МОЕ ЗНАКОМСТВО С «Николай-до» — ПРАВОСЛАВНЫМ ХРАМОМ В ТОКИО

Отклик Марины Синельниковой на статью из номера «Фомы» за январь 2007 года, посвященного Православию в Японии.

Храм на бойком месте.

Так называются заметки отца Николая (Дмитриева) в журнале «Фома», его подарил мне несколько лет назад один православный приятель к открытию выставки «Православие в Японии», которую мы подготовили в тогда еще существовавшем нашем музее японской культуры. Выпуск этого журнала почти полностью посвящен православной Японии. И листая его страницы, я с удивлением и радостью увидела заметки токийского батюшки, с которым мне довелось познакомиться и встретиться лично. Название удивительно ярких, коротеньких и очень точных заметок удачно подходит к самому месту расположения одного из самых больших православных храмов в Японии. Николай-до, как называют храм японцы, расположен в двух шагах от станции JR Отяномидзу, совсем рядом известный туристам район электроники Акихабара, недалеко станция токийского метро, вокруг множество учебных заведений, офисных зданий и больниц.

Мое знакомство с этим храмом было удивительным. Приняв крещение довольно поздно, в 2006-м году, в день Николая Чудотворца, я поняла, что жизнь моя меняется самым необъяснимым образом. В том же 2006-м я попала на стажировку в Японию. Мы добрались до Токио поздно вечером, а рано утром следующего дня, выйдя из гостиницы, чтобы прогуляться до лекций, первое, что я увидела — это купол православного храма. Это и был Николай-до, Токийский Кафедральный собор в честь Воскресения Христова, возведенный самим Святителем Японии Николаем. В тот день он был закрыт, однако уже в ближайшее воскресенье там была служба, и мне удалось побывать на ней.

Удивительно то, что служба ведется здесь на японском языке. Песнопения местного хора тоже на японском языке, но потрясающе чисто и гармонично звучат его голоса. Отличаются от наших и местные служители, невысокие и худощавые, как большинство японцев. Сразу вспомнились наши батюшки, высокие, статные. Удивило и то, что в храме стоят стулья. Позже, когда после службы мне улыбнулась большая удача в лице отца Николая (автора тех самых заметок), который тогда служил в этом храме и, несмотря на огромную занятость, уделил мне время, удалось узнать историю появления в храме «сидячих» мест. Японцам, особенно пожилым, трудно выстаивать всю службу, поэтому они приносили с собой подушечки для сидения на полу. А пол в храме гранитный, очень холодный и заботясь о прихожанах, настоятель принял решение поставить стулья. После службы, на которой я увидела не только много русских, но и индийцев, и несколько чернокожих и, конечно много японцев, отец Николай провел небольшую экскурсию по собору и немного рассказал о его истории.

Построил здание по заказу Святителя Николая английский зодчий Джошуа Кондер (1852-1920), воздвигший в период с 1878-го по 1907 г. более 50 зданий в Токио. Он автор таких сооружений как Токийский императорский музей (1881), дворец Рокумэйкан (1883), здание Морского министерства (1895). А в 1891 г. Кондер завершил строительство Кафедрального собора Воскресения Христова (Николай-до). Выложенные из кирпича стены окружали внутреннее пространство храма в 805 квадратных метров. Купол был выложен медными листами, которые со временем, окислившись, потеряли первоначальный блеск и приобрели зеленоватый оттенок. Но в первоначальном виде здание не сохранилось. В 1923 году в Токио произошло сильнейшее землетрясение, которое нанесло громадный ущерб не только собору, но и всей Японской православной церкви. Во время землетрясения начался пожар, в котором сгорело все уникальное убранство собора, обрушился купол, полностью расплавились колокола. Сгорела богатейшая библиотека Миссии (более 30 000 книг и журналов), семинария, женское училище, дома Миссии, помещения для служащих. Потери были огромны.

Трудно было представить, на какие деньги восстанавливать Миссию. Но епископ Сергий, который возглавил Японскую Православную церковь после ухода из жизни Святителя Николая,  сказал: «Господь дал. Господь и взял. Все потеряно, но не потеряно одно: вера в Бога».  Уже к 1929 году усилиями Преосвященного Сергия и всех православных японцев «Николай-до» был все же восстановлен и выглядел он еще лучше прежнего. В те тяжелые для России времена Русская Православная церковь, увы, не могла оказать поддержку своим братьям и сестрам в Японии. Строительством собора занимался японский строитель Синъитиро Окада, который внес некоторые коррективы в его первоначальный вид. В 20-е годы в храме стали появляться иконы, подаренные эмигрантами из России. Так появилась икона Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Возле неё, по словам отца Николая, можно часто увидеть молодых японок, которые потом становятся прихожанками храма.

Здесь много удивительного. Это и старые резные оклады, и завораживающие своей красотой витражи, и образ Христа на входе с писанием на японском языке в руках. Интересно и то, что при входе в храм с типично японской вежливостью вам приоткроют стеклянную дверь. Купить литературу, иконки или крестик — все то, что обычно продается в православных лавках — можно здесь же на территории храма, у ворот приютилось небольшое здание. Правда, выбор невелик.  Отец Николай узнав, что я из Благовещенска, сказал, что наслышан о нашем Владыке Гаврииле, который очень многое сделал для восстановления Епархии и об Амурской святыне — Албазинской иконе Божьей матери.

Трудно забыть тот момент, когда он подошел к раке с мощами Николая Японского и сказал: «Давай, Марина, помолимся, чтобы ты еще раз когда-нибудь вернулась в Токио». Я невесело усмехнулась про себя, подумав, что с моими финансовыми возможностями даже мечтать об этом смешно. Однако, как показали дальнейшие события, смешны были мои сомнения и неверие. После я не раз была и в Токио и в этом храме, вспоминая отца Николая и свои невеселые мысли. Что значат наши сомнения, метания, страхи, неуверенность рядом с волей Божьей? Ровным счетом ничего. Так стоит ли сомневаться, метаться и унывать, если достаточно просто полагаться на промысел Божий, верить в силу его Воли и заступничество наших великих Святых?

Позже по благословению нашего Владыки Гавриила мы отправили книгу об Албазинской Божьей матери и саму икону в Токио, в Николай-до. Еще одну икону мы подарили православному храму в Саппоро, её передали туда врачи нашей детской областной больницы. Отца Николая в дальнейшем направили служить в Кобе, мы говорили по телефону и он рассказал — в Кобе служба идет на русском языке. Потом мне сказали, что его направили к первому месту службы Святителя Японии Николая Японского в Хакодате.

Из Японии, где уже насчитывается более 70 приходов и 55 храмов, приходят хорошие новости. Так, в Нагоя состоялся чин закладки в основание церкви Богоявления. Есть у меня мечта, побывать в японских православных храмах от Хоккайдо до Кюсю и написать о каждом из них. Сбудется ли?

Источник: блог Марины Синельниковой — специалиста по политике, экономике и культуре Японии.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.