Великопостная неслучайная «случайность»

Иеромонах Силуан (Пасенко), настоятель Николаевского Морского собора, г. Херсон

Эта история случилась в Великий пост. И она связана с событием, после которого не только жизнь, но и имя мое стало другим.

Я учился в Духовной академии и готовился к монашескому постригу, который у студентов Академии обычно бывает в Великий пост. И в это время мне удалось побывать на Святой горе Афон. Трудно передать словами впечатления от этого места. Примеры афонских старцев и святых, которые здесь всегда на слуху, терпеливое служение братии и благодатные молитвенные службы, красота природы и иное восприятие жизни, лишенное ложных увлечений, — все обильно питало душу.

Господь сподобил меня побывать в одном прекрасном монастыре на скалистом обрыве Афона. В воротах обители нас встретил схииеродиакон по имени Силуан. Серб по происхождению, он рассказал, что здесь, в греческом монастыре тоже очень почитается выдающийся русский подвижник, в честь которого он был пострижен. Вместе с отцом Силуаном мы побывали на маленьком кладбище, взобрались на высокую башню обители, приложились к святыням. Вечером же, познакомившись с некоторыми насельниками, я услышал от одного старого монаха неожиданное обращение: «Силуанос». Тогда даже не обратил бы внимания, если бы спутники не сказали, что монах обращается ко мне. Но ведь меня звали Никита!

«Случайность», — подумал я, и забыл об этой истории на следующий же день. Вскоре пришло время уезжать. На прощание отец Силуан, с которым мы очень подружились, попросил меня только об одном: прислать ему имя, которое мне нарекут в постриге. Он обещал поминать меня в молитвах.

И вот через несколько недель в Академии был постриг. По традиции в нашей духовной школе монахов нарекают именами святых выпускников. Поэтому все ожидали, что в Академии появится отец Кирион или Паисий, может быть Анатолий. По еще одной традиции перед пострижением мы вытянули записочки с именами. Дальше было таинство. Над моей головой архиерей вознес ножницы и, состригая волосы, сказал: «Брат наш Силуан постризает власы главы своея…»

До сих пор для меня Великий пост — это время, когда ты ждешь чуда, которое непременно произойдет.

 

Подготовила Людмила Державина

На заставке фрагмент фото spbpda/www.flickr.com

Читайте также: 

Долорес, у которой была надежда

«Как я пережил свой бесконечно долгий первый пост»

Папины драники

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (40 votes, average: 4,98 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Владимир (другой)
    Март 17, 2018 1:48

    Вот, я написал «Вам с Ольгой хорошо осуждать…» А как можно не противопоставить Великий пост, которым, с молитвой, по словам Самого Господа, изгоняются бесы, и Пасху, когда с окончанием поста они возвращаются и во всей злобе терзают и мучают? Как вы думаете, Сам Спаситель рад тому, как мы празднуем Его Воскресение?

  • Владимир (другой)
    Март 16, 2018 10:54

    Сергий, я пишу после своего имени слово «другой», потому что один Владимир здесь уже есть. А Вы зачем пишете слова «не другой»? Вам сюда Ольгой хорошо осуждать…

  • Olga
    Март 15, 2018 22:46

    Владимир, что за чушь вы несете? Почему сравниваете и противопоставляете? Вы сами не понимаете, что пишите.

  • Сергий (не другой)
    Март 14, 2018 19:57

    Зачем же противопоставлять Великий пост и Пасху. Нет Пасхи без Великого поста, нет Воскресения без Креста. Пасха — окончания великого постного пути, а не противопоставление ему.

  • Владимир (другой)
    Март 14, 2018 12:09

    «Великий пост — это время, когда ты ждёшь чуда, которое непременно произойдет». А что же тогда Пасха? Горькое разочарование?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.