Крепость Игоря Угольникова

На экраны вышел фильм о первых днях Великой Отечественной войны

На экраны вышел новый фильм о войне – «Брестская крепость». Такие картины сейчас принято ругать за исторические неточности, за гражданский пафос и чуть реже — за драматургическую несостоятельность. Но… Ничего подобного делать не хочется. Потому что этот важный и исторически достоверный фильм возвращает в наше кино настоящих героев, простите за «высокий штиль». Героев — то есть людей, которые готовы жизнь свою положить за ближних. И нет перед ними никакой «другой правды о войне». И снято это хорошо, и талантливо сыграно.

Генеральный продюсер и автор идеи «Брестской крепости» Игорь Угольников говорит: «Война — это ключ к пониманию не только истории, но это ключ к самопознанию». Почему он так думает? Почему упоминает о Победе как о национальной идее, хотя и Победа, и национальная идея многими воспринимаются в штыки? И что с нами происходит, если мы стыдимся говорить о патриотизме?

— Игорь Станиславович, в фильме «Брестская крепость» герои не произносят имен «вождей народа» и умирают не за политический режим. Для Вас это было принципиальным решением?

— Нам с режиссером Александром Коттом хотелось уйти от штампов, которых достаточно уже звучало и в которые почти никто не верит. Нам хотелось создать на экране ситуацию, при которой зритель смог бы сам сделать свой выбор. Сам, вместе с героями фильма. Ведь в критический момент выбор все же был у каждого бойца. Как поступить — сдаться в плен (такое происходило, и мы это показали)? Или, чтобы прекратить свои мучения, встать в полный рост и принять пулю в грудь? Или все-таки остаться до конца, даже если руководство тебя бросило, если фронт ушел уже далеко? Я вижу, как реагируют зрители, читаю отзывы… Люди сопереживают картине, выходят после просмотра молчаливо, как будто там, в кинозале, они стали участниками событий. Значит, что-то нам удалось.

— Вы сказали о штампах, в которые никто не верит. Очевидно, речь идет и о боевых призывах биться за Родину и Сталина, и о патриотизме, который сейчас не в моде. Может быть, проблема в том, что для нас понятие патриотизма неразрывно связано с каким-то политическим режимом, который если рушится, то тянет за собой на дно и идею патриотизма?

— В картине мы не говорили именно о советском патриотизме. Хотя, если помните фильм, там довольно ясно показано: немцы своими агитмашинами били как раз в эту точку и постоянно пытались объяснить защитникам крепости, что живут они плохо, неправильно, и что они, немцы, предлагают освобождение от стахановщины, от режима и так далее. Однако наши персонажи на эту тему не говорят, они просто сражаются — за своих. За семьи, за любимых людей, за родных и близких. Это и есть Родина, как мне кажется. Таков и есть конечный, правильный посыл. В этом смысле, если угодно, патриотизм героев войны можно считать советским.

Что же касается моды… Понимаете, мы живем в эпоху потребления, эпическое время осталось позади. Наш патриотизм, наверное, прежде всего не нужен тем, кто живет за границей нашего государства, но ведь мы-то сами — бежим вслед за ними, вторим их взглядам на жизнь. Другая причина, как мне кажется, еще и в том, что мы живем в целом спокойно, в относительном достатке, можем позволить себе развлекаться. Слава Богу! Но… мы забываем, как же получилось, что мы сейчас так спокойно живем. Мне пришло одно сообщение по Интернету — от папы, который вместе со своим двенадцатилетним сыном посмотрел фильм «Брестская крепость». Он написал примерно так: сын вышел и — сначала — спросил, как же так получилось, что наши победили, если — все умерли? Потом он еще расспрашивал про фильм, про войну… А потом сказал: «Пап, я буду защищать нашу Родину». Вот это для меня — самое главное.

— А что такое эпическое время?

— Приведу пример из собственного опыта, хотя это и другой масштаб. На заре перестройки мы с Владиславом Листьевым занимались телевидением нового времени. Мы устанавливали каноны свободного вещания, абсолютно противоположного тому, что было. В эти первые годы мы не думали ни о рейтингах, ни о деньгах — ни о чем подобном. Нам было важно хорошо делать свое дело, важно сказать правду. Вот это было для меня романтическое, эпическое время. А потом наступило другое — время обывательское, когда ТВ и зрители переориентировались в основном на потребление: лишь бы ни о чем не думать, лишь бы жить вот так, спокойно, чтобы деньги были, и чтобы на них было что купить.

Время Великой Отечественной войны я безусловно и прежде всего считаю эпическим. Это было время настоящих поступков. Увы! — но выходит так, что для понимания, каковы мы сегодня и на что способны, нации нужна большая беда. Не дай Бог, чтобы война повторилась, чтобы нам таким образом пришлось что-то о себе узнать, но это правда. На войне раскрывается человек, общество, нация… Мы объединяемся против общей беды, и тогда становится понятно, кто есть кто. Жаль, но в иных обстоятельствах мы зачастую не способны на такие поступки. А на войне — есть понятие братства, понятие долга, чести. И именно это на первом плане. Как сделать, чтобы всё те же благородные чувства руководили нами в иных, мирных обстоятельствах — я не знаю. Пусть каждый сам об этом задумается применительно к себе. Смею надеяться, что фильмом «Брестская крепость» мы, его создатели, заслужили право ответить на этот вопрос.

— В Вашей реплике о замысле фильма на его официальном сайте www.brestkrepost-film.ru Вы называете Победу в Великой Отечественной войне нашей национальной идеей. Почему Вы так считаете?

— Потому что среди защитников Брестской крепости были представители многих национальностей — украинцы, белорусы, казахи, чеченцы, ингуши, грузины… Все эти люди объединились против общего врага, и многие из них стояли до последнего. Вот это и есть, как мне кажется, наша национальная идея. Тогда врагом был фашизм. Сейчас явного врага не видится, но при этом он существует — внутри нас. По сути, этот внутренний враг — мы сами, со всеми нашими несовершенствами, желанием урвать, и в этом смысле мы сами себе враги. Но если мы чаще будем об этом задумываться, станет легче.

— Мы, современные, считаем человеческую жизнь предельной ценностью, то есть никакие идеи и идеалы не могут стоять выше цели сохранить эту самую жизнь. Для героев Великой Отечественной войны приоритеты были расставлены иначе. Чем же они так принципиально отличны от нас?

— Да ничем. Но перед ними возник очень серьезный, страшный враг. И они сплотились. Еще раз повторюсь — не дай Бог! — но если такое случится с нами, я думаю, и мы сплотимся, хотя нам будет труднее. Героями ведь не рождаются. Героями становятся обычные люди.

— И Вы считаете, нам хватит того, что называют силой духа?

— Трудно говорить за всех. Но мне кажется, что наших зрителей — тех, кто сопереживает картине, можно назвать по силе духа наследниками героев войны, которые сражались за свои семьи и Родину.

— Вопрос о наследии всегда связан с традицией, а у традиции, как правило, есть религиозные корни. В современных фильмах о войне теперь часто встречается эта тема — вера в Бога. В Вашей картине этого практически нет. Почему?

— В телевизионной, расширенной версии «Брестской крепости» появится один момент… Дело в том, что клуб в гарнизоне ведь был устроен в церкви. По документальным свидетельствам, когда его бомбили, штукатурка отпадала, и из-под нее проявлялись лики святых. Мы это покажем. Что же касается истинной веры, то, как мне кажется, на войне это довольно очевидно. Люди, которые идут на самопожертвование ради ближних, отдают за них свою жизнь, по духу являются христианами. Мне показалось, не нужно тут дополнительно или нарочито что-то демонстрировать.

— Простите, если мой вопрос прозвучит очень прямо, но… Вы говорили о национальной идее. Она должна быть связана с религиозной традицией?

— Обязательно. У каждого государства есть свои давние религиозные традиции, и на этой основе только и может строиться национальная идея. Естественно, при условии уважения к другим религиям. Но если говорить об основе, то для России это Православие. Мне кажется, очень важно быть наследниками нашей традиции и в искусстве, и в жизни. И защитники Брестской крепости в этом смысле — наследники своих праотцев, тех, кто ради родных людей и родной земли не жалел живота своего. И их вполне можно назвать наследниками по духу Александра Невского, Дмитрия Донского.

Я расскажу вам об одном эпизоде, хотя редко об этом упоминаю. Но у меня есть ощущение, что без этого у нас не получилось бы никакого фильма. Два года назад, в преддверии съемок, когда дело шло совсем плохо и я понимал, что, может быть, не смогу даже начать эту работу, ночью 22 июня я пошел на могилу защитников Брестской крепости. Там я помолился, искренне, как следует, просил у них разрешения снимать фильм, просил помощи… Для меня теперь уже неудивительно все, что происходило дальше. Понимаете, все проблемы, которые возникали в процессе работы — они разрешались наилучшим образом. Когда мне нужно было сделать выбор, принять решение… — трудно рассказать об этом, но как будто за моей спиной стояли эти люди, эти герои, как будто они меня вели. Это была настоящая Крепость. На съемках ее ощущали все, кто был в команде. Нам уже как будто было стыдно делать шаг назад — только вперед.

Самым поразительным, наверное, оказался последний день съемок, 14 октября, Покров. Нам нужно было снимать финал картины и начало, для финала нужен был снег. Ну откуда там, в Бресте, снег в это время… Мы думали о компьютерной графике. И вот я просыпаюсь в шесть утра, иду по нашей гостинице, а мне навстречу идут наши ребята-каскадеры, пьяные, и плачут. Я говорю: «Мужики, вы что плачете?» Сразу мысли: не дай Бог, что-то случилось! А они мне: «Ты в окно посмотри». Смотрю… Десять сантиметров снега. Мы сняли эпизод, и к двум часам дня все растаяло. Снега потом не было месяц.

Мне кажется, так бывает, если относишься с сердцем, с душой, с молитвой к тому делу, которым ты занят. Тогда силы как будто умножаются, тебе помогают. И уже ничего не страшно. Для меня в этом ответ на вопрос, как удалось снять картину и почему ее принимает зритель.

“БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ”, 2010

Автор идеи и Генеральный продюсер – Игорь Угольников

Авторы сценария: Владимир Еремин, Алексей Дударев, Константин Воробьёв, Екатерина Тирдатова

Режиссер-постановщик – Александр Котт

Оператор-постановщик – Владимир Башта

В фильме рассказывается о героической обороне Брестской крепости, которая приняла на себя первый удар немецких фашистских захватчиков 22 июня 1941 года. С документальной точностью описываются события, происходившие в первые дни обороны. В центре внимания – три очага сопротивления, во главе которых стояли командир полка Петр Михайлович Гаврилов (Александр Коршунов), комиссар Ефим Моисеевич Фомин (Павел Деревянко) и начальник 9-й погранзаставы Андрей Митрофанович Кижеватов (Андрей Мерзликин). История подана как рассказ-воспоминание участника обороны крепости, в те годы подростка Саши Акимова (Алексей Копашов). Его прототипом стал пятнадцатилетний Петя Клыпа, один из немногих выживших защитников Брестской крепости.

Это фильм не только о войне, но и о человеческих взаимоотношениях. По словам создателей картины, главная ее идея лучше всего сформулирована в надписи, обнаруженной на стене одного из казематов: «УМИРАЮ, НО НЕ СДАЮСЬ».

Игорь Угольников

Продюсер, актер, режиссер

Окончил ГИТИС в 1984 году, режиссерский факультет и факультет актерского мастерства.

С 1989 по 1995 год снялся в художественных фильмах:

«Круг» (реж. А.Малкин); «Гулять, так гулять» (реж. М.Ашумов); «Чернов-CHERNOV» (реж.С.Юрский); «MOSCOW MELODIES» (реж. А.Столяров и Д.Дибров); «Встретимся на Таити» (реж. В.Мишаткин); «Прорва» (реж. И.Дыховичный); «Путь вашей жизни» (реж. О.Фомин); «Ширли-Мырли» (реж. В.Меньшов) и других, а также в ряде сериалов, например, «В круге первом» (2006) (реж. Г.Панфилов).

Автор сценария и режиссер телевизионного музыкального фильма «Это несерьезно» (1998). Режиссер и продюсер фильма «Казус белли» (2002). Автор телепрограмм: «Оба-на!» (1991-1992), «Угол шоу» (1992-1995), «Доктор Угол» (1996).

В качестве продюсера создал ток-шоу «V.I.P.- Особо важные персоны» (1996); постановщик и ведущий ежедневного развлекательного ток-шоу «Добрый вечер» (1997-1998); автор сценария, продюсер и режиссер юбилейной программы «Оба-на. Юбилей» (2001); продюсер и ведущий программы «Добрый вечер на СТС» (2001-2002).

В 2007-2009 – продюсер ряда документальных фильмов («Брестская крепость»; «Госпожа Победа режиссёра Мотыля»; «Быль и небыль о маршале Рокоссовском»; «Москва — Минск. Кинотранзит» и других)

Автор книги «Оба-на!», куда вошли рассказы, сценарии и телевизионные пьесы (1996).

Награды: лауреат Первой премии «Золотой Остап», за наивысшие достижения в жанре сатиры и юмора (1992); лауреат премии «Овация» за лучшую телевизионную программу (1994); лауреат премии «Золотой стул» Второго международного телевизионного фестиваля юмора в Одессе («За обаяние и находчивость»)(2002).

В юношеском возрасте прочел книгу Сергея Смирнова “Брестская крепость”, с тех пор вынашивал замысел картины о событиях первых дней Великой Отечественной войны.

 

Фото Елены Меркурьевой, Владимира Гайслера

Mitrofanova МИТРОФАНОВА Алла
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.