Мой Патриарх

Мы попросили разных людей поделиться их личными переживаниями и впечатлениями, связанными со встречей, общением или совместной работой со Святейшим Патриархом.

Эдуард Бояков

режиссер, продюсер, театральный педагог

Сила слова

boyakovМоя профессия связана со словом, и я неизбежно обращаю внимание не только на то, что человек говорит, но и на то, как он говорит. Невероятно сложная задача — говорить внятно и при этом сохранять эмоциональную правду. Когда мы волнуемся, мы начинаем говорить сбивчиво, в нашей речи обнаруживается множество ненужных эмоций, ненужных междометий, заимствованных слов, повторов. Когда мы берем себя в руки, часто теряются эмоции, душевность — все то, что делает нашу речь не просто сухим текстом. Только выдающиеся мастера слова умеют соответствовать этим двум критериям.

И уже в этом отношении Патриарх вызывает у меня моментальную реакцию. Общаясь с ним лично или наблюдая его со стороны, я вижу, что он не только знает, но и чувствует, что говорит. Он точно понимает, что каждое его слово, каждая оговорка могут очень много значить для душ и судеб людей. Но при этом он не превращается в какую-то официально говорящую «машину». Он абсолютно живой человек. Я люблю его слушать и наблюдать за тем, как рождается его слово, как реагируют его глаза, как шевелится борода, когда он улыбается или шутит.

Мы все — дети Слова. Наша связь с родной речью, с русским языком — это не просто какое-то дежурное качество. Это связь с землей, с предками. Мне кажется, Патриарх эту связь не просто чувствует, знает, но и блестяще выражает. Я пожелал бы многим политикам учиться у Патриарха способности выражать свои мысли одновременно глубоко и искренно. Да и всем нам — тоже. Я благодарен Богу за то, что у нас такой Патриарх.

Николай Валуев

депутат Государственной Думы, двукратный чемпион мира по боксу

Отеческая забота

img_5833Начиная еще с самых первых программ «Слово пастыря», которые вел сначала митрополит, а потом Патриарх Кирилл, я с большим интересом и участием смотрел его выступления. Меня всегда удерживало у телевизора удивительное умение Святейшего сочетать в своей речи высокий слог и в то же время способность доходчиво объяснять очень сложные вещи и выражать свою мысль очень логично, очень последовательно и плавно.

Я был участником многих событий — спортивных, культурных, церковных, — на которых присутствовал Патриарх, и каждое связано у меня с особым воспоминанием и впечатлением. Но больше всего я запомнил слова Патриарха Кирилла, обращенные ко мне лично. Однажды на Красной площади, на детском турнире по русскому хоккею, я попросил у него благословение выдержать Великий пост. Его Святейшество тогда с отеческой любовью и заботой в глазах объяснил мне, что, учитывая мой рваный график работы, постоянные командировки, поездки, встречи, физические нагрузки, стрессы и прочее, мне совершенно не стоит воспринимать пост как голодовку, как телесное истязание. Что прежде всего пост — это испытание духовное, на которое он меня и благословляет. Лучше испытывать свою душу, а от этого в итоге выиграет и тело. Эти его слова мне очень врезались в память.

Алексей Варламов 

писатель, ректор Литературного института имени А. М. Горького

«Меня впечатлила его рассудительность и хозяйский взгляд на вещи»

varlamov1На последнем заседании президиума Общества русской словесности, которое возглавляет Патриарх Кирилл, Святейшему задали вопрос: почему в состав президиума входит очень много учителей, преподавателей, но очень мало писателей, почему те, кто имеет прямое отношение к слову, почти не участвуют в обсуждении проблем, связанных с русской словесностью?

Как мне показалось, Патриарх очень внимательно и с какой-то спрятанной в глазах то ли иронией, то ли печалью, то ли опытностью, посмотрел на задавшего вопрос и ответил: все потому, что с писателями очень трудно взаимодействовать, писатели обязательно начнут спорить друг с другом, не соглашаться, размывать конкретные дела ненужными рассуждениями (привожу его слова не дословно, а так, как мне они запомнились).

И хотя я тоже считаю, что в президиуме Общества должно быть больше писателей, но не смог не поразиться прозорливости Святейшего, точности его диагноза. Казалось бы, Патриарх — человек, далекий от писательского сообщества (хотя у него и есть опыт работы с Патриаршей литературной премией, но это все-таки не совсем глубинное погружение в литературную среду). Но даже за недолгие моменты общения с писателями ему удалось ухватить самую суть. С писателями, действительно, труднее договориться. И такой хозяйский взгляд на вещи, очень трезвый, очень рассудительный — произвел на меня очень сильное впечатление.

Ирина Дмитриева

поэт, главный редактор православного журнала «Логос» в Якутске

Самый дорогой подарок

Фото Валерия Стефановского

Фото Валерия Стефановского

На вопрос «Зачем Святейший приезжал в Якутск?» я иногда в шутку отвечала: «Чтобы поздравить меня с юбилеем». Самое смешное: некоторые земляки верили. Думается, это говорит не только о душевной чистоте и простоте якутян, но и об их отношении к православной Церкви и Патриарху.

Все случилось в 2010 году. Накануне своего 50-летия я молилась: «Господи, как же не хочется мне торжеств и речей, как на похоронах! Устрой, пожалуйста, чтобы этого не было!» И вот, словно в ответ на мои воздыхания (друзья подтрунивали потом: а говоришь, молиться не умеешь!) Святейший посетил наш город и совершил Божественную литургию именно в этот день!

Можете представить, с каким трепетом я готовилась к Причастию? «Вот это дар Божий!» — думала после принятия Христовых Тайн, отходя в уголок храма. Вдруг сквозь плотную толпу ко мне пробился отец Александр Волков, который ныне возглавляет пресс-службу Святейшего, — и уже через пару минут я стояла рядом с Патриархом Кириллом, и он поздравлял меня с юбилеем!

Так не бывает! Стояла ошеломленная. А он что-то такое хорошее, доброе мне говорил, подарки дарил. Казалось бы, что может быть поразительнее? Но дальше произошло нечто еще более важное.

Предстоятель произносил проповедь о значении семьи, о женском, материнском подвиге, о спасении через несение родительского креста. Он говорил об этом долго. А потом сделал небольшую паузу и обратился… ко мне. «Я хотел бы также сказать одиноким людям, у которых жизнь не сложилась, которые живут одни: нет в этом никакого страха и никакие мы не люди второго сорта, если семьи нет. Все зависит от того, чем мы занимаемся. <…> Если дар Божий, который нам дан, — нашу свободу — направляем на то, чтобы помогать другим, поддерживать многочадные семьи, служить бедным, приносить в Церковь свои таланты и их раскрывать, то Господь и к нашей одинокой жизни (говорю “к нашей”, потому что все монахи тоже одиноки) присовокупит Свою благодать».

Наверняка все, кому Господь предуготовил путь одиночества, восприняли эти слова так же — как предназначенные им лично. И тем не менее, думаю, впечатление мое хотя бы отчасти было верным. Неслучайно один архимандрит, благословляя, спросил: «Вы поняли, что Патриарх говорил именно для Вас?»

Да. Поняла. Это мне предстоит сделать своей семьей всех, кого пошлет навстречу Христос, это мне надо будет любить чужих людей как родных, это мне следует служить им в меру сил и способностей как сестрам, братьям и детям. Моя семья — вся Церковь: и все соглас­ные со мной, и все, кто не разделяет мои взгляды, мысли, вкусы, все, кто любит меня больше, чем я способна любить, и все, кто осуждает, обижает, причиняет страдания.

Два чувства, которые меня тогда охватили, — изумление перед непостижимой милостью Божьей и глубочайшая признательность друзьям, благодаря которым Святейший узнал о «Логосе» и его главном редакторе — не иссякнут, думаю, никогда. Остается только одно — невозможное: исполнить заповеданное.

Константин Долгов

уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права

Всегда на стороне народа

dolgov1В далекие девяностые годы митрополит Кирилл, возглавлявший Отдел внешних церковных связей, регулярно выступал в МИДе на заседаниях Совета по внешней политике. Тогда и произошло мое, хоть и опосредованное, знакомство с будущим Патриархом. Помню, меня сразу поразило то, что его выступления на фоне многих других были самыми осмысленными и, самое главное, они всегда были подчинены одной цели — защите интересов народа, вне зависимости от политической конъюнктуры. И на том этапе, очень непростом для всей нашей страны, его слова лично мне очень помогали и давали моей работе нужный ориентир.

Я благодарю Бога за то, что в один из сложнейших периодов современной истории у нас именно такой Патриарх. Сегодня, когда мы видим нападки на религию, когда пытаются разрушить традиционные ценности, в первую очередь институт семьи, когда вокруг столько агрессии и давления — так важно осознавать, что во главе Церкви находится человек, который этому противостоит, который ведет ежедневную огромную работу по укреплению в мире позиции христианства, православия, подлинных ценностей, помогает формировать правильное христианское представление о жизни. Я надеюсь, что в этом противостоянии Святейший не чувствует себя одиноким, а ощущает поддержку миллионов христиан.

Учитывая многонациональный и многоконфессиональный характер нашей страны, особенно важно, что деятельность нашего Патриарха направлена на диалог, на соработничество между различными Церквями и религиями. И я знаю, с каким уважением относятся к нему мусульмане нашей (да и не только нашей) страны, иудеи, буддисты и представители многих других верований. Я не перестаю радоваться исторической встрече Патриарха с Папой Римским, которая состоялась в Гаване и благодаря которой мир, наконец, всерьез заговорил о необходимости защиты христиан, которые ежедневно подвергаются гонениям на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Патриарх Кирилл постоянно уделяет этому вопросу пристальное внимание: помню все его пламенные выступления в защиту христиан, его призывы к международному сообществу мобилизовать свои усилия для решения одной из серьезнейших гуманитарных проблем.

Для меня большая честь присутствовать на мероприятиях с участием Святейшего, на службах, которые он возглавляет. Мы с супругой всегда с особым трепетом ждем его проповедь, потому что в ней всегда получаешь ответы на вопросы, которые волнуют тебя не только как христианина в целом, но и как мужа, сына, отца, друга, которыми ты задаешься в личной жизни, в профессии.

Мне кажется, очень важно, чтобы человек слышал от Предстоятеля Церкви те слова, которые помогают ему в его повседневной жизни и деятельности. И высочайший сан, высочайшее положение Патриарха Кирилла не только не прервало тесную связь между ним и паствой — наоборот, эта связь, как мне кажется, значительно углубилась. И как удивительно он умеет совмещать в себе, в своих речах, в своей деятельности блестящую образованность, высокую духовность, глубинные богословские знания, которые, как мне кажется, в таком объеме вообще очень сложно получить!

Мы даже представить себе не можем, какой колоссальный груз — и духовный, и физический — лежит на плечах Патриарха. Но по его глазам, по его словам я вижу, что он несет эту ношу со светлой верой и радостью.

От всего сердца поздравляю Его Святейшество с юбилеем!

Константин Малофеев 

генеральный продюсер телеканала «Царьград», учредитель Фонда святителя Василия Великого

Выбор пути

malofeevОднажды в личной беседе я сказал Святейшему, что его чрезвычайно перегруженный график недвусмысленно указывает на то, что он сознательно работает на износ, нисколько не щадя себя, но, наоборот, все свои силы и время — в том числе и те, которые нужны на сон и элементарный отдых, — без остатка отдает служению Русской Церкви. Патриарх тогда ответил мне, что просто не представляет, как может быть по-другому.

Наивно полагать, что человек может справиться с подобной нагрузкой своими силами. Но Божья благодать выше человеческой природы. И дары этой благодати явственно и ощутимо пребывают с нашим Предстоятелем. Отдавая всего себя на благо Церкви, взамен он получает сторицей.

Во время прошлогоднего посещения нашей православной гимназии святителя Василия Великого он рассказал гимназистам один поучительный случай из собственной жизни школьной поры, который многое объясняет в его характере. В один из летних вечеров — а это было замечательное время белых ночей в Петербурге — он сидел за столом, заваленным книгами, и готовился к экзаменам. Вдруг за окном заиграла музыка, какие-то молодые люди гуляли и веселились. И он подумал про себя: чем я хуже этих парней, почему у меня должна болеть голова от зубрежки, в то время как они отдыхают и радуются жизни. Но в тот же момент его озарила и другая мысль, звучавшая как ультиматум: если сейчас, вот именно сейчас, ты отложишь свои книги и пойдешь гулять, твоя жизнь пойдет по совершенно иному пути. Господь поставил его перед выбором, и он, преодолев соблазн, остался сидеть до утра за письменным столом.

Позднее Патриарх неоднократно оказывался в подобных ситуациях, когда было очевидно, что Бог ставит его перед выбором, от которого зависит все будущее направление жизни, и он весьма часто шел по более трудному, но наиболее верному пути.

Пастырь — это тот, кто указывает своей пастве путь ко спасению и ведет ее за собой к заветной цели. По слову святого Иоанна Богослова, овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса. Если паства — это Церковь, то от выбора правильного пути зависит спасение всех ее членов, и в этом выборе нельзя ошибиться.

И в этот знаменательный день все мы, верные чада Русской Церкви, должны возблагодарить Бога за то, что он даровал нам такого пастыря, который не только для себя лично, но и для всей своей паствы всегда избирает наиболее спасительный путь. Но следует помнить, что спасительный не значит всегда самый легкий, ибо Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его.

Ваше Святейшество, многая Вам и благая лета!

Игорь Мещан

заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ

«Навсегда запомню его горячие руки»

meshhanПервая встреча со Святейшим Патриархом Кириллом — и даже короткий разговор с ним — произошла еще до его интронизации, в 2003 году, в Дивееве, во время празднования 100-летия со дня прославления батюшки Серафима. Владыка Кирилл был уставшим после долгой службы, общения с представителями Поместных Церквей, множества благословений участникам торжеств. Но, когда мы его провожали, было видно, что через человеческую усталость проступала внутренняя радость. Это мое первое впечатление о Патриархе, которое осталось со мной до сих пор.

Вторая встреча была уже после интронизации, в 2009 году. Я присутствовал на патриаршей службе, и меня просто потрясла впервые услышанная проповедь Святейшего — настолько это было не похоже на всё то, что я слышал в храме раньше! Меня тогда поразило и продолжает поражать до сих пор то, с какой силой Патриарх говорит о том, что Евангелие и есть правда, и очень четкая и правильная литературная русская речь, которая демонстрирует такой уровень культуры, какой нечасто сегодня встретишь даже у высокообразованного и интеллигентного человека. И что еще важно — она была лишена специфических церковных выражений и была абсолютно понятна любому, в том числе и светскому человеку.

Год спустя в моей семье случилось страшное горе — погиб наш старший ребенок и единственный сын Кирилл. Погиб в самом цветущем возрасте, в 23 года, нелепо попав под машину накануне Нового года, 29 декабря. Я тогда уже работал в Синодальном отделе и присутствовал в Кремле на патриаршей службе практически сразу после похорон, 3 января на память святителя Петра. Святейший узнал о моем горе, узнал, что я на службе, и после «Отче наш» пригласил меня в алтарь. Мне было совсем неловко: много служащих, архиереи — кто я такой, чтобы идти со своими бедами к Патриарху! Но просьба не предполагала отказа, и в том, чтобы со мной поговорить, Патриарх, очевидно, не видел никакого неудобства для себя и окружающих. Я приблизился к Святейшему Патриарху и взял благословение, после чего он удержал мои ладони своими руками и начал говорить какие-то очень простые, понятные и теплые отеческие слова утешения, которые я точно уж и не помню дословно. Но зато на всю жизнь запомнил ощущение, что руки Святейшего были горячими, как кипяток. И через эти руки такая отеческая, пастырская теплота вливалась и оживляла меня! Мне показалось, что это длилось очень долго: и разговор, и мои руки в патриарших, и алтарь, и запах ладана — эти секунды растянулись в моем сознании на какое-то совершенно необъятное время. И, конечно, эта теплота и горячие руки остаются со мной и поныне, как и чувство благодарности за поддержку тогда, когда я более всего в ней нуждался.

После этого я не раз участвовал в разных совещаниях, поездках, службах со Святейшим Патриархом, и можно вспоминать и рассказывать еще очень многое. Каждая встреча, а тем более возможность хоть чем-то помочь человеку в его поистине титаническом служении, тяжесть которого мы даже представить себе не можем, для меня особенная. Однако впечатления и ощущения именно от первых встреч сформировали в моем сознании образ «моего» Патриарха — человека с глубоким внутренним светом, с непоколебимой верой в торжество Евангелия и настоящего отца и пастыря с горячим сердцем.

У меня в кабинете висит фото Святейшего во время пения Херувимской за Божественной литургией, на котором он молится за всех нас и вынимает частицы из большой просфоры «о живых»…

Елена Яковлева 

журналист, редактор отдела «Общество» «Российской газеты»

«Из патриарших поездок я возвращаюсь как из отпуска»

elena-yakovlevaЗнали бы вы, сколь критично смотрит на мир светский журналист! Десятилетия его сознание профессионально затачивается на недоверие и сомнения в сказанном и увиденном. У меня этот режим повышенной критичности не выключается и в церковной среде. И в околопатриаршей — ведь я нередко освещаю его поездки. Не доверять Патриарху, конечно, не моя мера, но я почти никогда не бываю умильна или априори положительно настроена даже по отношению к фигуре Предстоятеля.

Но однажды привычная для меня критичность взгляда столк­нулась с необычным наблюдением. Я заметила, что, вернувшись из очередной поездки с Патриархом, я чувствую себя так, как будто две недели отдыхала в санатории. Дел и маршрутов было невпроворот, кофе выпито сверх меры, разных журналистских и нежурналистских конфликтов и передряг хватало, перелетов было два за три дня, ударов головой о потолок «газели» — три за час езды, заметок продиктовано по телефону в редакцию семь… А на душе и в голове — ощущение отдыха. К подруге в Париж съездила и вернулась разбитая, несмотря на прямой режим отдыха, а с Патриархом из любой поездки возвращаюсь внутренне свежим и здоровым человеком.

А из линии чисто официального восприятия Патриарха меня вывели замечательное интервью Андрея Ванденко с ним и книга о Елене Ивановне Казимирчак-Полонской. Высококлассный ученый, интеллектуалка, человек драматической судьбы и больших умственных даров — она абсолютно «мой герой». Ее фотография 1984 года с ректором Ленинградских духовных школ архиепископом Выборгским Кириллом (будущим Патриархом), для которого она что-то переводила с французского, заставила меня по-другому взглянуть на Патриарха. Молодость, пытливость, интерес к глубоким людям — Елена Ивановна мне словно представила Святейшего заново.

Я по долгу службы часто читаю проповеди Патриарха. Всегда с ужасом думаю о диком гвалте предубежденности и громкоговорильной глухоты, в котором они либо не слышатся, либо переиначиваются. Но при этом нельзя не признать, что столь высокую этическую и обществоведческую рефлексию происходящего с нами сегодня ни у кого, кроме Патриарха, мы не наблюдаем.

Патриарх, конечно, человек невероятной силы и мощи. Причем это чаще всего не сила прямого давления, нажима, это во многом сила авторитета и еще чего-то, не так легко проговариваемого.

Помню, как однажды я себя спросила со всей безапелляционной резкостью журналиста: «Ну и что за Патриарх у нас сейчас?» Мой ответ себе был: строгий, много спрашивающий, не дающий разгуляться всякой дури в церковной среде, самим своим присутствием обязывающий нас к лучшему. И это стало для меня формулой понимания Патриарха Кирилла. Да, при нем открылась другая страница времени, другое измерение. И он обязывает нас к лучшему.

Подготовила Дарья Баринова

Фото Владимира Ештокина и из архивов авторов

Смотрите также:

14 редких архивных фотографий Патриарха Кирилла

Правила жизни Патриарха Кирилла

Семья, геологическая экспедиция и митрополит Никодим, — Патриарх Кирилл ответил на вопрос журналиста «Фомы» о том, какие люди сформировали его как человека, мыслителя, пастыря.

Путешествия и воспоминания Патриарха Кирилла

Каноническая территория Русской Православной Церкви

Мой Патриарх. Воспоминания и впечатления о личном общении со Святейшим Патриархом

К юбилею патриарха Кирилла «Фома» издал спецвыпуск о служении Святейшего

 

На заставке фрагмент фото с http://www.patriarchia.ru

Материал подготовлен совместно с телеканалом «Царьград».

БАРИНОВА Дарья
рубрика: Авторы » Б »
Дежурный редактор
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (11 votes, average: 4,64 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.