Один хороший знакомый, известный архитектор, чьи работы украшают многие екатеринбургские храмы, рассказал, как он пришел к вере. Начало девяностых, работы ни у кого нет, денег нет... А тут повсюду начали храмы открываться. Понадобились резчики по дереву для иконостасов, киотов, иконописцы и так далее. Оставшаяся без денег и заказов художественная братия пошла в Церковь — нет, не к Богу. В поисках работы. Мой знакомый вспоминал, что в большинстве своем они были даже некрещеные, а о вере ничего и слышать не хотели.

«До сих пор помню, как делали престол и иконостас в Вознесенском соборе в Екатеринбурге — вспоминает он. — Батюшка как узнал, что среди нас только я один крещеный, головой покачал, говорит: только его одного в алтарь пущу, остальным нельзя!» Нужно было снять размеры с престола. Священник меня сразу предупредил, чтобы я престола ни в коем случае не касался. Его благоговейное поведение в алтаре тогда произвело на меня очень большое впечатление. Помню, ползаю по полу с рулеткой, снимаю мерки, молюсь как могу, что Господь допустил в святая святых, а сердце из груди чуть не выпрыгивает! 

А однажды на Рождество я пришел на ночную праздничную службу пьяным. Было это в Покровском соборе в Камышлове. Народу не протолкнуться! Мне стыдно с людьми стоять, все молятся, радуются, а я пьяный. Встал в притворе у стенки. А мороз тогда был страшный! Я быстро от холода протрезвел, думаю, подожду, когда какая-нибудь бабушка устанет молиться и пойдет домой, за ней пристроюсь и из храма убегу. А бабушки не идут, стоят как вкопанные всю службу, молятся!.. Что делать? Тоже стал молиться!

Прости, говорю, Господи, что я в таком виде к Тебе пришел! Такой я сякой! Стою, молюсь, глаза поднять от стыда не могу. А в конце службы мне мысль на сердце легла: «Не терзайся, не кори себя за свой вид! Главное, ты к Богу в храм Божий пришел! Успокойся! Придет время, будешь каждое воскресенье ходить в храм, и молиться будешь, и вид у тебя будет совсем другим!» Я тогда удивился этим мыслям, долго над этим думал, что это вообще было. Пошел ко кресту со всеми, и так хорошо на сердце, радостно, покойно — не передать!

С той рождественской службы моя жизнь сильно изменилась. Не могу без храма, без службы, без молитвы. Сначала я один по воскресеньям на службу ходил, потом, глядя на меня, жена тоже присоединилась. С тех пор прошло больше пятнадцати лет, каждое воскресенье мы с женой обязательно в храме, исповедуемся-причащаемся, что-то должно из ряда вон произойти, чтобы мы службу пропустили, без Церкви жизнь вообще не представляем».

Такая вот история.

0
41
Сохранить
Поделиться: