизики питания. Но так было не всегда.

Любая культура содержит огромное количество правил, традиций и табу, связанных с приёмом пищи. Например, на востоке ты не мог убить человека, с которым ты вместе ел хлеб, поскольку совместная трапеза сделала вас условными братьями. Когда известный психолог Джордан Питерсон говорит, что мы вообще не знаем, что такое еда, подразумевая её метафизическую сущность, то я думаю, что он прав. Теперь о библейской трапезе.

Ветхозаветная традиция очень серьёзно относится, как к тому что ты ешь, так и к тому, как и с кем ты ешь. Главный иудейский праздник Песах — это жертвоприношение, трапеза и воспоминание того, как Бог спас народ от египетского рабства. Так организован религиозный праздник, питающий весь состав человека, т. е. тело, разум и душу. Бог — главный участник этого праздника. Земное и небесное должны встретиться, что и составляет суть праздника.

Отец Александр Шмеман пишет:

«Человек есть то, что он ест» — провозгласив это, немецкий философ-материалист Фейербах был убежден, что этим утверждением он положил конец всем «идеалистическим» рассуждениям о природе человека. На самом деле, однако, сам того не подозревая, он выразил самую что ни на есть религиозную идею человека.

Христос, проповедуя Таинство Царства Небесного, часто прибегал к образу пира, как выражению максимального единения и радости людей между собой. Ну и самое сложное для сознания Таинство Евхаристии говорит о том, что Бог не только Тот, с кем едят, но и Тот, Кого едят. Иными словами, Бог стал пищей для человека. «Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин 6:53). В древней Церкви пока человек не входил в сознательную духовную жизнь, ему не объясняли и не говорили об этом Таинстве. Оно просто не может быть понято не подготовленным умом, требуется подвиг очищения, который включал в себя пост.

Христианство — это трапеза Господня, в которой Бог Тот, Кто приносит в Жертву, Сам становится Жертвой и Тот, Кто принимает эту Жертву. В основе такого священнодействия лежит только Любовь к человеку и ничего больше этого. Хочешь стать участником божественной жизни — причащайся, приготовляя свой ум и сердце для богообщения, идя путём заповедей Господних. Какой смысл поста в этой концепции?

В Литургическом круге есть многодневные и однодневные посты. Большие праздники, например Пасха или Рождество Христово, предваряются многодневным постом. Пост мыслится как путь и подготовка к определённому важному событию, которое как духовный архетип вновь входит в нашу реальность из года в год. Пост вообще имеет целью включить нас в библейскую историю. Например, мы постимся в среду, вспоминая предательство Иуды, постимся в пятницу, вспоминая Распятие Христа. Эти события должны не просто вспоминаться в уме, но проживаться в сердце, через изменение пищевого рациона как память о Боге, таким образом весь человек включается в библейскую историю, а не только воображение.

Апостол Павел очень много писал о пище в контексте полемики с иудеями. Т. е. он спорил не о посте, а о ветхозаветной норме ритуальной чистоты/нечистоты, которая с приходом Христа была отменена, как изжившая себя подготовительная педагогическая практика. Апостол Павел и сам постился: «Когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их» (Деян 13:2).

Читайте также:

«Пост — не про курицу, а про любовь». Чем опасен этот лозунг?

Да, и ещё! Обратная сторона всеядности и обжорства может выступать, как зацикленность на здоровой пище: вегетарианство, фрукторианство и прочее. Мировоззренческий концепт этих парадигм один и тот же, как выразил его апостол Павел: «их бог — чрево… они мыслят о земном» (Флп 3:19) Неразборчивость в пище или наоборот бесконечная разборчивость — «две стороны одной медали». Поскольку в эти практики не включены духовные цели и сам Бог, то они чаще всего разжигают гордыню и ненависть. Упаси нас, Господи, от этих учений и практик!

У некоторых святых отцов есть мысль, что если человек не молится перед едой и после, то это уже признак чревоугодия, поскольку освящение пищи — это желание сделать Бога участником трапезы, а значит и своей жизни. Как говорит Соломон: «Не во власти человека и то благо, чтобы есть и пить и услаждать душу свою от труда своего. Я увидел, что и это — от руки Божией» (Еккл 2:24).

Подводя итог, хочется сказать, что в комментарии: «Да какая разница Богу, ем я творог со сметаной в постные дни или не ем?!» лежит с одной стороны непонимание духовной жизни как практики богопознания через самопознание, а также профанация библейских событий, которые просто не имеют смысловой ценности для этого человека. Ну, и главным аспектом духовной жизни является послушание Церкви и доверие опыту святых, естественно с рассудительностью. Как говорил святой Косма Этолийский:

«Да будет препрославлен Бог, даровавший нам три способа борьбы с диаволом: исповедь, пост и молитву».

Понятно, что тем, кто имеет проблемы со здоровьем и есть противопоказания врача, сама болезнь уже вменяется в пост, поскольку смиряет человека. Ведь пост должен привести к смирению, мягкости и добросердечности. Аминь!

3
26
Сохранить
Поделиться: