«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

Удивительно, но одна из самых популярных книг про детство, дружбу и любовь у многих взрослых людей нередко вызывает разочарование, а то и раздражение — достаточно почитать читательские отзывы на «Маленького принца» в интернете, чтобы в этом убедиться. Почему так происходит? Об этом мы беседуем с филологом и переводчиком Николаем Эппле.

«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

Фото Андрея Рушайло-Арно

 

— «Маленький принц» написан в военные годы, издан в 1943 году. Политические события в мире и содержание повести как-то связаны?

— «Маленький принц» имеет, кажется, вполне реальную биографическую основу. В 1935 году самолет Экзюпери упал в ливийской пустыне, вдвоем с механиком они провели в пустыне несколько дней, мучаясь от жажды. Некоторые исследователи полагают, что замысел «Маленького принца» мог быть связан с галлюцинациями, посещавшими писателя в те дни. Что касается войны и политики, тут связь куда более опосредованная. После оккупации Франции нацистами писатель жил в США и переживал отдаление от родины и невозможность принимать участие в боевых действиях. Предложение друзей написать детскую книжку в этих условиях было для Экзюпери скорее способом побороть депрессию, чем поводом сформулировать свою философию. Впрочем, много великих книг было написано в стремлении преодолеть депрессию и выйти из персонального тупика.

«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

— Почему, на Ваш взгляд, эта сказка Сент-Экзюпери и сейчас, спустя 75 лет после первой публикации, настолько популярна и среди взрослых, и среди детей? Какой нерв она задевает?

— «Маленький принц» безусловно задевает какой-то важный нерв, его всемирный успех слишком феноменален, чтобы это было простой случайностью. Думаю, дело в том, что Экзюпери удалось каким-то образом создать нечто подобное мифу, выйти на какой-то трудно достижимый уровень обобщения при описании реальности. Отсюда обилие самых различных интерпретаций этой короткой книжки: для кого-то это антивоенная притча, для кого-то манифест о ценности детства, для кого-то психоаналитический трактат или экологический манифест. Гуманизм «Маленького принца» с его представлением о бесконечной ценности отношений двух личностей, бесконечной же глубине каждого человека, и о ребенке как человеке par excellence, то есть в высшей степени, о превосходстве «простых вещей и ценностей» над суетой и сложностью «мира взрослых» — все это по жанровой природе сродни мифу в греческом смысле слова как красивого сказания о природе вещей. Это «отлично сказано» и безотчетно трогает каждого — а вот поверки рациональным анализом выдерживает далеко не всегда.

«Мы навсегда в ответе за тех, кого приручили» — это не просто красиво, эта фраза, пожалуй, входит в набор этических принципов современного человека. Но если задуматься, к этой фразе очень много вопросов, главный из которых — почему человеческие отношения тут представляются не союзом равных, а союзом «приручившего и прирученного»? И как любая не очень добросовестно продуманная этическая максима, эта фраза едва ли не большей частью используется с целью призвания к ответственности других, но не себя. Как написал в комментарии один из моих фейсбучных друзей: «Все манипуляторы мира потихоньку заменили в этой цитате “Мы” на “Вы” и сделали из нее свою главную надпись на майке».

«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

«Дети должны быть очень снисходительны к взрослым» — красиво, как и вся философия детства Экзюпери. Но у него детей не было, а у меня их трое и мне кажется, что эгоист и чревоугодник Карлсон — куда более точный (и более привлекательный!) портрет ребенка, чем маленький философ в шейном платке.

«Знаешь, отчего хороша пустыня? Где-то в ней скрываются родники»; «Хотел бы я знать, зачем звезды светятся. Наверно, затем, чтобы рано или поздно каждый мог снова отыскать свою» — очень хорошие сентенции для сборника афоризмов на каждый день. Спорить с этим трудно, но попробуйте прочитать это кому-нибудь вслух — ручаюсь, что вы испытаете при этом чувство неловкости.

«Когда он зажигает свой фонарь — как будто рождается еще одна звезда или цветок. А когда он гасит фонарь — как будто звезда или цветок засыпают. Прекрасное занятие. Это по-настоящему полезно, потому что красиво» — «хм, ну ок», или «ну такое» как пишут в таких случаях сегодняшние подростки.

И так далее, и тому подобное. Может быть, это моя личная проблема и это я лишен какого-то духовного органа, воспринимающего такого рода философию. Но берусь утверждать, что это далеко не только моя проблема. С «Маленьким принцем» связан странный эффект. Эта книга принадлежит к разряду неоспоримой и безусловной классики, которую принято любить и которой восторгаться —но, если спросить читателей, окажется, что очень у многих (в том числе среди моих друзей и знакомых, которых я специально опросил, готовясь ответить на вопросы”Фомы”) «Маленький принц» с детства вызывает безотчетное раздражение. Вот типичный отзыв с просторов интернета: «Повесть значится у меня среди прочитанных и высоко оцененных, но я не могу с уверенностью сказать, была ли это моя оценка или мне просто однажды сказали, что это хорошая книга, а я приняла это на веру».

 

Искренний гуманизм Экзюпери

— Согласны ли Вы с мнением, что из «Маленького принца» выросли Пауло Коэльо и Ричард Бах? Имеется в виду художественная литература, в простой и занимательной форме доводящая до масс какие-то глубокие метафизические идеи.

— О да! Мне это не приходило в голову, но это, по-моему, очень верное замечание. Впрочем, могу говорить только про Баха, точнее, только про «Чайку по имени Джонатан Ливингстон», ни одной книги Коэльо и других книг Баха я не читал. «Чайка» — явление по-своему уникальное в смысле переоцененности, довольно пустое сочинение, поднявшееся благодаря моде на восточную мистику, визионерство и поиски путей «расширения сознания», или же уловившее то, что носилось в воздухе. Воистину «метафизика для обывателей».

Конечно, «Маленький принц» — явление другого ряда, в нем нет намеренного желания мистифицировать глубокомыслием. Экзюпери вполне искренен в своем гуманизаторстве. Но вольно или невольно «Маленький принц» протаптывает дорожку к «Чайке» и «Алхимику», изобилующим отсылками к книге Экзюпери, без него их, вероятно, не было бы, или их успех не был бы таким впечатляющим.

«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

— Есть ли какие-то интересные моменты, связанные с русскими переводами «Маленького принца»?

— Тут история та же, что со всеми настоящими книжками, захватывающими и заставляющими терять голову. Первый и поныне канонический перевод Норы Галь был сделан для себя и без всякого издательского заказа, просто от восторга, и опубликован только несколько лет спустя, в 1959 году. С тех пор появилось еще несколько переводов, в том числе неплохой Андрея Шарова, но простота и изящество перевода Норы Галь остаются, кажется, до сих пор непревзойденными.

 

Эффект мифа

— Как Вам кажется, Сент-Экзюпери сознательно закладывал в текст какие-то философские и религиозные аллюзии, или то, что мы их сейчас находим в таком обилии — это эффект вчитывания, последствие рационального подхода?

— Тут, по-моему, дело в том самом эффекте мифа, о котором я сказал в начале. Сама форма этой повести предполагает такое вчитывание. То есть, в каком-то смысле это и есть самый адекватный способ чтения «Маленького принца». И какой именно смысл вкладывал в свою притчу сам Экзюпери (кажется, прежде всего антивоенный и примитивно-гуманистический) — в данном случае довольно вторично.

«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

— Известно ли что-то о мировоззренческих взглядах Сент-Экзюпери? Понятно, что он вырос в культуре, имеющей христианские корни, но как он сам относился к христианству? Были ли у него вообще какие-то четкие и внятные убеждения?

— Он не просто вырос «в культуре, имеющей христианские корни». Он происходил из аристократической католической семьи (его полное имя Антуан Мари Жан-Батист Роже де Сэнт-Экзюпери, он имел право именоваться графом), и учился в католических пансионах. Однако о его сколько-нибудь последовательных христианских убеждениях в сознательном возрасте ничего не известно. Его образ жизни не соответствовал ни образу романтического героя, ни строгим католическим принципам — как и брак с Консуэлло Сандоваль, Розой «Маленького принца». Наверное, можно сказать, что религией Экзюпери был гуманизм, впрочем, довольно расплывчатый.

— В чем лично Вы видите основной духовный посыл этой сказки? Можно ли его считать христианским?

— Трудно сказать, в том-то и дело, что вся эта книга в некотором смысле о «духовности», но именно так понимаемая «духовность» мне лично глубоко не близка. Одна из главных идей книги — о ценности детства как главного периода человеческой жизни и о детях как природных пророках и философах-тайнозрителях — кажется мне сомнительной. Хотя с большинством утверждений книги — хрупкое нужно беречь, о слабых заботиться — спорить трудно, однако и особенные откровения среди этих утверждений мне разглядеть трудно.

 

Пусть дети прочтут и увидят свое

— Как Вы думаете, когда пятиклассники читают «Маленького принца», нуждаются ли они в каких-то комментариях взрослых, или лучше пускай просто читают, а понимать начнут, когда станут постарше?

— Мне кажется, комментировать такого рода тексты — всегда значит сообщать им свой собственный, субъективный смысл. Это полезно (и неизбежно) при чтении для самого себя и довольно безответственно при чтении другому. Для чтения с детьми вполне достаточно «реального комментария», рассказа о том, что автор действительно был летчиком и его самолет действительно потерпел крушение в пустыне, а прототипом Розы была его жена Консуэло (правда, тогда стоило бы сказать, что пять тысяч роз розового сада — тоже мотив вполне автобиографический). Насчет «поймешь, когда вырастешь» — не думаю, что это правильно. Глубина этой книги, якобы, скрытая от глаз и раскрывающаяся со временем — по-моему, ее главная мистификация. В действительности тех, кто перечитывает Экзюпери в «сознательном возрасте», слишком часто постигает жестокое разочарование. Думаю, 10-13 лет — самый подходящий возраст для чтения «Маленького принца».

«Маленький принц»: кого и почему раздражает эта книга?

Но я бы посоветовал лучше читать с детьми этого возраста О’Генри и Рэя Брэдбери; «Дары волхвов» и «Электрическое тело пою!» — самые настоящие философские притчи, лишенные манипуляторства и ложного глубокомыслия «Маленького принца». Сентиментализм — вполне почтенная традиция, важный вклад в которую принадлежит именно французским авторам XX века; но лично мне в ней куда ближе мистерии Шарля Пеги или, если говорить о наших современниках, «Дитя Океан» Жан-Клода Мурлева. Если же хочется познакомить детей с настоящим романтизмом и качественной мистикой, — чем маскировать это желание, в общем вполне оправданное, стоит обратиться к признанным образцам жанра, Гофману и Новалису («Золотой горшок» в переводе Владимира Соловьева отлично читается с детьми), или «Черной курице» Погорельского, если говорить об отечественных примерах.

 

Беседовал Виталий Каплан

 

P.S. Наш разговор — не попытка «разоблачить» автора, которого искренне любят и почитают многие. Это скорее — начало диалога о том, как литературные «хиты» могут не открывать нам глаза на мир, а иногда затуманивать наш взгляд. Приглашаем вас, читателей «Фомы», присоединиться к этому диалогу в комментариях к публикации.

КАПЛАН ВиталийКАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (40 votes, average: 4,35 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Сергей
    Февраль 14, 2019 12:05

    “мои генералы в рабстве у картинок из военных журналов, и порядок для них — единообразие. Если я дам им волю и позволю упорядочить святые книги, где явлен порядок Господней мудрости, они начнут с букв, ведь и ребёнку ясно, что они перемешались… В одно место они соберут все «А», потом все «Б», потом все «В», и книга наконец будет упорядочена. Специальная книга для генералов.”
    Экзюпери “Цитадель”

  • Елизавета
    Февраль 2, 2019 14:13

    Маленький принц напоминает взрослым людям о том, что когда-то они тоже были детьми, учит видеть сердцем, ведь «самого главного глазами не увидишь».

  • Андрей
    Февраль 2, 2019 13:36

    Разве книга обращена – к детям?! Не к себе ли только? Вообще – очень странные выводы сделаны в статье, и очень странный суд. Вы же не станете ждать от поэтического текста строгости и выверенности философской системы? Это не религия, и не философия даже, а поэзия. Все эти афоризмы и максимы в книжке – лирические максимы. А ее назидательность? Это как если бы ребенок, чтобы себя успокоить, говорил сам с собой, пытаясь повторять интонации матери… Не станете же вы судить камертон за то, что в его звучании отсутствует глубина, разработка музыкальной темы? “Взрослость” здесь – это полифония, в которой легко потерять собственный голос, вообще какой бы то ни было чистый звук. Маленький принц – это чистая мелодия, которая звучит в полифонии жизни (иногда кажется – в какофонии жизни) – и автора, и читателя. И в этом уместно ее сравнение с мифом – история как бы расширяется до всего мира вокруг.. Действительно любопытно то, как ее упорно пытаются преподнести детям, и как она об это разбивается вдребезги. Она задумана – как возможность вернуться к себе. Вернуть себя себе. И детство в ней – только образ.

  • Вероника
    Февраль 1, 2019 19:32

    Спасибо за очень толковую и откровенную статью. “Маленького принца” прочитала примерно в 5 классе. Было ощущение чего-то таинственного, непонятного. Но в то же время помню ощущение разочарования финалом. В сознании повис вопрос: и что? в чём смысл? С этим произведением сталкивалась не раз будучи взрослым человеком: читала главы в учебнике по литературному чтению, смотрела мультфильм, студенческие театральные постановки. Но…ответа на поставленный в детстве вопрос не находила. А теперь нашла! Я думаю, что Маленький принц это внутренний ребёнок автора, создающий вокруг себя образы любви, потому что сам был лишён эмоционального тепла со стороны значимых взрослых. В самом Маленьком принце я не увидела живой любви к ближнему, а только мечты о ней. Образ не жизнеутверждающий, а депрессивный. Кроме того довольно нарциссический.

  • НАТАЛИЯ
    Февраль 1, 2019 18:35

    Мне эта книга понравилась не сразу, перечитывала много раз и поняла.Человек начинает жить только ради материальной оболочки, забывая о духовных стремлениях. Люди очень часто бывают слепы, не прислушиваются к собственному сердцу,покидают свой дом ища счастья вдалеке от своих родных и близких.

  • Ольга
    Февраль 1, 2019 12:22

    Полностью согласна с автором. Прочитала “Принца” довольно поздно, лет в 15-16, и он страшно раздражал своей сентиментальностью. А “Чайку” Баха не стала читать потому, что ее читали те, кто любил “Принца”. Коэльо даже и не думала читать – пустая трата времени. В 15 лет я также смогла отыскать “Алису в Стране Чудес” в академическом издании – это там, где сноски на странице занимают столько же места, сколько и сам текст. Мне сразу понравилось. Думаю, что детям действительно лучше читать Гофмана и Погорельского, чем “Маленького принца”.

  • Юрий
    Январь 29, 2019 12:56

    Как необходимая ступень осознания ответственности каждого за ближнего (в христианском пронимании – вне видимого родства) эта книга очень педагогична. И другие вопросы о ценности вещей и отношений в мире людей, – наверное, тоже приглашают к размышлениям.
    Но что дальше? Наш мир заполнен взрослыми «маленькими принцами», отдающими все силы, миллионные средства, подчас рискуя жизнью, – на спасение разных зверюшек, как домашних, так и диких. И всё это на фоне гибнущих рядом человеков, – детей Божиих…Сострадание братьям меньшим затмевает любовь к братьям равным (во Христе).
    «Маленький Принц» и его «потомки» избавились от эгоизма, но не возлюбили брата «по разуму» и брата во Христе по наследованию Царства Небесного…Спасись сам и помоги в этом ближнему, – и о зверушках позаботится гораздо больше оттаявших сердец и сам Отец Небесный. Этого в книге, к сожалению нет, – не та эпоха, Господь «вышел из моды»….

  • Дмитрий
    Январь 26, 2019 18:46

    Обсуждаете статику. И не хотите видеть динамику… Похоже на стробоскоп.
    Нет в книге никакого “одиночества”. В деструктивном его смысле. Автор ждет от читателя только одного – поиска! А любой поиск и начинается с того, что человек осознает, что ему чего-то не хватает. Или кого-то… Не так ли мы все, от планеты к планете, мечемся по планете в поисках кого-то. А в итоге, находим этого Кого-то – В СЕБЕ! К Нему – через других людей. Со всеми их плюсами и минусами. Разве это уже не христианская фабула?… По-моему, очень даже.

  • Владимир Гурболиков
    Январь 26, 2019 10:43

    В редакции текст вызвал горячий спор, надеюсь, и тут (доброжелательно!) дискуссия продолжится. Моё собственное мнение о публикации: 1) С чем согласен: “Маленький принц” действительно не является христианским произведением, причем его автор, пожалуй, не поспорил бы с этим. 2) С чем несогласен… Точнее, что собеседники просто проигнорировали, обсуждая “Принца”? То, что сказка очень точно и ясно отделяет ложные ценности и болезни, свойственные так называемому “миру взрослых” – от истинных ценностей. Если ребёнок поймёт, насколько смешон банкир, гордящийся циферками “собранных” звёзд; если вместе с Принцем пожалеет Розу и задумается о “маленьком” подвиге Фонарщика, то получит немалую пользу. Эта притча — размышление о противостоянии пошлости, выдаваемой за добродетель, — и настоящих человеческих ценностей. И неслучайно разговор об этом идёт в момент, когда Лётчик стоит на грани жизни и смерти… Напомню, это – последнее завершённое произведение Сент-Экзюпери.

  • Владимир (другой)
    Январь 26, 2019 1:33

    В книге много неясностей. Вернулся ли Маленький принц на свою планету или умер? Помогла ли ему змея или убила? Если он умер, можно ли считать это самоубийством? Кто он вообще такой, где его родители и как он узнал, что он принц? Споры не прекращаются по сей день. Логику в книге искать бесполезно, любят её не за это.

    А ещё “Маленький принц” – название сразу нескольких обществ помощи детям, страдающим аутизмом. Независимо друг от друга. Например, вот этого: http://malenkiy-prints.ru

  • сергей
    Январь 25, 2019 23:34

    да, вы правы, отец Андрей, есть в ней некая червоточина. Я читал её своим дочкам, потому что сначала её не разглядел, а когда разглядел, уже снабжал своими комментариями. Но ведь “маленький принц” это только одна из книжек Экзюпери. Я с огромным удовольствием читал (сам и дочкам вслух) Планету людей и Ночной полёт. А ещё у него есть незаконченная книга ,”Цитадель”, которую он писал последней. В ней очень много от Библии, что-то от Корана (я читал, было интересно) это очень глубокая книга. Я об ней узнал почти в пятьдесят лет, и уже год не могу прочитать (постоянно забываю, где остановился, начинаю читать с любого места, и снова увлекаюсь). Причём интересно, НИ ОДИН из моих знакомых об этой книге даже не слыхал.

  • о. Андрей
    Январь 24, 2019 17:27

    Мне представляется, что “Маленький принц” – книга, глубоко психологическая, и она цепляет людей одиноких. Это чувство – одиночества – люди переживают в разные периоды своей жизни, в подростковый и юношеский практически каждый. Именно в эти моменты читающий “Маленького принца” принимает книгу, если можно так сказать, встречается с главным её героем.
    Книга, безусловно, талантливая, но в ней есть, простите, некая червоточина. Это некий депрессивный её хребет. Если быть более жёстким в критике… в книге налицо даже суицидальная составляющая. И этим “Маленький принц” опасен. В нём нет выхода из одиночества. Поэтому, да, книга очень талантливая, мягкая, но, увы, депрессивная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *