Четыре задачи для тяжелобольного человека. В чем смысл страдания? – Православный журнал «Фома»
Четыре задачи для тяжелобольного человека. В чем смысл страдания?

Четыре задачи для тяжелобольного человека. В чем смысл страдания?

Приблизительное время чтения: 6 мин.

Код для вставки
Код скопирован

Вдумайтесь: «Если есть зачем жить, можно вынести почти любое как».

Действительно, когда в страдании обнаруживается смысл, человек способен перенести почти все. Если вы сумеете помочь человеку отправиться на поиски этого смысла, у него появится возможность переносить свое горе, свои страдания с мужеством и без ропота. Очень важно, что смысл своего страдания каждый человек должен найти сам! Ни мы с вами, ни кто-либо другой его не знаем, мы не можем указать человеку: «Вот твой смысл». Кстати, со временем этот смысл для него может меняться.

Расскажу еще один любопытный случай. У нас лежал Николай Иванович — обыкновенный человек средних лет, рабочий. Однажды он обратился ко мне: «Фредерика, я хочу, чтобы вы сделали мне укол». — «Укол? — переспросила я. — Чтобы вас убить?» — «Да, — подтвердил Николай Иванович, — я больше не могу». На это я ему ответила: «Нет, Николай Иванович, здесь мы такими делами не занимаемся».

Он глядел на меня с глубоким разочарованием, и я спросила: «А вы знаете своего святого покровителя — Николая Чудотворца?» — «Знаю!» — кивнул он с достоинством. Я до сих пор не уверена, что он действительно знал святого Николая, но сказала: «Тогда, если вы и в самом деле готовы из-за того, что устали болеть, перейти в иной мир не только телом, но и душой, то попросите святого Николая быть вашим заступником, ему виднее». Николай Иванович в знак согласия кивнул. Я посмотрела на него — мне показалось, что он вроде бы даже обрадовался, — и сказала: «Я тоже буду молиться ему о вас». Через два дня больной спокойно умер своей смертью. Этот случай — еще одно свидетельство, как страдание оборачивается во благо, если человек вместо того, чтобы пассивно, безо всякого смысла лежать и ждать конца, не зная, когда он наступит, приобрел задачу.

Виктор Франкл (на основе опыта пребывания в концлагере, своего и других заключенных) считает, что одно из самых трудных испытаний для человека — неопределенность срока страдания. Если мы знаем, что страдать нам полмесяца, месяц, полгода или даже год, то можно перенести все. Не зная же, когда закончатся наши муки, да еще и не видя в них смысла, намного труднее их выдержать.

Просьба об эвтаназии — это в первую очередь крик души, мучительный, отчаянный крик: «Помоги мне! Я совершенно одинок, мне больно, мне страшно!» Эта просьба далеко не всегда говорит о том, что страдающий человек в данный момент действительно хочет покончить с собой. Он просто больше не может оставаться в одиночестве, и наше присутствие — присутствие именно в качестве личности — имеет в этой ситуации огромное значение! Рядом с отчаявшимся больным чрезвычайно важно уметь пребывать спокойно.

Отчаяние возникает почти всегда. Попробуйте представить себя в такой ситуации: вы день за днем лежите в постели и ничего не можете делать. Инсульт, инфаркт — мало ли что бывает. Ваши близкие месяцами должны за вами ухаживать. Я рано или поздно почувствовала бы себя обузой. Думаю, что нечто подобное испытывал бы каждый из нас.

На мой взгляд, этот вопрос особенно остро стоит в России, потому что здесь всем необходимо работать, иначе трудно выжить. И недееспособный человек в семье, который ощущает себя обузой, — реальная проблема. Эту проблему необходимо обсуждать с больным. Можно, например, спросить у него: «А если бы была обратная ситуация, ты бы считал своего больного близкого обузой?» Об этом, а также о чувствах больного обязательно нужно говорить!

Так, человеку, который считает себя обузой, надо сказать, что у него могут быть самые разные задачи:

Во-первых, сейчас он может «научиться быть».

Во-вторых, он может доставлять радость всем, кто за ним ухаживают, а именно с благодарностью принимать то, что ему дают. Вместо того чтобы говорить: «Ну зачем ты пришел? Уже так поздно, а ты после работы, не надо было тебе приезжать!» — можно, наоборот, выразить свою признательность: «Уже так поздно, а ты все равно ко мне пришел, да еще после работы! Спасибо тебе огромное, как хорошо мне стало!» Тогда у человека, который посещает больного или ухаживает за ним, будет легко на душе, и ему захочется еще больше помочь. Ответственность больного как раз и заключается в том, что он тоже может давать. Франкл писал, что суть не в том, что я могу еще взять от жизни, а в том, что я могу отдать.

В-третьих, если больной верующий, то его задача может состоять в молитве за всех тех, кто ему помогают, его окружают, да и вообще обо всех живых и усопших, которых он помнит.

В юности с владыкой произошел интересный случай. Его духовный отец монах Афанасий спросил у него: «Ты любишь молиться?» — «Да, люблю». — «А если ты почему-то не можешь молиться, тебе становится больно, печально?» — «Да». И неожиданно отец Афанасий — такой вот странный монах! — сказал юноше: «Тогда я на год запрещаю тебе молиться! Ты уповаешь не на милость Божию, а на свои молитвы. Ложишься спать — просто вспоминай всех тех, кто тебя любят, и говори: „Господи, благодарю тебя за этого человека! Благослови его! И за этого человека благодарю тебя! Благослови его!“ Вспоминай не только живых, но и усопших. И тех святых, кого ты любишь и которые любят тебя. И, уповая на их молитвы, перекрестись и засыпай».

Мне кажется, что то же самое можно сказать человеку, прикованному к постели: «Вспоминайте всех людей, которые вас любят, в том числе и усопших, и святых. Благодарите Бога за каждого из них и просите, чтобы Он их благословил». К сожалению, по моему опыту, мало кто хочет молиться. А я уверена, что все мы, пока еще здоровы и пока у нас есть силы, должны научиться и полюбить молиться. Если мы не привыкли молиться, то, когда болеем, ослабли, находимся под влиянием лекарств, вряд ли будем это делать. Но если человек действительно знает силу молитвы и молится, это дает ему очень многое — и в первую очередь благодарность, радость и ощущение, что он не один: есть к кому обратиться и с кем поговорить.

В-четвертых, болеющий человек может стать источником мира, покоя и любви для детей, внуков и всех своих близких, чтобы они могли приехать и спокойно ему рассказывать обо всем, что сегодня с ними происходило. Если у больного сердце открыто, а не замыкается и не тонет в своей болезни, он может дать очень многое.

Вот сколько может сделать, казалось бы, недееспособный человек! Если он возьмется хотя бы за одну из названных мною задач, это поможет ему больше не ощущать себя обузой.


Четыре задачи для тяжелобольного человека. В чем смысл страдания?

Текст — отрывок из книги Фредерики де Грааф «Открытость сердца».

Как поддержать ближних в самые сложные моменты жизни? Утешить. Согреть. Подарить надежду. Мы не сможем дать другому тишину и веру, если их нет в нас. Мы не сумеем никому помочь, если мы не в себе, то есть не владеем собой: ведь человек в состоянии отдать только то, что ему принадлежит. Иначе никак. 

Конечно, можно сделать вид, что что-то даешь, но это всегда будет фальшиво, неубедительно. Когда человек в кризисе, когда очень болен и страдает, он чувствует обман и замыкается в себе. 

Основываясь на многолетнем опыте работы с безнадежно больными людьми и на опыте ученичества у митрополита Антония Сурожского, Фредерика де Грааф показывает, как пройти путь к обнаружению своей подлинной личности в Боге и к открытию сердца ближнему. Только обретая самих себя, мы способны принести свет любви, душевное тепло, помощь и утешение тем, кто нуждается в нас. 

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (54 голосов, средняя: 4,87 из 5)
Загрузка...
25 января 2022
Поделиться:

  • Светлана
    Светлана8 месяцев назадОтветить

    Статья написана, судя по всему, не для «тяжелых» больных. А для тех, кто приболел и унывает. Человек, истязаемый непрекращающейся болью, не может думать о других. Ему бы о себе суметь сконцентрироваться и подумать. Ну понятно, что иногда приходят мысли и о других, которых он «мучит» своим состоянием. Но в основном – это борьба с самим собой, с желанием кричать от изнуряющей боли… Он именно «замыкается и тонет в своей болезни» и становится клубком оголенных нервов. И силы тратит на то, чтобы этой оголённостью просто не обжечь других. А потому замыкается, замолкает. И даже на молитву нет сил, увы… Боль сжирает его. А здесь так все мило нарисовано, красиво, лубочно – «источник мира, покоя и любви». Да не может тяжело больной человек быть источником! Это ему нужен такой внешний источник любви, чтобы она касалась его и хоть местами, хоть изредка отогревала… А это какое-то пустое мудрствование…

  • Ира
    Ира8 месяцев назадОтветить

    Хорошая статья ! Спасибо!

    • Татьяна
      Татьяна8 месяцев назадОтветить

      „Господи, благодарю тебя за Фредерику де Грааф! Благослови её!
      С третьего раза правильно только получилось, видимо три раза благодарить надо за такого человека, не меньше)

    • Татьяна
      Татьяна8 месяцев назадОтветить

      „Господи, благодарю тебя за Федерику де Грааф! Благослови её!

  • Наталья
    Наталья8 месяцев назадОтветить

    Во-первых, сейчас он может «научиться быть». Можно ли расшифровать, что означает эта фраза для тяжело болеющего человека?
    Совет про благодарность очень хороший. В таких тяжёлых испытаниях в сильной поддержке нуждается не только болеющий, но и те, кто ухаживает за ним. У них двойная нагрузка: физическая и психологическая, ибо они тоже вынуждены страдать, переживая за болеющего человека.
    Только как быть, если ухаживаешь за болеющим, который невменяем или без сознания? Особенно, если это, не дай Бог, длится годами?
    По поводу молитвы все не так просто. Сама не раз болела тяжело. В таком состоянии молиться порой попросту невозможно. Вот и все. Кто переживал подобное, тот поймет. Пытаешься, конечно. Но порой тяжёлое состояние, попущенное Богом, просто съедает все твои силы, и ты не можешь молиться. Тем более, регулярно и за всех. Если Бог оставит сил, молиться, конечно, нужно. Но бывает так, что не оставляет. А если человек терпит сильную боль, тут и говорить не о чем.
    Четвертый совет тоже хорош. Но опять-таки, есть люди, которые в болезни не хотят, чтобы близкие, скажем так, тратили на общение с ним свое время. Можно общаться по телефону. И если болезнь действительно тяжела, она неизбежно негативно влияет на психику несчастного истязуемого человека, особенно, если сопряжена с сильной болью. Я убеждалась в этом. И в таком состоянии ждать, что человек не замкнется в своей болезни и откроет сердце несколько даже цинично. Не будем забывать, что в такой ситуации и сам мучающийся, и его родные хотят одного: чтобы эта болезнь, эти мучения закончились. И порой близкие хотят этого даже сильнее, потому что видеть мучения любимого человека - тяжелейшее испытание.
    Я читала книгу В.Франкла "Скажи жизни "Да!". Специально купила, так как очень надеялась найти в ней ответы. Но не нашла, к сожалению. Видимо, она не для всех.

Отменить ежемесячное пожертвование вы можете в любой момент здесь