ПРАВОСЛАВИЕ ЗА ВЕЛИКОЙ СТЕНОЙ

В таежной глуши на берегу реки Амур стояла русская приграничная крепость Албазин. Много раз ее безуспешно осаждали войска китайского императора, прежде чем Албазинское воеводство было упразднено, а сама крепость разобрана русскими казаками. Во время одной из осад китайцы пленили большое количество "краснобородых варваров" и предложили им принять подданство владыки Поднебесной*. Албазинцы отказались. Владыка же не прогневался и не казнил пленников, а повелел пригнать их в Пекин, дабы собственными глазами взглянуть на сих храбрецов…

Правда это или небыль, а в 1685 году более ста казаков-албазинцев были зачислены в императорскую гвардию в качестве "русской сотни". Им был выделен участок у северо-восточного угла внешней городской стены, положено неплохое жалование, а в награду император Канси оделил каждого женой из вдов казненных преступников.

Вместе с пленниками в Пекин прибыл священник Максим Леонтьев; на месте бывшей буддийской кумирни основали небольшую часовню, и потянулась более чем трехсотлетняя история Православия в Китае…

Рождались и росли первые православные от русско-китайских браков, старел отец Максим. Сибирские власти неоднократно получали обращения с просьбой прислать в столицу Китая нового священника. Узнав об этом, Петр I, придававший большое значение русско-китайским отношениям, повелел учредить в Пекине Российскую Духовную Миссию и возложить на нее обязанности по духовному окормлению православных, а также по изучению языка, истории и обычаев китайцев.

В 1715 году после изнурительного двухлетнего путешествия первая Миссия прибыла в столицу Поднебесной. Император Канси отнесся к посланцам с почтением — главе Миссии присвоили высокий придворный ранг, а весь ее состав был взят на казенное довольствие. В отличие от европейских христиан, до 1861 г. наши соотечественники не занимались проповедью среди местного населения, за что снискали уважение китайцев; это позволило Миссии на протяжении многих лет выполнять функции дипломатического представительства.

Следует заметить, что Российская Духовная Миссия дала рождение отечественной синологии, столпами которой являются ее знаменитые члены: отец Иакинф (Бичурин), архимандрит Палладий (Кафаров) и многие другие.

Подписание в 1861 году серии Тяньцзиньских трактатов, предоставлявших иностранцам большую свободу, в том числе и в области миссионерства, повлияло на характер деятельности Миссии. Было открыто несколько миссионерских станов в провинции; теперь в православие обращались целыми деревнями. В эти же годы был рукоположен первый священник-китаец; переводились на китайский язык богослужебные тексты.

Есть такое выражение: "Церковь зиждется на крови мучеников". 222 китайца, среди которых были и совсем маленькие дети, отдали свою жизнь за православную веру в 1900 году, когда страну охватило восстание "ихэтуаней", направленное против иностранцев и носившее антихристианский характер. Много погибло и католиков, и протестантов. Европейцы укрылись от погромов в посольствах, их собратьев по вере защитить было некому… Своим невмешательством правительство демонстрировало сочувствие восставшим, что, впрочем, не мешало императрице Циси посылать в осажденный посольский квартал цветы и фрукты. Остановить беспредел "ихэтуаней" смогли только объединившиеся иностранные войска. Так появились первые китайские святые мученики, канонизированные Церковью в 1902 году.

За разоренную Миссию императорское правительство выплатило большие контрибуции. Были восстановлены сожженные храмы, построено много новых, бурно развивалась миссионерская деятельность в отдаленных уголках страны. Православие в Китае переживало расцвет вплоть до 1918 года, когда из России хлынул поток растерянных отчаявшихся беженцев… Миссия вынуждена была заниматься проблемами соотечественников, уделяя все меньше внимания проповеди среди местного населения. Начался так называемый эмигрантский период, который примечателен скорее как факт истории русского, нежели китайского православия.

1949 год. Грянула коммунистическая революция. Новое законодательство запрещало иностранцам всякую миссионерскую деятельность и предписывало передачу управления религиозными организациями китайцам. К тому времени на территории страны находилось 103 храма, прихожанами которых являлись 15 тысяч китайцев. В 1957 году была образована Китайская Автономная Православная Церковь, во главе которой стояли епископы-китайцы.

Очередным периодом гонений, мученичества и исповедничества явились годы "культурной революции".

Разрушались храмы, ссылались верующие, устраивались демонстрации, во время которых священников обряжали в шутовские одежды и вымазывали сажей. Положение православных китайцев было осложнено и конфликтными советско-китайскими отношениями — в глазах соотечественников приверженцы "русской" веры выглядели предателями.

Реформы Дэн Сяопина в начале 80-х несколько ослабили преследования верующих. В 1985 году был вновь открыт храм в Харбине. Несмотря на то, что подавляющее большинство его прихожан — китайцы, службы совершались на славянском языке: китайские богослужебные книги были утеряны. До осени 2000 года Свято-Покровский храм в Харбине был единственным действующим православным храмом на террито рии КНР; в сентябре прошлого года его настоятель, отец Григорий Чжу, скончался.

Последний ныне здравствующий священник-китаец проживает в Пекине. Отец Александр Дэ — прямой потомок албазинцев, несколько десятков которых до сих пор проживают в столице. Все они сохранили веру, смогли тайно окрестить детей и внуков. Отец Александр неоднократно обращался к властям с просьбой открыть храм для православных пекинцев, но всегда получал отказ.

Однако положение Православия в современном Китае не слишком печально. Около трех тысяч верующих проживает в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где за последнее десятилетие было построено три новых храма. По праздникам и в воскресные дни верующие собираются вместе для молитвы. Местные власти объявили Рождество нерабочим днем для православного населения.

Прошедшей зимой совершенно неожиданно была установлена связь с восьмитысячной православной общиной из автономного района Внутренняя Монголия. Правительство на государственные средства отстроило большой храм, который красуется при въезде в город Лабдарин. В храме пока только выбеленные стены — нет ни икон, ни иконостаса, но власти преисполнены желания довести работу до конца.

Неизвестна, правда, дальнейшая судьба этой церкви — обретет ли она священника или ее постигнет участь синьцзянских приходов. Таким же неопределенным остается и будущее Православия в Китае — станет ли оно одной из общепризнанных религий или останется достоянием истории российско-китайских отношений.

К. П.

* Так китайцы издревле называли свою страну — прим.ред.

45 № 2 (12) 2001
рубрика: Архив » 2001 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/45.jpg
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.