Как маг хотел устроить разгром в православном храме, но все пошло не по плану

Индонезия, город Суркарта на острове Ява, начало 2000-х годов. В Свято-Троицком православном храме никого нет — все уже разошлись по домам. Вдруг в храм украдкой пробирается человек. Он подходит к иконостасу и замирает около него. Но только со стороны могло бы показаться, что он бездействует. На самом деле он напрягает все внутренние силы, читает заклинания, сжимает в руках амулеты. Он призывает магические силы, чтобы разрушить иконостас. Неожиданно ноги его подкашиваются, а через мгновение он теряет сознание. И когда он очнется, то все в его жизни начнет меняться. Причем так, как он не мог себе даже представить.

Но дадим слово самому герою — бывшему магу, а ныне православному священнику, настоятелю кафедрального собора святого апостола Фомы в столице Индонезии Джакарте отцу Борису Сэтиавану.

Иерей Борис СЭТИАВАН

Как я почувствовал себя сверхчеловеком

Я родился в 1971 году в Индонезии в городе Нганджук, что на острове Ява. Бамбанг Рахади — такое имя было дано мне при рождении. Моя семья многоконфессиональная, и у нас была свобода выбора убеждений. В нашей семье есть протестанты, католики, индуисты и мусульмане. Два моих младших брата, например, мусульмане. А родители протестанты. Вообще, в Индонезии терпимо относятся ко всем религиям. Если, конечно, религиозные убеждения не вынуждают человека явно противопоставлять себя всем остальным.

Моим главным увлечением был яванский мистицизм — кеджавен, я хорошо его изучил и практиковал ритуалы. Кеджавен — это исконная религия индонезийского острова Ява, синтез индуизма, буддизма, ислама и христианства. Церемонии, обряды, мистическая многочасовая медитация. Я зашел так далеко, что начал чувствовать себя сверхчеловеком и думал, что у меня есть невидимая сила, способная разрушить всё.

Как маг хотел устроить разгром в православном храме, но все пошло не по плану
«Наш храм, как и все православные церкви в Индонезии, не совсем обычный — у него нет куполов. Индонезийцы думают, что купола — это исламская черта и могут нас обвинить в подражании им, а мы не хотим конфликтов», — рассказывает отец Борис

Однажды мне сказали, что есть учитель, которого я не смогу победить. Тогда мне было двадцать два года. Учителем оказался православный священник из города Суракарта, который служил в Свято-Троицком храме. Я, можно сказать, получил вызов и захотел узнать, какая же сила у этого человека.

Как я решил разрушить иконостас

В тот день у меня было очень много энергии. Накануне я совершал ритуалы, готовился к встрече. И был уверен, что должен победить, применив всю свою магическую силу.

Я зашел в храм и увидел того, к кому ехал. Удивительно, я не почувствовал в нем никакой энергии. Вообще ничего не почувствовал: передо мной был совершенно обычный человек, одетый в священническое облачение. Мне даже воевать с ним не хотелось.

Тогда у меня появилось новое ощущение: меня обманули. Священник точно не может быть сильнее меня. Я был настолько зол, что придумал план — разрушить иконостас.

Когда все разошлись, незаметно пробрался в церковь. Почти вплотную подошел к алтарю и принялся за дело — читал заклинания, применял амулеты и направил всю свою силу на то, чтобы полностью уничтожить иконостас. Первая попытка — ничего. Вторая — снова ничего. А после третьей я потерял сознание. Так и лежал на полу несколько часов. А когда пришел в себя, ясно понял: я проиграл.

У приверженцев магизма есть правило: если ты проигрываешь, то должен учиться у тех, кто тебя победил. Такова традиция острова Явы, где я родился. Это неписаный закон.

Как я нашел источник своего поражения

Честно говоря, еще год я маялся, у меня даже не было постоянного дома. Я жил у друзей и где придётся. Но я проиграл! А значит — должен был учиться у того, кто сильнее меня.

Первое, что я сделал, когда наконец полностью осознал свое поражение — навсегда оставил свои ритуалы. А потом начал ходить на богослужения, слушал проповеди, посещал воскресную школу. Моим учителем был тот самый священник. Но я всё ещё оставался высокомерным и эмоциональным, церковь для меня продолжала быть чуждой. Как и православие, которое я не воспринимал всерьез. Новые правила, казалось, противоречили моей свободе.

Как маг хотел устроить разгром в православном храме, но все пошло не по плану
Отец Борис с семьёй и митрополитом Сингапурским и Юго-Восточно-Азиатским Сергием. «Я встретил свою будущую жену задолго до своего крещения, — вспоминает отец Борис. — Мы вместе учились в университете, она на экономиста, я планировал стать архитектором. Зовут ее Никита. Кстати, ее крестили в православном храме в 9 лет, когда она была еще школьницей. Сына мы назвали Уриил. В честь архангела Уриила — просветителя душевных и телесных чувств, наставника заблудших. Имя Уриил в переводе с еврейского языка означает — свет или огонь Божий, просветитель»

Однако со временем внутри меня начал происходить переворот. Я все больше узнавал об Иисусе Христе — и это знание трогало, растапливало мое сердце. А еще я понял, почему иконы — источник моего поражения.

Иконы — это образы. Я тоже икона, каждый человек — образ Бога. Если мы причиняем боль кому-то, то мы причиняем боль Господу. Я почувствовал себя грешным, полностью разрушенным. Ко мне пришло покаяние и желание по-настоящему присоединиться к Церкви. Единственный, кто мог меня тогда спасти, — это Господь Бог.

И вот через год после того, как я осознал свое поражение, меня крестили — с именем Борис. Я убирал храм после богослужений, продолжал учиться в воскресной школе, а еще записывал проповеди настоятеля и потом печатал их на машинке. После крещения моя былая эмоциональность ушла — взамен появилось осознание своей слабости. А на место уныния пришло полное упование на Бога. Вскоре я поехал в Калифорнию, чтобы научиться иконописи в одном из православных монастырей.

Как я увидел чудо

Когда обучение в Калифорнии было завершено, я вернулся домой и начал преподавать в воскресной школе. А в 2004 году мне доверили расписать иконостас для будущего храма в городе Джакарте.

История православной общины в Джакарте началась задолго до того, как здесь появилась церковь. Раньше верующие собирались на богослужения в одном из ресторанов города. Встречались мы утром, до его открытия. А потом один из прихожан, индонезиец Давид, предоставил своё собственное помещение для наших собраний и служб — отдельно стоящее здание, в котором прежде был склад для картин и антиквариата.

Но вот близилось к завершению строительство нашего православного храма, и я полностью погрузился в работу над иконостасом. Тогда-то меня и попросили стать священником.

Признаюсь, я сильно испугался, так как прошлое не давало мне покоя. Я попросил у Господа дать мне знамение. И однажды, когда расписывал икону с образом Пресвятой Богородицы, я вдруг увидел на ней миро. Не поверив, я протер масло салфеткой... Но на следующий день икона снова замироточила. Это было чудо Божие. И оно развеяло мои сомнения. Вскоре я стал священником. На тот момент мне было 35 лет. Через три года меня назначили настоятелем храма апостола Фомы в Джакарте — того самого, где установили мой иконостас.

Как мы идем ко Христу в Индонезии

Сегодня община храма насчитывает порядка 200 человек. Служба у нас ведется на индонезийском языке, потому что почти все прихожане — индонезийцы. Мы раздаем книжечки с последованием Божественной литургии, и люди активно участвуют в службе. Певчих у нас нет, песнопения произносят прихожане. Возгласы священник говорит как на церковнославянском, так и на индонезийском языках. Во время пасхальной службы тропарь праздника «Христос воскресе из мертвых…» мы читаем и повторяем по три раза на трех языках — индонезийском, греческом и русском.

Большинство людей, которые приходят в храм, — это молодежь, а также семьи с детьми. Наш приход растет! Индонезийцы узнают о православии и нашем храме в основном из социальных сетей — на нашей страничке в «Фейсбуке» мы рассказываем о вере, Церкви, православных праздниках и нашей общине. Очень радует, что на Пасху в этом году мы запланировали покрестить 16 человек. Кстати, если кто-то и уходит из нашего прихода, то только из-за переезда в другой город.

Служа и проповедуя в Индонезии, важно помнить, что здесь проживает очень много этнических групп: яванцы, унданцы, малайцы, китайцы, мадурцы, батаки и другие. А это значит, что разные характеры, и к каждому нужен особый подход — мы учитываем это в общении с нашими прихожанами. Например, яванцы очень нежные, а с восточных островов люди более резкие.

Есть здесь и свои особенности, связанные с постами. Во время поста мы едим вегетарианскую пищу — готовим сами или покупаем у индуистов. В Индонезии вегетарианское меню очень разнообразное. Мы любим сыр тофу и темпе — это ферментированная соя. Темпе мы нарезаем небольшими кусочками, жарим, добавляем соевый соус, чеснок и перец чили. Получается вкусно! Темпе — это хорошая основа для многих постных блюд.

Большинство православных индонезийцев проводят пост «по мусульманскому обычаю», то есть воздерживаются от еды с шести утра до шести вечера! Такая привычка, скорее, связана с прежним образом жизни, ведь большая часть населения Индонезии — мусульмане. У меня многие спрашивают, как правильно поститься. Конечно, я объясняю, что православный пост полностью отличается от того, к которому они привыкли до принятия православия.

В свободное от богослужений время я расписываю иконы. Еще я учитель — преподаю в школе математику и английский язык. Стараюсь миссионерствовать по мере сил. В индонезийском обществе ведь очень мало христиан. И если мы, немногие, будем молчать, то шансов услышать о Христе у индонезийцев практически не останется. Вот, например, если человек любит рисовать, то я могу рассказать про иконы, их историю, научить иконописи. Быть может, из хобби вырастет что-то большее. Если хотя бы один человек меня услышит, то эти усилия уже не напрасны.

Подготовила Ева Калашник

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (116 голосов, средняя: 4,86 из 5)
Загрузка...
5 мая 2021
Поделиться:

  • Денис
    Денис7 часов назадОтветить

    Анастасия Ю, а сколько всего православных в Индонезии и прочих странах Юго-Восточной Азии, в том числе верующих РПЦ?
    Есть ли смысл вовсе проповедовать православие в дальнем зарубежье, когда Россия просто большая страна, а не пример для подражания?!

  • Анастасия Ю.
    Анастасия Ю.12 часов назадОтветить

    Живу сейчас в Джакарте и это мой приход! Замечательный батюшка Борис и вся наша индонезийская община. Какое счастье прочитать об истории нашей общины на портале Фомы. Многого не знала. Спасибо Вам за материал! Христос Воскресе!

  • Даша
    Даша2 дня назадОтветить

    Какой интересный материал, заставил посмотреть в интернете статистику. Узнала, что Православие появилось в Индонезии в VII веке, и сейчас Православная община насчитывает около 2000 христиан. А вот Католичество пришло в Индонезию, естественно, гораздо позже, в XIV веке. И сегодня насчитывается 200 000 католиков. Это стократное превышение крайне несправедливо, говорит о вековой систематической работе католиков, и сдаче позиций превославных христиан. Надо надеяться, что этот материал показывает хотя бы возможность перелома в пользу Православия, , которое так органично идейно вложено на просторах БОЛЬШОЙ ЕВРАЗИИ.

  • Natalia
    Natalia2 дня назадОтветить

    Очень интересная статья!

  • Михаил
    Михаил2 дня назадОтветить

    Спасибо ,интересно узнать новое о жизни православных в других странах...