Книжный шкаф для обуви

О том, где сегодня хранить смыслы


Один мой друг недавно опубликовал в «Фейсбуке» фотографию: в застекленном книжном шкафу вместо книг стоит обувь. Фото из квартиры, которую он сейчас сдает. Квартиранты смущенно объяснили, что книг у них немного, а вот с обувью все более чем в порядке, вот и пришлось так… не по назначению.

Можно, конечно, сокрушаться о временах и нравах. Но я вот о чем подумал, увидев это фото: книжный шкаф, заполненный обувью, — это, если угодно, такая метафора времени, образ наступления информационных технологий. Хотим мы того или нет, библиотека как полки с бумажными книгами все больше будет уходить в прошлое. Гутенбергова цивилизация — в сильно преклонном возрасте, и остановить этот процесс нельзя. Хотя порой и очень хочется.

Кого-то это пугает, как пугает, кажется дикой такая фотография (кстати, сам мой друг у себя в ФБ бесстрашно заметил, что это выглядит даже «весьма эстетично»). Конечно, непривычно — мягко говоря. Даже неприятно. Но стоит ли пугаться? Ведь можно, например, вспомнить, что во времена возникновения книгопечатания оно так же у кого-то вызывало страх. И так же, как многие сегодня, кто-то предрекал мрачное будущее с печатными книгами, уверяя, что живая рукописная книга ни в какое сравнение не идет с отпечатанной в типографии бездушной и холодной.

Тот самый шкаф

 

Печатная книга (и об этом очень интересно размышляет Дмитрий Бак в интервью «Фоме»), не идет в сравнение с электронной. По крайней мере мы, дети творения Гутенберга, так ощущаем. Но ощущение — категория ненаучная. А гибель и безынтеллектуальное будущее — все же не от того, на каком носителе к нам приходит текст, а от того, чтó это за текст и как мы его воспринимаем. Я с младшей школы собирал свою библиотеку, но не уверен, что мои дети, сегодняшние младшешкольники, непременно ее унаследуют. Мне самому не очень нравится то, что я сейчас скажу, но — наверное, не так страшно, будет ли книга на бумаге или на электронном носителе. Вопрос в том, чтó будет на этих носителях. Скажем, та же гутенбергова цивилизация создавалась книгами, глубоко погруженными в христианскую культуру. Сегодня уже такой доминанты нет. Нынче превалируют тексты, далекие от понимания Слова как чего-то, связанного с четвертым Евангелием.

А потому в этих новых условиях необходимо попытаться сохранить те смыслы, которые нам дороги. Но именно смыслы, а не носители этих смыс­лов. Потому что носители останутся в музеях. А вот смыслы формируют и людей, и жизнь. Важно, чтобы наши дети читали. Очень важно. Пусть это будут электронные книги, еще какие-нибудь, которые завтра придумают. Лишь бы читали. Что-то большее, чем очередной пост в ФБ или ВК.

В общем, как ни непривычно и ужасно это звучит, — не страшно, если обувью забит книжный шкаф. Хуже, если ею забита голова.

ЛЕГОЙДА Владимир
рубрика: Авторы » Л »
Главный редактор журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (17 votes, average: 4,88 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ирина
    Август 22, 2017 17:24

    «Нынче превалируют тексты, далекие от понимания Слова как чего-то, связанного с четвертым Евангелием». А почему именно с четвертым?
    По поводу носителей, из своего скромного опыта (двое детей, трое внуков (пока)), могу с уверенностью сказать, что детям больше нравятся книги, напечатанные на бумаге!

    • Владимир Гурболиков
      Август 22, 2017 18:56

      Потому что оно начинается так: «В Начале было Слово» (в греческом языке — Логос, то есть и слово, и Смысл, и Замысел).

  • Ирина
    Август 22, 2017 20:49

    Спасибо! Понятно!

  • rygalov
    Август 23, 2017 12:04

    в четвёртом ,от Иоанна говорится, в начале было СЛОВО И Слово было у Бога и Слово было Бог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.