Голодные 90-е для меня — это про сказку!

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана, Москва

Голодные 90-е для меня — это про сказку!

Фото Анны Гальпериной

Мои дети родились в 90-е. Жили мы скудно: мне даже нечего было им подарить на Новый год и Рождество. Помню свое чувство, когда не можешь купить детям игрушку. Тогда с самым необходимым было трудно — какие уж там подарки… Все, что я мог дать своим детям — это сесть рядом с ними вечером и прочитать сказку. И несмотря на все трудности, один из самых радостных моментов в моей жизни связан именно с этим периодом.

Помню, мы пошли с детьми гулять во двор. Вдруг слышу, кто-то начинает хвастаться:

— А мне папа машинку подарил, на пульте управления!

— А мне вертолет!

Мой старший сын насупился — ему обидно. Но он не растерялся и сказал:

— А мне папа сказки рассказывает! Такие интересные!

И вот смотрю я на детскую площадку и вижу, как все замерли и замолчали — повисла пауза. И дети, и мамы — все обернулись: у них папы сказки не рассказывали.

Тогда меня эта история очень укрепила. И сегодня, спустя годы, когда мы, казалось бы, больше можем позволить себе купить, я убежден, что лучшим подарком остаются сказки — ничто так не налаживает сердечную связь между детьми и родителями.

Голодные 90-е для меня — это про сказку!

Кажется, что сказка — это что-то простое, незамысловатое, но на самом деле очень сложно придумать интересную, познавательную историю. На помощь мне приходили популярные фильмы и книги — я брал их сюжеты, и пересказывал, вводя туда персонажей детского возраста. Сегодня я рассказываю своим детям многосерийные приключенческие саги с пиратами и викингами, ацтеками, конкистадорами и дружинниками князя Владимира. Такие истории детям интереснее, чем телевизор, потому что сказки — это в первую очередь живое общение с отцом, его внимание и любовь. А этого так не хватало когда-то нам самим и так не хватает нашим детям.

Когда вы сидите у постели ребенка и беседуете с ним перед сном, пишется ваша общая история, которая останется в памяти.

Любовь и тяга к вашему взаимному общению завязывается именно в такие моменты: и чем сильнее вы завяжете ее в детстве, тем труднее ее разорвать — вы всю жизнь будете ощущать крепость ваших отношений.

Сейчас, пытаясь осмыслить, откуда во мне такая любовь к сказкам, я понимаю, что она перешла ко мне от собственного отца. Мой папа тоже рассказывал мне истории, он называл их «небылицами». Я помню свои переживания, ощущения: я, такой маленький и глупый, а папа, который умнее меня в сто раз, уделяет мне внимание, беседует со мной! Я чувствовал, что я папе нужен и важен.

Мой отец умер, когда мне было 22 года. Сейчас мне 50, и я уже сам стал отцом восьмерых детей. Но все эти годы мне не хватает общения с ним: как мне было бы важно, чтобы он делился со мной своим опытом! Самое главное, что оставил мне мой отец и что я так ярко помню из детства, — это сказки, которые он рассказывал мне, наши беседы с ним, его ответы на все мои вопросы.

 

Подготовила Анастасия Бавинова

Использована иллюстрация Владимира Сутеева, сказка “Мешок яблок”

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (40 votes, average: 4,93 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Вячеслав
    Февраль 1, 2019 11:10

    Всё именно так! А какое это удовольствие читать ребенку сказку! Дочь была первой, ей читал и был счастлив. И до сих пор вспоминаем, иногда даже словами любимой сказки переписываемся сетях. А на сына сил уже не хватило. Искренне жалею. Отцы! Читайте детям сказки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.