ПАПА, НЕ ГОРЮЙ…

Существующие программы поддержки многодетных семей не рассчитаны на рост расходов, который связан с взрослением детей. Многодетным отцам по-прежнему очень трудно заработать, а матери не получают зарплату за свою социально значимую деятельность – воспитание людей. Нужны новые законы, нужны решения правительства о государственной оплате материнского труда по воспитанию, нужны льготные кредиты на приобретение жилья, нужны детские пособия, которые действительно помогали бы растить детей, а не воспринимались бы родителями как насмешка и издевательство, считает отец четверых детей Александр Ткаченко.

Детская неожиданность

Жизнь в нашей стране все время меняется, и что особенно радует – кое в чем меняется к лучшему. Недавно я с приятным удивлением сделал для себя маленькое открытие: в российской прессе все чаще стали появляться публикации, посвященные многодетным семьям. Написаны они, как правило, в восторженно-умилительном тоне и воспринимаются уже почти как рекламные буклеты на тему: “…Рожайте много детей, тогда у вас все будет так же хорошо!”. Интеллигентные и трудолюбивые папа и мама, милые и разносторонне развитые дети, атмосфера уюта, любви и доброжелательности – все это действительно не может вызвать ничего кроме положительных эмоций и оценок. Многодетные родители наконец-то перестали восприниматься обществом как парочка замордованных жизнью супругов-алкоголиков, бедующих в окружении толпы маленьких, грязных и вечно голодных оборванцев. И глупо было бы не радоваться, что этот позорный стереотип меняется на глянец хвалебных статей в православных и светских изданиях.

Тем большей неожиданностью для меня стали слова одного знакомого: “Когда я читаю такие статьи, могу спорить рубль за сто, что речь там идет о семьях, где старшему ребенку не больше тринадцати лет. Настоящие проблемы и беды многодетной семьи начинаются как раз с этого возраста”.

Мой знакомый имеет право на такие суждения – у него самого девять детей, старшим уже за двадцать, он знает, что говорит. Но следующая его фраза меня просто шокировала: “Знаешь, детей в семье, конечно, должно быть много. Но сейчас я точно знаю, что их не должно быть так много…”. Он сказал это очень спокойно, он вообще по натуре спокойный и рассудительный человек. Но за этим спокойствием сквозила грусть и какая-то особенная, многолетняя усталость, с которой он настолько смирился, что уже перестал ее замечать.

Я знаю, он любит своих детей, вместе с ними переживает все их удачи и горести, водит их в турпоходы, учит рукодельничать (у него более двадцати строительных специальностей). И ни на секунду не приходила мне в голову мысль, будто кого-то из ребят он вдруг посчитал обузой и лишним человеком в своем доме. Дело тут совсем в другом. Этот мой знакомый много лет работает на износ, упирается, делает все, что может, и все-таки видит, что не хватает его усилий, что все проблемы своей большой семьи он разгрести просто не в состоянии, как бы ни старался. Его горькие слова, конечно же, минутная слабость. Но ведь не комплексующий же хлюпик их сказал, а справный, крепкий мужик, мастер на все руки, работяга и умница, универсальный специалист, который без работы не оставался даже в самые гнилые перестроечные годы. И уж если доля многодетного отца так умотала даже его, честное слово, есть повод задуматься – почему же так у нас выходит?

Ведь большая семья не просто экстравагантная прихоть родителей, она – основа завтрашнего благосостояния нации. Об этом уже так много сказано и написано, что нет смысла вновь доказывать очевидные вещи. Собственно, нынешняя волна публикаций о многодетных семьях как раз и показывает: наше общество стало наконец осознавать, что без детей у него нет будущего.

Все это так, но нельзя писать только о радостях и победах многодетной семьи. Обязательно нужно говорить и о ее проблемах, особенно о тех, которые сама семья при самом горячем своем желании разрешить не сможет.

После того грустного разговора с приятелем я и решил попытаться рассказать об этих проблемах. И хотя детей у меня не девять, а всего лишь четверо, но трудности и заботы многодетной семьи знакомы мне отнюдь не понаслышке.

Потолок

Любой многодетный родитель знает удивительный закон: с каждым новым ребенком жизнь семьи становится все более благополучной в материальном отношении. Верующие люди объясняют это старой русской пословицей: “Бог дает детей, даст и на детей”. Эта помощь Господа для меня совершенно очевидна: много раз в тяжелые для нас дни, из самых неожиданных источников, от совершенно незнакомых людей, вообще непонятно откуда вдруг появлялись у нас с женой деньги, коляски, детская одежда, продукты.

Но есть здесь еще один фактор, вполне объяснимый с материалистических позиций: с появлением на свет каждого нового ребенка степень ответственности мужчины за благосостояние своих близких возрастает. Растущая семья не дает застыть на диванчике в самодовольной успокоенности – под лежачий камень вода, как известно, не течет. Схема предельно простая: рождается ребенок – начинаешь искать более высокооплачиваемую работу, осваиваешь новые специальности, ищешь приработки. В общем, развиваешь бурную деятельность, и дело двигается – заработок у папы растет, семья начинает жить лучше.

Думаю, многие отцы здесь со мной согласятся. Но есть в этом процессе роста доходов одна печальная особенность – заработок в нашей стране имеет свой потолок. Больше тысячи долларов в месяц заработать практически невозможно. Говорю об этом с полной ответственностью, поскольку сам в эту цифру уперся и лично знаю множество других людей, так и не сумевших преодолеть этот тысячедолларовый рубеж. Исключение составляют, наверное, лишь менеджеры среднего и высшего звена в преуспевающих столичных компаниях. Конечно, можно еще заняться предпринимательством, там крутятся уже совсем другие суммы. Только к этому далеко не все мужчины готовы, даже самые трудолюбивые и ответственные. Тот, кто привык работать своими руками, редко оказывается способен организовать бизнес или торговать. Менталитет другой. Это как с музыкой или живописью – у одних есть способности, другим – хоть кол на голове теши.

Так что – тысяча долларов в месяц, ну, может, чуть больше, и это еще в лучшем случае… А теперь давайте посмотрим, что же могло так напрячь моего знакомого, когда его дети стали взрослеть.

Кто первым встал, того и тапки…

Расходы многодетной семьи можно долго перечислять и раскладывать по полочкам, но это скучно и неинтересно. Чтобы составить о них некоторое представление, любому желающему достаточно просто прикинуть – сколько денег уходит на подготовку одного школьника к новому учебному году? Нормально уходит. А теперь умножьте эту сумму на три, на четыре, на пять… И это только один пример. Да что говорить о подробностях – ведь есть у нас прожиточный минимум, официально определенный государством. Так вот, с моими четырьмя детьми у меня получается заработать на каждого члена моей семьи лишь этот самый минимум. А если детей больше? Если пятеро, шестеро, девять или двенадцать? Представьте – человек пашет, не разгибаясь, и не может обеспечить своим близким даже минимального прожиточного уровня. Есть от чего затосковать.

Маленькие дети донашивают за старшими их вещи, дотаптывают обувь из секонд-хенда, могут играть в старые игрушки и не особенно всем этим тяготиться. Но для подростка прийти в школу в поношенной одежде – трагедия. Конечно, дети в больших семьях прекрасно осознают трудности родителей и не капризничают, не ставят ультиматумов типа: “…А быстрее купите мне вон ту моднючую косуху, или я знать вас не желаю, ваще!”. Дети наши хорошие и умные, они все понимают. Но это не повод для того, чтобы держать их в черном теле. Я глубоко убежден, что после тринадцати ребенок обязательно должен быть хорошо одет, у него должен быть велосипед, мобильник, компьютер…

Поверьте, я сейчас не пишу здесь апологию вещизму и мещанству. Мне самому всегда было глубоко плевать, как я одет и что об этом думают окружающие, я до сих пор зимой и летом хожу в рваных джинсах и ничуть по этому поводу не комплексую. В моей системе ценностей общепринятые атрибуты материального благополучия не то чтобы всегда были на последнем месте – их там вообще никогда не было. Возможно, это стремление не быть “как все” в свое время и стало одной из причин моего прихода в Церковь. Но это был – мой выбор, это – я решил жить вот так, не в ногу со строем. А у моих подрастающих детей выбор должен быть свой. Свободный и обусловленный внутренней убежденностью в своей правоте, а не навязанный обстоятельствами. И как отец я просто обязан предоставить им возможность такого выбора. Подросток, оказавшийся среди ровесников белой вороной лишь потому, что родители не смогли обеспечить его необходимыми в его возрасте вещами, обязательно будет страдать. И никакие занятия музыкой, живописью и спортом (которые, кстати, тоже требуют ой каких расходов!) это ощущение своей ущербности в среде сверстников ему не компенсируют, не та нынче эпоха на дворе.

Тут папа еще может как-то напрячься, исхитриться, найти выгодную халтуру и помочь своему подрастающему любимому чаду. Но в этот же период ребенок начинает осознавать, что ему необходим свой собственный угол в родном доме. Своя комната, а не “этаж” на двухъярусной кровати. И вот здесь возможности отца рушатся уже окончательно, решительно и с треском. Это ведь не пустая детская прихоть. Санитарные нормы предполагают, кажется, 20 кв. м. жилой площади на каждого проживающего в квартире. Семьи из двенадцати человек у нас в стране не такая уж редкость, пусть и нечасто, но встречаются. Но вот чтобы такая семья жила в 240-метровой квартире – это уже из разряда ненаучной фантастики. И ничего тут папа изменить уже не в силах, хоть пополам себя разорви.

Помню чудесную статью в “Нескучном саде” о семье, в которой девять детей. Мне очень понравился заголовок: “Кто первым встал, того и тапки”. Такой милый репортаж из дома, где взрослые и дети живут в тесноте, да не в обиде. Все там было, как и во многих публикациях подобного рода: и невинные детские шалости, и авторитет отца, водителя “Газели”, и замечательно добрая мамочка, и общая атмосфера добра и согласия. Но был один поразивший меня факт, который в статье едва упомянули: у папы была сломана нога, и лишь поэтому журналисты застали его дома, в кругу семьи. Ему задавали вопросы, он чего-то там рассказывал, а я думал: “Господи! Девять детей, работает на “Газели”, ну сколько он там зарабатывает… Так еще и ногу поломал! Больничный наверняка не оплачивается, в заначку с такой оравой ничего не отложишь. Значит, лезть мужику в долги. И дай Боже, чтобы было у кого занять”.

Против течения

Многодетная семья не просто ячейка общества. Это – целое мировоззрение, формирующее особый уклад, если хотите – стиль жизни. В нем есть и свои недостатки, и безусловные достоинства. Но меня всегда поражало, насколько же этот стиль не принимается окружающими, какое мощное сопротивление социальной среды приходится преодолевать молодым людям, создающим большую семью. Это сопротивление тихое и почти неосознанное, сродни легкому, но плотному течению воды в реке, когда идешь ему навстречу. Мы с женой ощущали его на всех этапах нашей совместной жизни.

…Сообщение об очередной беременности вместо радости приводило наших родителей и ближайших родственников в состояние, близкое к тихой панике.

В женской консультации врач каждый раз долго и убедительно объясняла моей жене, почему ни в коем случае нельзя рожать еще одного ребенка. У дверей в кабинет висел стенд “Молодой матери на заметку”, с красноречивой эмблемой: симпатичный аист печально клюет цепь, которой он прикован за лапу к здоровенной гире. Стенд целиком был посвящен различным способам контрацепции.

– Алло, это детское? У меня мальчик кашляет, вы не могли бы приехать, посмотреть?

– А температура есть?

– Нет пока, слава Богу.

– Приходите на прием.

– Знаете, у меня еще двое маленьких, их не с кем оставить. Может, все-таки приедете?

– По вызовам – только к больным с температурой.

На улице зима, метет снег. Жена с кашляющим ребенком и двумя закутанными малышами на саночках плетется через весь город в больницу. В результате – кашлять начинают все четверо.

…В школе родители собирают деньги: на подарки классному руководителю ко дню рождения, ко Дню учителя, на ремонт класса и всякие другие нужные общественные дела. Обсуждают сумму, которая каждому будет по силам. Слушаю молча и грустно улыбаюсь. У меня трое школьников в семье. И любая сумма, признанная на собрании приемлемой, для меня автоматически умножается на три. А через два года еще и дочка пойдет в школу. Нет, я, конечно же, как и все – даю деньги, и даже не завожу разговоров на эту тему. А зачем? Городок у нас маленький, все друг друга знают, все и так в курсе дела. Но даже мысли не возникает ни у родителей, ни у учителей о том, что у четверых учеников их школы всего лишь один папа. И зарплата у него тоже одна.

Многодетных родителей сегодня, действительно, перестали воспринимать как бомжевато-цыганистых типчиков. Но стоит нам только упомянуть где-нибудь о своих трудностях, как сразу во взглядах и интонациях чиновных собеседников начинает сквозить старый мотив: “Наплодили нищету, теперь жалуетесь?”. Десять лет назад такое могли сказать в лицо. Жизнь, безусловно, меняется к лучшему…

Общая беда

Главная трудность многодетной семьи – в том, что в обществе она не воспринимается как традиционная форма. И сложилось это отношение не сегодня и не вчера. Еще в советские времена в силу разных причин сформировался у нас такой тип семейных отношений, когда развод перестал восприниматься как трагедия, словосочетание “мать-одиночка” стало привычным и мало у кого вызывало сочувствие, один ребенок в семье стал считаться нормой, а два – чуть ли не подвигом.

В девяностые годы нашу страну захлестнула волна детской беспризорности. Меня тогда потрясла очевидная мысль: а ведь это дети моего поколения. Это именно мои ровесники бросили своих детей на произвол судьбы или создали им дома такие невыносимые условия, что жизнь на вокзалах и в колодцах теплотрасс оказалась для них более предпочтительной. И все мы – и многодетные родители, и те, кто родил и воспитывает одного ребенка, и те, чьи дети попрошайничают сегодня в подземных переходах, – все мы родом из тех, советских времен. И несмотря на такие разные биографии, нас всех объединяет одна общая проблема.

Беда в том, что нет у нас сегодня устоявшихся традиций большой семьи, нет преемственности поколений родителей, у которых была бы ясная и спокойная уверенность в том, что рожать и воспитывать много детей – это не подвиг и не извращение, что это – абсолютно нормально. Очень многие из сегодняшних многодетных родителей выросли в неполных семьях или были у мамы и папы единственным ребенком. Никакого опыта, знаний или просто представления о том, как нужно жить большой семьей, мы из своего детства не вынесли – нечего оттуда было выносить. Многодетные родители строят сегодня свою большую семью не на оставленном старшим поколением фундаменте, а на его обломках и руинах.

Может, поэтому мы часто ошибаемся, в чем-то ведем себя неправильно, неумело, и за это нас, наверное, можно справедливо упрекать и критиковать. Но в любом важном деле всегда кто-то должен быть первым, кто-то должен принять на себя груз ошибок и неудач, которые в такой ситуации просто неизбежны.

…Я никогда не жалел о том, что стал многодетным папой. Материальные трудности, жилищные проблемы, непонимание окружающих – все это мелочь по сравнению с тем драгоценным капиталом, который вручил мне Господь! Где бы я ни был, как бы тяжело ни приходилось, я всегда знаю: на свете есть четыре маленьких сердца, для которых я – самый дорогой и любимый человек в этом огромном мире. Есть четыре пары сверкающих глаз, которые вспыхивают радостью, когда я возвращаюсь с работы домой. Четыре человечка растут, с самого рождения впитывая в сердца главный принцип многодетной семьи: жить не для себя, а для тех, кого любишь. И это – мои дети! Такое счастье не купишь за все драгоценности мира.

Я – христианин, и никогда не считал материальные блага высшей ценностью для себя и для моих близких. Свою земную жизнь я рассматриваю лишь как средство для наследования Жизни Вечной и буду счастлив, если мои дети, взрослея и входя в этот большой и сложный мир, сохранят и приумножат в своих сердцах те ростки христианской веры, которые мы с женой стараемся им привить сейчас.

Я очень надеюсь, что смыслом их жизни станет не сытое и самодовольное жлобство, а любовь к Богу и ближнему, чистота дел и помыслов, неравнодушие к чужой беде.

Большая семья, прежде всего – школа любви, об этом, конечно же, нужно писать и говорить, потому что это правда.

Но правда еще и в том, что подавляющее большинство многодетных семей живет сегодня на пределе своих сил и возможностей и остро нуждается в поддержке общества и государства. Как моральной, так и материальной. И одних умильных восторгов по поводу красоты человеческих отношений в многодетной семье тут мало.

Нужны законы, нужны решения правительства о государственной оплате материнского труда по воспитанию детей, нужны льготные кредиты на приобретение жилья, нужны детские пособия, которые действительно помогали бы растить детей, а не воспринимались родителями как насмешка и издевательство.

Пока же, к сожалению, даже принятые недавно Государственной Думой законы мало что меняют в жизни многодетной семьи. Потому что направлены они на поддержку тех, кто еще только собирается родить второго, третьего и т. д. ребенка. Об уже существующих многодетных семьях, похоже, в очередной раз забыли…

Мы, конечно же, вырастим своих ребят и без этой помощи. Бог дал детей, Бог даст и на детей. Я твердо в это верю и много раз убеждался в этом на практике. Но слишком уж часто незваным гостем приходит сегодня на ум многодетному отцу совсем другая русская прибаутка: “Дети, мои дети… Куда мне вас дети? Где вас посадити? Чем вас накормити?”.

Господь нас хранит и питает, но порой возникает ощущение, что никому, кроме Него, многодетные семьи в нашей стране просто не нужны.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.