Фото www.flikr.com, Katya, фрагмент

Последние часы перед смертью. Рассказ психолога из московского хосписа

Смерть бывает разной. Внезапной и приходящей постепенно после долгой болезни. Как пережить последний часы перед смертью? Кому больше требуется помощь - умирающему или его близким? Об этом рассказывает в своей книги "Разлуки не будет" Фредерика де Грааф - врач Первого Московского хосписа. Мы публикуем одну из глав книги, посвященную последним часам жизни человека перед смертью. 

Очень часто родственники чувствуют себя крайне беспомощными, когда им кажется, что конкретно, практически уже ничего не могут сделать. Они еще не умеют «просто быть». Их мучает вопрос, как же теперь жить без близкого человека, терзает страх разлуки. Я часто вижу, что родным не менее тяжело, чем самому больному.

Если человек верующий, он может держать умирающего в своем сердце перед лицом Бога и попросить Христа, чтобы Он сам пришел и был рядом. Владыка Антоний однажды сказал мне: «Господь всегда с нами – это одно, а пригласить его в свою ситуацию – это другое».

Конечно, молитва играет важную роль, но следует учитывать настроение больного. Возможно, молитва вслух его напугает. Но всегда можно молиться о человеке внутренне, молча. Главное – это открытость сердца и желание быть рядом. Митрополит Антоний говорит, что умирающему страшно умереть в одиночестве. Если нет никого из близких, необходимо, чтобы рядом до конца находился кто-то из медперсонала.

Владимиру было 24 года. Он прошел через химиотерапию и две операции, но саркома руки, в конце концов, победила его. Однако, несмотря на очевидно прогрессирующую болезнь, мама и старший брат Анатолий постоянно твердили Володе, что он выздоровеет. Он при этом пристально смотрел на меня. В его глазах был вопрос: «Так ли это?» В жизнь после смерти ни он, ни его семья особо не верили. Мне казалось, что это усугубляло страх Володи. Я рассказала ему про своих умерших близких, которые явно для меня сейчас живы. Он жадно слушал, но ничего не говорил. Однажды я спросила маму, не пора ли поговорить с Владимиром о том, что происходит. Но оказалось, что она сама испытывала животный страх перед раковой болезнью и умиранием (у нее тоже обнаружили рак несколько лет назад).

Семья у Володи была прекрасная, дружная. Они все время были вместе. Иногда Володя отпускал маму ненадолго, чтобы она могла немного отвлечься. Тогда в палате оставался Анатолий. Незадолго до своей смерти Вова очень тихо, почти шепотом (я думаю, чтобы мама не услышала) спросил у меня: «Я умираю?» Я кивнула головой и сказала: «Да. Но не бойся, мы все будем с тобой».

Владимир долго умирал, и все время с ним рядом был его старший брат. Анатолий держал его за руку, гладил и крайне спокойным, глубоким голосом проговаривал все, что происходило: «Вов, давай поглубже подышим. Вот, уже лучше, сейчас уже легче. Нет, так не пойдет, плохо дышишь. Давай покашляем. Повернемся на бок… Еще дыши. Ну вот, хорошо. Сожми руку, и я пойму, что ты хочешь сказать».

Анатолий осознал страхи Володи и совершенно забыл про свое горе, он просто был здесь и теперь, и это длилось много часов. Он как будто обволакивал брата бесстрашием и лаской. Я была с ними до девяти вечера, а умер Владимир часов в пять утра. И все это время Анатолий ни на секунду не оставлял Вову наедине со страхом. Это была самая большая поддержка, какую только можно себе представить.

Невольно мама, которая не могла найти себе места от горя, попала под влияние Анатолия и немного успокоилась. Я попросила ее время от времени смачивать язык и губы Володи и протирать ему глаза.

Утром я увидела Владимира уже умершим. Судя по его лицу, он спокойно перешел в тот мир, который при жизни еще не знал и так боялся.

Для меня эта история – пример самоотверженности, пример той жертвенной любви, о которой шла речь выше.

***

Razluki_ne_bydet_COVER

Глава из книги психолога и рефлексотерапевта Фредерики де Грааф «Разлуки не будет». Голландка по происхождению, Фредерика получила медицинское образование в Англии, работала в хосписах и больницах Лондона. В течение 23 лет была духовным чадом митрополита Антония Сурожского. В 2000-х годах Фредерика приняла решение ехать в Россию и помогать умирающим. С 2002 года и по сей день работает в качестве рефлексотерапевта и психолога в Первом московском хосписе. Свой многолетний опыт работы с умирающими и их родственниками Фредерика описала в своей новой книге. Однако ошибочно было бы думать, что это книга о смерти. Напротив, описанный опыт важен для каждого кто оказался в кризисной ситуации и при этом хочет жить полноценной жизнью.

Фото www.flikr.com, Katya, фрагмент

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (20 голосов, средняя: 4,50 из 5)
Загрузка...
22 сентября 2015
Теги:
Поделиться:

  • Светлана
    Светлана 1 год назадОтветить

    У МЕня умер сын 2 года тому назад. Он лежал а реанимации и оттуда он уже не вышел. Как я могла с ним находиться,когда нн кого туда не пускали.Я.конечно была мысленно с ним день и ночь,но этого не достаточно.Прошло 2 года,я не могу без него.День начинается с ним и заканчивается с ним.Очень тяжело родителям терять своих детей.Хожу часто в церкоаь,поминаю каждый день.

Загрузить ещё