Одно большое «никто»

Неожиданный ракурс спора о "бумаге" и "цифре"

Редактор «бумажного» журнала (тем более православного) обсуждать ситуацию с нашим «свободным» рынком может бесконечно. Это можно понять: не помощник в распространении, а какой-то убийца. Рынок делает нас недоступными для большей части нашего духовенства, учителей и катехизаторов, библиотекарей, многодетных родителей…
Но что с ним, с рынком поделаешь? Он — такой. В отличие от конкретных людей. От тех, кто пытается как-то определить и регламентировать и свою, и нашу общую жизнь.

Вот тут для меня сейчас вся заковыка. Потому что чем более я разговариваю, переписываюсь и читаю моих образованных и успешных коллег по (как теперь модно говорить) «креативному классу», тем менее боюсь рынка. Рынок — это так, игрушки. Я боюсь — нас.

Материал по теме


Переславль-Залесский. Покаяние чиновника

Перевернулось сердце этого человека, был – злодеем, стал – святым. Но оставался прежним знавший его "светский" мир, который не может вместить идею покаяния. Не может понять: как возможно, чтобы начальник налоговой вдруг надел вериги, да ещё и - железные!..

«Все читатели давно уже перешли в интернет»; «бумажные журналы никто давно не читает», — годами слышу и читаю слова-заклинания. А параллельно отвечаю на письма из русской провинции. Откуда просьбы помочь с получением «бумажного» «Фомы» звучат в виде стона или вопля. Но этот стон и вопль — кому ж кроме нас он интересен? Тем более из тех, кто пишет про «всех» и «никого»?..

Эти словечки меня всё больше тревожат: что это за «все» и «никто»? Они же повсюду! От: «Все давно перешли на “айос”» (альтернативный вариант — на «андроид». Но тоже — все); до: «Никто не верит церковникам».

Дорогие, объясните мне: а кто такие эти «все»? И что означает слово «никто»?
Быть может, «все» — это пятьдесят или сто (или даже тысяча!) моих «френдов» плюс два-три деятеля, которых лично я уважаю? Допустим. Но кто же тогда, по-вашему, те «все», которые — «все остальные»?..
Или, например, то же словосочетание «креативный класс». Писатель Минаев в свое время успел «удивиться»: с каких пор у нас столько творцов, чтоб целый класс набрался? И как понять, отчего клерк в московской конторе — «креатив», а библиограф из Воткинска — нет? Потому ли, что у последнего вопрос не в том, сменить ли свой нетбук на планшет, а в том, как выбить для библиотеки новые книжки? Которые не поступали с прошлого века?..

Тогда и в самом деле: эти «скучные» люди никак не могут относиться к «креативному классу».
Не «торкает» такая история, а значит как бы и нет ее. Газета — это скучно, напоминает про времена шести соток с дощатой будочкой у забора. А значит, «никто» уже не читает газет. И делают их лишь лузеры и для лузеров. Кстати, после слова «бюджетник» в мозгу то же самое: «лузер» — и образ старой училки из фильма «Чучело» (если кто еще помнит эту ленту)… Будто речь о каких-то неандертальцах, которые завтра вымрут. А раз вымрут, зачем думать об их проблемах?..

Рисунок Frits Ahlefeld-Laurvig

Рисунок Frits Ahlefeld-Laurvig

Оговорюсь: то, что мир меняется, понятно всякому. И полиграфисты не настолько глупы, чтобы не понимать значения электронных форматов, которые меняют традиционный массмедийный ландшафт. Но хорошее знание этой ситуации убеждает полиграфиста не в том, что «бумагу» заменит, как говорилось в фильме «Москва слезам не верит», «одно сплошное телевидение».

Это было и остается пустословием. На деле произойдет очередное перераспределение форматов, в котором полиграфия изменит свою роль. Но, безусловно, останется. Причем отнюдь не в качестве маргинального довеска к электронным ресурсам.

Точно так же обстоит дело и со служащими людьми: от священников и офицеров до учителей с врачами, водителями общественного транспорта и т. д. и т. п. Они не вымрут и никуда не денутся. Несмотря на то, что их роль и облик неизбежно станут иными.

Но в моде сейчас конструкции несложные. И сохранять внимательное и серьезное отношение к «непрогрессивному» не так просто в нынешней обстановке. Но — необходимо!

«Креативный класс» сейчас претендует на право назваться «совестью нации», олице­творением наиважнейших сил, которые несут ответственность за происходящее. Но в этой нашей среде появилась почти незамеченная опасность: сугубо виртуальное представление о мире живых людей. Отсутствие интереса к тем, кто не выходит на ту или другую площадь и не умеет обсудить проблему Путина или «айпада»…

Когда-то интеллигенция ходила в народ и плакала над участью русского крестьянства. Как историк по образованию, я (глядя на нынешнюю нашу ситуацию) начинаю прежнему русскому крестьянину в чем-то даже завидовать. О нем — думали! О его участи проливали слезы! Ради него получали пулю, петлю или каторгу… К нему — «шли в народ»…
А сейчас, скажите, кто (кроме наших батюшек) идет в народ, если не считать народом группу своих друзей по твиттеру?..
Если все труженики, от водителей трамваев до врачей и учителей, одновременно перестанут трудиться, весь виртуальный мир рухнет. Но кому интересно об этом думать?

Материал по теме


Отец

До 18 лет я год за годом справлял свой день рождения вместе с родителями. А в том году что-то во мне щелкнуло, и я заявил маме с папой,что хочу праздновать с друзьями без них...

Непринятие человека становится спокойным и — тотальным. Оно и в самой «креативной сфере» сплошь и рядом. В чем-то это сродни убийству. Иногда вижу, как убивают и меня или кого-то из моих друзей. В каком-нибудь блоге, где по наивности задал вопрос или возразил. А хозяину не надо, чтобы возражали. И смотришь, как тебя отбраковывают. Абортируют. С такой уверенностью и снобизмом, что ты действительно чувствуешь себя мертвецом в глазах этого человека. И начинаешь верить, что в сети действительно живут только «свои». А я или мой друг, если он посмел иметь иную точку зрения — «никто».

«Свои», живые — и «никто», мертвые. Происходит скатывание к тому человекоубийству, о котором говорил Христос в Нагорной проповеди. Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, (…) кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной (Мф 5:21-26). Беда в том, что чем более человек осознает себя частью «креативного класса», тем, к сожалению, сильнее в нем стремление «уничтожить» окружающих, ежели они «безумные» или «рака». И даже церковные люди не всегда осознают духовную угрозу.

Я боюсь, что наступит момент, когда тотальное игнорирование бед и горестей в отношении всех наших якобы лузеров перейдет в окончательную фазу.

Тогда речь пойдет уже о том, что и фото болящего ребенка (которые пока еще вызывают стремление помочь) не заставят с жалостью вздохнуть о чьей-то беде.

И только кружок твиттерян останется тем, что достойно внимания на третьей планете солнечной системы. Которую аборигены когда-то именовали Землей…

Фото на заставке: Кира Выгривач 

ГУРБОЛИКОВ Владимир
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Первый заместитель главного редактора
Июль 2015 (147) №7
рубрика:

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ольго
    Июль 1, 2015 20:11

    «чем более человек осознает себя частью «креативного класса», тем, к сожалению, сильнее в нем стремление «уничтожить» окружающих»

    А в православных соцсетях, на православных сайтах не так? Да ровно то же: неугодные комментарии трутся с перманентной истерикой насчёт нашествия троллей. Возможности комментирования речей Патриарха вообще нет, а, ежели и оставляется, то допустимы комментарии только елейного характера. Батюшки #вконтакте, но страницы скрывают 🙂 Я, конечно, не знаю, может православные тоже относят себя к «креативному классу» 🙂

  • Владимир Гурболиков
    Июль 2, 2015 11:44

    «А в православных соцсетях, на православных сайтах не так?» — да, и об этом мы множество раз говорили или писали. «Неугодные комментарии трутся с перманентной истерикой насчёт нашествия троллей» — а вот здесь, поскольку сам модерирую много чего, вижу ситуацию именно в аспекте троллинга и подростковых игр с написанием неприличных слов на «заборе». В результате чего модераторы начинают нервничать, выбиваются из сил и начинают автоматом жать на «удалить». Это такая хамская игра — одна из принятых в современной блогосфере. От неё страдают все, это факт. Но причину,убежден, Вы ищете не там. «Может православные тоже относят себя к «креативному классу»» — сейчас мы даже близко не в тех временах, когда основу верующего народа составляло крестьянство, люди, занятые физическим трудом (как в-общем-то было в дореволюционной России, пусть и с оговорками). Свобода Церкви привела туда, прежде всего, именно интеллигенцию, отчасти еще служилое сословие, и менее всего — селян и рабочих. И в результате — да, немало верующих, особенно столичных, относят себя к указанной категории и склонны к тому снобизму, о коем пишу.

  • Ольго
    Июль 2, 2015 19:18

    Я говорю о комментариях, которые не содержат неприличных слов, но содержат неудобные мысли…

    И, опять сейчас, извините, неудобную мысль выскажу: интеллигентов, особенно в столицах сейчас днём с огнём не сыщешь, интеллектуалы — да.. но назвать офисного работника интеллигентом только на основании того, что он не занят физическим трудом, мне лично трудновато. До революции интеллигенты ещё водились, но уже в советские времена их можно было заносить в красную книгу, как исчезающий вид. А сейчас только в Православной Церкви встречаются редкие и очень ценные экземпляры 🙂
    И, напротив, бабушка в платочке, вскапывающая свой огород и творящая молитву, которую Господь слышит — настоящий креативщик…

    • Владимир Гурболиков
      Июль 2, 2015 19:42

      «И, напротив, бабушка в платочке, вскапывающая свой огород и творящая молитву, которую Господь слышит — настоящий креативщик…» — вот именно об этом моя колонка.:)

  • Татьяна
    Июль 3, 2015 12:06

    Да вы -тролль,Ольго! Как тонко отрабатываете… Да будет вам известно,что этих самых «креативщиков» в платочках у нас-огромное количество! Да,да… Стоит немного удалиться от Москвы-и можно их обнаружить! И даже без лупы! Представляете?! А уж если чуть вглубь-на Урал,в Сибирь,например. Так там просто всё на них держится! И их много-много,вопреки вашим желаниям убедить читателя в обратном. И не отвлекайте вы батюшку своим троллизмом: у него и без вас дел хватает! Знатока она,вернее оно- Ольго-это что или кто?!- изображает!!! Ошибочка вышла,вернее прокольчик,троллик…

  • Владимир Гурболиков
    Июль 3, 2015 17:56

    Татьяна, я принципиально против, чтобы мы друг друга тут как-то обвиняли, называли троллями и так далее. Пожалуйста, давайте воздержимся от такого стиля общения?

  • Василий aka Minimorum
    Июль 15, 2017 17:24

    —> «Непринятие человека становится спокойным и — тотальным. Оно и в самой «креативной сфере» сплошь и рядом. В чем-то это сродни убийству. Иногда вижу, как убивают и меня или кого-то из моих друзей. В каком-нибудь блоге, где по наивности задал вопрос или возразил. А хозяину не надо, чтобы возражали. И смотришь, как тебя отбраковывают. Абортируют. С такой уверенностью и снобизмом, что ты действительно чувствуешь себя мертвецом в глазах этого человека. И начинаешь верить, что в сети действительно живут только «свои». А я или мой друг, если он посмел иметь иную точку зрения — «никто».«

    Да ведь это же точь-в-точь отношение Церкви (*что нашей РПЦ, что западной римокатолической*) к еретикам! Бан неугодного комментатора в блоге или на сайте — это явление того же самого порядка, той же самой сути, что и анафематствование еретика (*зачастую обрекающее его на жестокие репрессии вплоть до смертной казни через сожжение: вспомните жертв западной Инквизиции или наших жидовствующих и старообрядцев; да и если бы Лев Толстой родился и жил лет на 400-500 раньше, то и его после анафематствования тоже наверняка постигла бы подобная страшная участь*) .

    • Владимир Гурболиков
      Июль 15, 2017 18:26

      А при чем тут именно Русская Церковь? Это — определённое состояние большого числа людей, общественный тренд. Он не начинается и не заканчивается в церковной ограде. И уж совсем тут не при чем история инквизиции и катастрофа русского Раскола. Я пишу о совершенно новом виде сегрегации, а Вы пытаетесь сюда подтащить как раз очень эмоциональную и часто, увы, как раз по-человечески сверх страстную тему борьбы вокруг веры. К тому же, упрощаете. Да хотя бы с теми же католиками и инквизицией. Инквизиция что — просто так начала на всех окружающих бросаться? Они что — были сумасшедшие? А если так, то что же столько лет не решались Бруно казнить?.. Целая цепь религиозных войн, в которых тех же католиков убивали без всяких судов и попыток установить какие-то правила. Во многих районах Европы костёлы лежат в руинах, а все святыни, какие не успели увезти или спрятать, уничтожены… Это почему не остаётся замеченным? Куда девается история многочисленных гражданских войн, которые шли всё средневековье, и в то время не могли не быть одновременно и религиозными войнами? Там никакого спокойствия, равно как и тоталитаризма тоже нет. Лютер в своём отношении к католикам совершенно не был похож на Кальвина, и наоборот. И самое главное. Это не была цивилизация потребителей, где всякий хотел для себя; это было (как и всякие человеческое общество) по-своему страшное зрелище. Но назвать снобами столкнувшихся тогда людей — никак невозможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.