О ПЛОХИХ РЕЛИГИОЗНЫХ ЛЮДЯХ

Недавно появился русский перевод книги американского журналиста Уильяма Лобделла «Теряя веру: как я утратил веру, делая репортажи о религиозной жизни». Книга интересна во многих отношениях. Лобделла нельзя поставить в ряд  с популярными антирелигиозными агитаторами; он гораздо более серьезный и глубокий автор.   Вероятно, сказывается опыт профессиональной журналисткой работы. Лобделл поднимает ряд очень важных вопросов — которые нам стоит рассмотреть. Один из этих вопросов — о плохих религиозных людях, в которых журналист видит главную причину своего отпадения от веры.

Он пишет о вопиющих случаях с католическими священниками-педофилами — и то, что эти случаи происходили десятилетия назад, так что теперь жертвам сильно за сорок, не делает их менее вопиющими. О том, что начальствующие придерживались политики “невынесения сора из избы”, что позволяло негодяям причинить больше вреда, чем они могли бы, если бы их сразу сдали куда следует. О протестантских телепроповедниках, которые возвещают “теологию процветания” — пожертвуйте все ваши деньги им, в знак вашей веры и твердого упования на Бога, и Бог “благословит” Вас исцелением от всех болезней и кучей денег. Многие люди отдают последнее, или даже “в знак веры” отказываются от необходимых медицинских процедур, и ожидают обещанных “благословений” — увы, тщетно. Между тем телепроповедники на их деньги живут в роскоши и разврате, время от времени попадая в публичные скандалы.

Что же, “плохие религиозные люди” — самый популярный аргумент против Церкви и веры в Бога вообще, и нам следует рассмотреть его подробнее. Лобделл пишет на западном материале, но нам не стоит этим утешаться — дурные религиозные люди есть везде.

Конечно, в скандальных газетных публикациях бывает много и просто вранья. Но бывают и настоящие злодеи. Почему я так уверен? Потому что об этом сказано в Евангелии: “Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие. (Матф.7:22,23)”. Люди, о которых идет речь, были, по имени и наружности, христианами. Более того, весьма активными и заметными христианами. Они пророчествовали от имени Христа, они изгоняли бесов, они даже творили чудеса — но Господь говорит, что все это время они были чужды Ему. Он никогда не знал их.

Как нам реагировать на этих людей? Лобделл описывает две реакции — он сам отошел от веры во Христа. Но он достаточно честен, чтобы указать и примеры другого выбора: люди, которые прилагают огромные усилия, чтобы вывести фальшивых проповедников на чистую воду — сами верующие, которые действуют исходя из своей преданности Господу. Многие из тех, кто пострадал от дурных религиозных людей, сохраняют веру. Они не менее возмущены беззаконием, чем Лобделл; в отличие от него, многие из них пострадали лично. Но они остались со Христом. Почему? Потому что таков был их личный выбор. Кто в этой ситуации выбрал неправильно? Давайте попробуем разобраться.

Реальность выбора

Мы сами решаем, верить нам во Христа или нет. Говорить, что «люди, которые называли себя христианами, изгнали меня из веры, которую я любил», как пишет Лобделл, значит заниматься самообманом. Можно сказать «я принял решение покинуть веру (или отказался уверовать) по таким-то причинам», а потом рассматривать причины этого поступка. Кто-то сочтет их уважительными, кто-то — нет. Но идею, что  наши решения за нас принимает кто-то другой, придется отложить в сторону при любом серьезном разговоре. Если Вы приняли правильное решение — зачем же списывать его на других? Если же Вы — просто щепка в водовороте, и Ваши решения определяются не Вами, а какими внешними силами, то нам бессмысленно что-либо обсуждать. Обсуждать причины наших решений, в частности, то, как на них влияют плохие религиозные люди — можно только в том случае, если решения принимаем мы сами.

Риторический прием «от гадов»

Как-то я у себя в интернет-блоге хорошо отозвался о нашей консьержке узбечке. Один из комментаторов горько укорил меня в том, что я похваляю узбечку в годовщину громкого преступления совершенного неким узбеком. Это было действительно чудовищное, возмутительное преступление; и, очевидно, от меня ожидалось, что я переадресую гнев, вызванный этим злодеянием, по ассоциации, другому человеку — невиновному, консьержке в своем подъезде. То, что я не переадресовывал этот гнев, ставилось мне в упрек.

Риторический прием “от гадов”  достаточно прост. Во-первых, вызовите праведный гнев, во-вторых, переадресуйте его по ассоциации на кого-то другого. Ничего специфически антирелигиозного в нем нет, он анти-какой-угодно, его можно употребить против любой наугад взятой группы людей — узбеков, полиции, тренеров, евреев, учителей, врачей, русских, американцев или велосипедистов (Вы знаете, что Гитлер в Первую Мировую Войну был курьером и ездил на велосипеде? Велосипедисты — они такие!)

Слабость этого приема в том, что он носит откровенно манипулятивный  характер — Вас не пытаются аргументированно убедить, что консьержка — злодейка; Вас склоняют возненавидеть ее на волне эмоций, вызванных преступлением совершенно другого человека. 

Другая его слабость в том, что может показаться его силой — в универсальности. Среди любой группы людей — врачей, учителей, ученых, кого угодно — можно за минуту накопать два ведра отборных гадов. Врачи ставили опыты над заключенными, учителя били учеников линейками, ученые вообще сожгли Хиросиму. Ненавидите ли Вы физиков как ненавижу их я? Нет? Тогда Вы очень, очень плохой человек, которому нет дела до страшной смерти детей Хиросимы.

В том, чтобы становиться жертвой манипуляций — националистических, антинаучных, антирелигиозных, каких угодно — есть определенный элемент уступки, согласия — «я сам обманываться рад», и нам надо решить, рады ли мы обманываться. Человеку, который возжег в себе праведный гнев по поводу чьих-то действительно злых дел, а потом переадресовал его другим людям, которые неприятны ему по другим причинам, легко почувствовать себя правым. Вопрос в том, хотим ли мы чувствовать себя правыми или быть правыми. Можно обратиться к приему «от гадов», чтобы подавить свои сомнения — можно просто тщательно рассмотреть эти сомнения, чтобы выяснить, насколько они обоснованы. Этим мы сейчас и займемся.

Основания для выбора

Лобделл — и это служит к его чести — упоминает и неких хороших и честных верующих людей, которыми он даже восхищается. Он упоминает, что среди католических священников большинство вовсе не совершает никаких преступлений; что таких телепроповедников, как, например, Билли Грэм, упрекнуть не в чем, разве что в том, что сама их вера в Бога (с точки зрения Лобделла) — ошибочна. Он тепло отзывается о пасторе общины, к которой принадлежал до того, как ушел от веры окончательно. Но тогда почему же он принимает решение, ориентируясь именно на плохих людей? Эти люди составляют большинство? Нет, и он не пытается делать вид, что это так. Он признает, что его опыт сформирован тем, что он, как журналист, расследовал именно случаи злоупотреблений — точно также, как следователь расследует убийства. Обычный горожанин (не следователь) может никогда в жизни не встречаться с убийцами; обычный член религиозной общины — никогда не видеть религиозных гадов о которых пишет Лобделл. Эти люди предлагаются своими общинами в качестве образца для подражания, их поведение одобряют? Да ни в коем случае. На каком же основании для вынесения решения о вере в Бога надо брать именно их? Почему на виноградной грозди надо отыскивать именно гнилую ягоду?

Боюсь, что я понимаю, на каком. Негодяи и их негодяйства заставляют нас чувствовать себя плохо относительно мира, в котором мы живем и в котором творятся такие ужасные вещи. Но они помогают нам чувствовать себя хорошо относительно нас самих — мы-то на этом фоне обоснованно видим себя хорошими людьми, праведниками, исполненными справедливого возмущения, негодующими истцами — и ни в коем случае не подсудимыми. Обычные люди нам такого хорошего самочувствия не дарят. С действительно хорошими людьми дело обстоит еще хуже — мы понимаем, что на их фоне мы выглядим откровенно неважно. Мы чувствуем себя под судом — почему мы не стали такими как они? Что нам мешало? Да ничего, мы просто не захотели. Не грешники, а праведники заставляют нас чувствовать себя неловко.

Как мы можем реагировать на эту неловкость? Здесь мы оказываемся перед развилкой; нам приходится решать, чего мы хотим. Мы можем захотеть исправиться, перемениться, встать на путь нравственного роста — и тогда мы будем искать хорошие примеры. Мы будем искать общения с праведными людьми, мы будем читать о тех, с кем лично (по крайне мере, на земле) уже не сможем встретиться. Нас будут интересовать хорошие люди, чтобы подражать им. Но мы можем выбрать другой путь — давить в себе всякое чувство, что с нами что-то не в порядке и нам надо измениться. И тут нам остро понадобятся гады — и мы будем их выискивать. Отыскать их можно; они есть. Вопрос в том, хотим ли мы принимать жизненно важные решения исходя именно «из гадов».

Не будьте нерассудительны

Вернемся к словам Евангелия, упомянутым вначале статьи — некоторых из людей, выступающих в роли духовных лидеров, Господь никогда не знал. Новый Завет полон предостережений против лжепророков. Духовное путешествие может отказаться опасным. В этом нет ничего специфически религиозного — жить среди людей, наделенных свободной волей, вообще опасно. Иногда люди сталкиваются с предательством — предательством, которое оставляет глубокие, долго не заживающие раны. Девушка, влюбившись без ума,  может выйти замуж за блестящего, артистичного, обаятельного молодого человека — а он может оказаться психопатом, который превратит ее жизнь в ад. Человек может довериться лучшему другу — а он его предаст. Доверие — это всегда риск. Там, где отношения строятся на доверии — в семье, и в Церкви — всегда существует опасность того, что кто-то использует его во зло. Тем более, что иногда очень плохие люди обладают способностью производить, поначалу, очень хорошее впечатление.

Это не повод не вступать в брак, или не дружить ни с кем, или не присоединяться к Церкви. Избегая людей, Вы, возможно, отгородитесь от предательства — то еще надежнее Вы отгородитесь от любви, дружбы, и, в итоге, вечного спасения. Но это повод быть рассудительными: негодяи, манипулирующие лучшими (в частности, религиозными) чувствами людей — это, увы, реальность.

Те, кто нападают на нашу веру, часто называют ее «легковерием». Нет ничего более далекого от истины — Пророки, Апостолы и сам Господь Иисус много раз призывают нас к осмотрительности и рассудительности. Вера — это преданность истине Божией, готовность приложить усилия к тому, чтобы найти ее и исправить свою жизнь сообразно ей. Вера может потребовать от Вас противостать злодеям и обманщикам — во имя Христа, которого они предают, и людей, которым они причиняют вред.

Да, в воинстве Христовом есть предатели — начиная с Иуды Искариота. Но если вы решаете дезертировать, ссылаясь на этих предателей, это Ваше решение, не их. Чужое предательство не может помешать Вам остаться верным — если Вы захотите.

 

 

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.