75 лет МГИМО: есть что вспомнить

В этом году отмечает 75-летие один из самых известных вузов России. В истории «Фомы» очень многое связано с МГИМО: имена его преподавателей и выпускников можно найти как среди авторов, так и среди героев журнала. «Какое у Вас самое дорогое воспоминание об университете?» — такой вопрос мы задали тем людям из МГИМО, которые входят в редакционный совет «Фомы».

Алексей Шестопал, профессор кафедры философии МГИМО

«Любовь к МГИМО и любовь к Церкви соединились»

75 лет МГИМО: есть что вспомнить

Среди самых дорогих воспоминаний об университете — встреча со Святейшим Патриархом Алексием II, когда он благословил группу мгимовцев во главе с ректором, Анатолием Васильевичем Торкуновым, на создание при МГИМО Патриаршего подворья в честь святого благоверного князя Александра Невского.

Это было в 2005 году. Патриарх тогда принял у себя ректора и членов инициативной группы. Эту группу представляли два человека старшего поколения — профессор Алексей Михайлович Салмин и я, и два человека младшего поколения — Владимир Романович Легойда и Юрий Рябых, ныне архимандрит Филипп, настоятель храма Всех святых в Страсбурге.

Когда с МГИМО связано почти 60 лет жизни, назвать какое-то одно важное событие очень сложно, но если взвесить их на весах памяти, то это будет самым дорогим. В этой встрече соединились любовь к МГИМО, к альма-матер, и любовь к Церкви. Соединение этих двух потоков для меня имело очень большое значение. Эта встреча символизировала также соработничество науки и религии, знания и веры, что для меня, как для философа, составляет основу моей профессиональной деятельности.

Ярослав Скворцов, декан факультета Международной журналистики МГИМО

«Мы были свидетелями настоящего чуда»

75 лет МГИМО: есть что вспомнить

В памяти всплыло много приятных воспоминаний, но мне сложно определить какое-то одно: в МГИМО я учился, а последние 19 лет работаю. И все же самое яркое связано с событием, которое случилось почти пять лет назад.

Это день, когда Патриарх Кирилл совершил чин великого освящения нашего храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО. Для меня это было настоящим чудом — помню то чувство бесконечной радости, которое переполняло меня. Я видел рядом лица моих коллег, моих студентов, знакомых и даже тех, кого, если честно, я совершенно не ожидал увидеть в храме, — и душа пела.

Идея приписного университетского храма при МГИМО родилась уже более 10 лет назад, но многие считали, что она неосуществима по ряду причин. Однако были те люди, кто считал строительство храма своим долгом, в том числе и перед альма-матер. Для нас было важно сделать это на нашем веку — и в 2016 году храм наконец освятили.

75 лет МГИМО: есть что вспомнить

В тот момент я осознавал, что с Божьей помощью нам довелось оставить след в истории МГИМО. Сколько бы еще лет ни прошло, я уверен, храм будет стоять. Он нужен нам, нужен университету. И то, что в этом есть маленькая толика моего труда, — огромная радость и большая честь.

Юрий Вяземский, писатель, заведующий кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО, автор и ведущий программы «Умники и умницы»

Он сказал: «У вас же первый экзамен? Давайте я поставлю вам пятерку»

75 лет МГИМО: есть что вспомнить

Рассказывать о самом дорогом воспоминании, связанном с МГИМО, — это всё равно что пересказывать всю свою жизнь. Для меня самое интересное — как так получилось, что вот уже более пятидесяти лет я связан с этим институтом, при том что мне всегда казалось, что я — не из этой оперы, что я тут чужой. А жизнь мне показывала, что — не чужой, а, может быть, как раз тот самый, который и нужен…

Я вообще не должен был бы оказаться в МГИМО, учитывая мои творческие наклонности — и интерес к писательству, и увлечение актерством… Все школьные годы я мечтал стать актером, только все не мог решить, каким: то ли балетным, то ли оперным, то ли драматическим. А в десятом классе один мой очень хороший друг сказал мне: «Юрка, не валяй дурака, какое актерство? Будем с тобой вместе поступать в МГИМО».

Его тоже звали Юрой. Так получилось, что в середине того же года он трагически погиб… И мне как будто какой-то голос сказал: «Он очень хотел пойти в МГИМО, но у него не получилось — пойдешь ты». И я отправился сдавать экзамены — совершенно не надеясь, что поступлю. Но это была судьба, Божий Промысл. Чем дольше я живу, тем больше в этом убеждаюсь!

У меня практически не было шансов поступить, потому что я поздно вступил в комсомол. В те времена, чтобы поступить в институт, обязательно надо было иметь комсомольский стаж в два года. У меня этого стажа не было, и поначалу у меня даже документы не приняли. Но нашелся человек, который занимал высокий пост в Министерстве иностранных дел и хорошо меня знал. Он за меня походатайствовал, и мне — в порядке исключения! — разрешили подать документы.

Первый экзамен был по истории, и женщина, которая этот экзамен принимала, откровенно меня «сыпала». А чтобы поступить, из двадцати возможных «очков» необходимо было набрать все двадцать, то есть получить пятерки по всем четырем экзаменам. Одна четверка — и всё, пиши пропало! Но мою экзаменаторшу неожиданно позвали к телефону. И вместо нее за стол сел немного картавящий человек (кстати, я тоже картавил до двадцати четырех лет), которого звали Ярослав Михайлович Шавров. Я стал отвечать ему — и, видимо, чем-то ему понравился. Он сказал: «У вас же первый экзамен? Давайте я поставлю вам пятерку». Как раз в то время Ярослав Михайлович набирал студентов на свой факультет международной журналистики, и, поставив мне пятерку, как бы благословил меня на весь дальнейший путь. Я поступил.

Сначала я учился хорошо, потом женился — и стал учиться плохо. Дошло до того, что меня должны были исключить, потому что по двум языкам у меня ожидались двойки. Но потом тот самый декан Ярослав Михайлович разрешил мне сдать те два языка, которые я знал, английский и шведский, — и этим меня спас.

И дальше тоже были сложности, но МГИМО всегда крепко держал меня. Наш выпуск состоялся в 1973 году, а год спустя я на спор со своим товарищем поступил в Щукинское театральное училище — мог бы уйти, наверное, и стать актером. Но в это время я уже поступил в аспирантуру МГИМО — и остался в институте. Случалось, я рвался куда-то уйти, но институт меня не отпускал. Как поется в гимне МГИМО: «Это наше клеймо, и другого вовеки не нужно».

Помню один интересный эпизод — это случилось, когда я учился на первом курсе. Я, в то время совсем не походивший на мгимошника, встретил двух людей со второго курса, которые как раз были очень похожи на студентов МГИМО: и одеты были как положено, и галстуки носили, и выглядели прилично, и лица у них были светлые, и атташе-кейсы в руках (они как раз входили в моду). Эти ребята взялись рассматривать меня и обсуждать, в точности как те двое собеседников в «Мертвых душах» Гоголя, которые спорили: доедет колесо до Москвы или нет. «Вон тот странный человек — судя по всему первокурсник, — говорил один, Сережа. — Не думаю, что он до второго курса дотянет». А второй, Толя, отвечал: «Если ему подсказать, что в таком виде ходить в институт не надо, если приодеть его — то, глядишь, и освоится».

Один из ребят был будущий ректор МГИМО Анатолий Торкунов. А другой — нынешний министр иностранных дел Сергей Лавров.

Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО

«Я вижу настоящую палитру христианского мира»

75 лет МГИМО: есть что вспомнить

Моя первая встреча с духовной жизнью МГИМО состоялась задолго до моего совершеннолетия. Тогда я прочитал книгу «Сорок сороков» о храмах Москвы и московской области. Ее написал Петр Паламарчук — выпускник МГИМО, известный среди историков и краеведов.

В 1999 году я познакомился с преподавателем МГИМО и главным редактором журнала «Фома» Владимиром Романовичем Легойдой. Так моя связь с университетом стала более тесной. Тогда журнал был еще очень молодым, но уже не из робкого десятка. И именно «Фома» связал меня с удивительным духовным миром МГИМО.

Здесь, в первую очередь, я бы хотел отметить Ярослава Львовича Скворцова. Он перевернул мой взгляд на структуру взаимоотношений студента и преподавателя. Я вижу, как он общается с окружающими, и мне хочется верить, что я тоже так когда-то смогу общаться с другими людьми. Как мне кажется, его любовь к людям объясняется его любовью ко Христу, которая очень многое может изменить.

Такие люди, как он, как ректор института Анатолий Васильевич Торкунов, дают мне надежду, что наши будущие дипломаты и все, кто выпускается из стен МГИМО, проникнутся тем нравственно-христианским духом, к которому стремятся их учителя.

Но особенно дороги сердцу моменты встречи со студентами — неважно, в стенах МГИМО или в храме. Ребята составляют целую палитру христианского мира: они приезжают сюда из Сербии, Приморья, Вьетнама, Подмосковья — со всех концов света. Несмотря на то, что у них разные традиции, всех их объединяет любовь ко Христу. В них я вижу доказательство слов апостола Павла о том, что Христос один и всегда Тот же — везде и во все времена.

Подготовили Анастасия Бавинова, Игорь Цуканов

Читайте также:

Фото на заставке: Victoria 959, wikipedia.org

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *