Vita nova, или Почему книги должны соединяться с жизнью

Владимир ЛегойдаПонять Евангелие несложно. Сложно исполнить.
…1988 год. Тысячелетие Крещения Руси. В Советском Союзе впервые за многие годы стало меняться отношение к Русской Церкви. Открываются храмы, монастыри. Издаются книги, десятилетиями известные немногим и только в самиздатовском изводе или вовсе лишь по названию. Журнал «Вопросы философии» начинает публиковать серию-приложение «Из истории русской философской мысли», открывая читателям новые старые интеллектуальные просторы. Среди этих читателей — школьники и студенты, настоящий и будущий «университетский призыв». Те, кто после учебы в вузе придут в семинарии и примут священный сан.

Нас много. Тех, кто жадно читает русских философов и богословов, отцов Церкви и американского православного иеромонаха Серафима (Роуза). Один из первых книжных магазинов религиозной литературы в Москве — это знаменитая «православная обувь», несколько столов с книгами в обувном возле станции метро «Спортивная». Пару раз в неделю после института — обязательно туда. И считать: хватит ли стипендии на новые тома Иоанна Златоуста и Флоровского… Мой путь в Церковь был поколенчески типичен: Достоевский, русская философия, интерес к Православию. И осознание: все то, что я вдруг для себя открыл, разрывает границы интеллектуального пространства… Попросту говоря, мало просто читать. Надо жить.
Вера — это жизнь. Не часть жизни и даже не очень большая часть жизни. Но новая жизнь, vita nova. И все остальное — лишь накладывается на нее, в ней существует. Современный человек живет-играет социальные роли: студент, брат, сват, отец, муж, сын, начальник, подчиненный… Разные поведенческие модели, разные ситуации… А точка схождения — где она? Когда и как ты становишься не распадающимся, а цельным, человеком как таковым?

Мы обрели эту опору в Церкви. Начали жить по-настоящему. Помню и свои первые неофитские порывы, стремление во всей полноте испытать эту новую жизнь… Она оказалась сильно интереснее, чем я думал, гораздо красочнее, чем представлял, существенно глубже, чем я предполагал…

И намного сложнее, чем мне казалось поначалу. Но с годами я не потерял ни ощущения ее предельной и единственно подлинной реальности, ни убежденности в правильности своего выбора. Будет неправдой сказать, что я полностью избавился от сомнений. Скорее, приобрел новые. Да и журнал, который вы держите в руках и мы выпускаем вот уже почти 20 лет, по-прежнему именуется «журналом для сомневающихся». Но вот от чего я, надеюсь, избавился — так это от иллюзий. Иллюзий о себе самом.
Неофитский порыв дает человеку силы. Но лишь до поры. Распространенная аналогия: малыш учится ходить, ему помогают взрослые и начинает казаться, что он уже способен передвигаться сам. Но как только мама отпускает ручки, ребенок тут же падает. То же самое происходит и с духовной жизнью. Книжные взлеты и жизненные падения. Набивая шишки и синяки, начинаешь медленно понимать смысл реальности, стоящей за простым словом «смирение».
Вера на практике — это не знание чего-то. Это умение соединить меня-книжно-православного со мной-ежедневным. То есть сделать из этих двух одно. Ведь страшнее всего, что ты, читая умные и великие книги и соглашаясь с тем, что там написано, при этом осознаешь, что в жизни продолжаешь быть таким же мерзавцем, как и раньше.
Выдавливание из себя мерзавца и есть путь христианина.

legoida ЛЕГОЙДА Владимир
рубрика: Авторы » Л »
Главный редактор журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Декабрь 3, 2014 10:38

    Согласна с автором статьи на 100 %. И про иллюзии и про то как трудно совместить знания с настоящим..Благодарю. Наверно нас много таких)

  • Мария
    Декабрь 6, 2014 17:28

    Да, очень трудно. Враг не дремлет.

  • amel
    Декабрь 24, 2014 8:40

    Не думаю, что раскаявшийся «мерзавец» — единственный путь в Православие. Впрочем по апостолу Павлу: «один раскаявшийся грешник более угоден Господу, нежели 99 праведников». Спорить сложно. Да и не имеет смысла…

  • Январь 17, 2015 18:30

    Прочитал несколько статей в «Фоме». Удивился, что мало комментариев. Я сегодня с утра решил в интернете поискать социальные сети и решил набрать» православные соц. сети » и вот забрел сюда. Что то понравилось. Задела фраза : Достоевский, потом по смыслу Бердяев , Фраек и подобное, отцы церкви. Странно ,но у меня было похохе и когда я себя спрашивал о пройденном в книжках, то выходило, что чуть ли не с Ф.М. Достоевского выруливал. Я тоже в свое время уважал и ценил книгу или вернее книжное знание и — приснился мне сон там был мой учитель физики педагог которого я уважал и он сказал фрзы по смыслу- книги это хорошо, но что то потом про жизнь, конкретные слова не помню — смысл что вжизни надо реализовать полученные знания. Знание — это то что ты можешь сделать уже на опыте можешь показать — тогда можешь сказать что знаешь. Понравилась интонация — если этот человек главный редактор этого журнала, то мне было интересно. Интонация — это практически всё. Заметьте какая доверительная интонация была у А.С. Пушкина со своим читателем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.