«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца – Православный журнал «Фома»
«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца

«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца

Приблизительное время чтения: 9 мин.

Сначала он спас сына эсэсовца. Потом «убил» «русскую ночную ведьму» — легендарную советскую летчицу, чем сохранил ей жизнь. Пациенты этого доктора «умирали как мухи», но, почему-то, все стремились попасть именно к нему. Нацисты очень ценили «чудесного русского доктора», не догадываясь, что свой профессионализм хирург Георгий Синяков направляет против них, спасая в концлагере Кюстрин тысячи наших пленных…

Лагерь смерти

Выпускника медицинского факультета Воронежского университета Георгия Синякова призвали в армию на второй день войны: 23 июня 1941 года 38-летний хирург уже работал в медико-санитарном батальоне на Юго-Западном фронте. А в октябре под Киевом в районе села Борщевка его медсанбат попал в окружение. Но Синяков продолжал оперировать, пока фашисты под дулом пистолета не приказали ему оставить это «пустое занятие».

«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца
Доктор Георгий Синяков в молодости

Началось многомесячное мучительное кочевье по концлагерям. Лагерь в Борисполе, лагерь Дарница, наконец, в мае 42-го Кюстринский международный лагерь для военнопленных. Там Георгий Синяков лишился своего имени и стал заключенным № 97625.

Лагерь военнопленных был построен в июне 1940 года на окраине деревни Alt-Drewitz в 6 км от крепости Кюстрин, в 90 км от Берлина.

Первоначально лагерь служил местом содержания нескольких тысяч солдат и унтер-офицеров из Польши, Франции, Великобритании, Югославии и Бельгии.

Советские военнопленные стали поступать в лагерь в июле 1941 года.

Иностранным пленным помогал Красный Крест — присылал посылки, медикаменты, — и только советское правительство отказалось с ним сотрудничать.

Наших узников содержали отдельно, в чудовищных условиях. Восемь фанерных бараков-«лазаретов». Обтянутые кожей скелеты, раненые и больные, обгорелые, многие — с переломами, абсцессами, плевритами, по 250 человек в каждом бараке медленно умирали на двухэтажных нарах-клетках.

Колючая проволока в три ряда, часовые на вышках, голод, холод, болезни, издевательства надзирателей, медицинские опыты на живых людях, ампутирование здоровых конечностей, выкачивание крови, замораживание живьем в специальной комнате для штрафников...

За малейшую провинность — штраф всему бараку, лишение и так истощенных до предела людей на три дня хлеба, супа или того и другого вместе. По ночам надзиратели выбирали очередную жертву и для устрашения убивали человека на глазах у остальных заключенных.

«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца
Пленные в концлагере

За двумя дополнительными рядами проволоки находился инфекционный барак. В нем вообще творился кромешный ад: голод, грязь, избиения, стоны, смерть...

За всё время существования Кюстринского лагеря в нем погибло более 12 тысяч военнопленных.

Советских пленных вообще не лечили, просто оставляли умирать. При попытке побега расстреливали. Трупы закапывали в братских могилах. Нацисты, не задумываясь, уничтожили бы всех советских пленных сразу, но перед смертью рабы должны были выработать свой ресурс на благо Третьего Рейха. А для этого их нужно было какое-то время поддерживать в более-менее работоспособном состоянии.

Как «недочеловек» стал «чудесным русским доктором»

Оборванный, голодный, еле стоящий на ногах от слабости пленный особого доверия у администрации лагеря не вызывал, хоть и было известно, что он врач. Фашисты вообще считали, что «самый лучший хирург из СССР не стоит немецкого санитара».

Тем не менее, Синякову устроили экзамен — велели провести резекцию желудка. Экзаменаторами были надзиратели и несколько пленных военврачей из европейских стран во главе с доктором Кошелем. Операция шла несколько часов, у ассистентов дрожали руки, но Синяков делал всё настолько четко и уверено, что немцы были вынуждены признать: профпригоден.

Началась работа: ампутации, операции, перевязки практически  круглые сутки. При этом положение Синякова ничем не отличалось от положения остальных заключенных — он так же жил в бараке, недоедал, мерз...

«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца
Пленные в концентрационном лагере принимают пищу

Всё изменил случай. Сын одного эсэсовца подавился, и косточка попала в трахею. Счет шел на минуты. Синяков спас ребёнка, его мать встала перед «чудесным русским доктором» на колени и поцеловала ему руку! Авторитет хирурга вырос необычайно, ему назначили дополнительный паек и позволили свободно передвигаться по территории лагеря, заходить в любые бараки.

Живые и мертвые

Георгий Федорович пользовался льготами по-своему: паек он отдавал раненым, причем менял сало на картошку и хлеб, чтобы накормить побольше людей. За помощью к нему теперь обращались не только пленные и надзиратели, но даже жители окрестных деревень. А он тем временем возглавил подпольный комитет лагеря. Доктор рассказывал пленным о реальном положении дел на фронте, распространял листовки, в которых говорилось о победах советских войск, в общем, поднимал дух... Но главное, он получил возможность спасать людей не только на операционном столе: придумал, как организовывать побеги.

Конечно, в одиночку он при всём своём привилегированном положении с такой задачей не справился бы. Нужен был свой человек у немцев. И такой нашелся! «Своим среди чужих» оказался военный переводчик, капрал Гельмут Чахер: он учился в СССР, женился там на русской, Клавдии Осиповой, и вернулся в Германию перед самой войной. Русским пленным он сочувствовал.

Чахер отлично знал местность. А Синяков отлично знал медицину. Врач забирал заключенного в лечебный блок, но там его больному «становилось хуже», — раны начинали «гноиться», выглядел пациент так, что к нему приближаться было страшно. Потом пленный «умирал», доктор констатировал смерть, его «труп» вместе с настоящими умершими вывозили из лагеря и сваливали в ров, а через некоторое время он чудесным образом воскресал, забирал в условном месте нарисованную Чахером карту с маршрутом побега, часы, компас, запас провизии и бежал.

Нацистов эти «смерти» особо не беспокоили — всё равно пленные были расходным материалом. А Синяков подробно объяснял, как правильно задерживать дыхание, изображать агонию, останавливать взгляд и притвориться мертвым. Для эффекта «гниющих ран» он готовил специальную вонючую мазь на основе рыбьего жира (настоящие раны с ее помощью благополучно заживали). Иногда Синяков прятал готовившихся к побегу в инфекционных или туберкулезных бараках, которые нацисты брезгливо обходили, а потом под номерами реально умерших заключенных вывозил их вместе с трупами за территорию лагеря.

Летчики и разведчики

Однажды в лагерь привезли тяжело раненного советского разведчика. На допросах он молчал. Тогда гестаповцы решили подсадить к нему провокатора. Узнав об этом, Синяков и белградский профессор Павле Трпинац, захватив трех санитаров, один из которых знал азбуку Морзе, устроили в бараке разведчика обход. Раненый лежал на топчане в отдельной каморке под охраной автоматчика. А рядом — провокатор, забинтованный, как мумия. Доктор Трпинац встал между топчанами. Синяков громко расспрашивал провокатора о самочувствии, тот в ответ старательно тяжело стонал, а тем временем санитар-радист отстукивал пальцами по бинтам советского разведчика: «Рядом лежит провокатор!» Он повторял это до тех пор, пока раненый движением век не показал, что понял.

Среди спасенных русским доктором были известные люди, которые потом и рассказали о подвиге Георгия Синякова. Например, много месяцев доктор прятал среди раненых не то десять, не то шестнадцать советских летчиков. Штурмовика Николая Майорова сбили в воздушном бою. Ранения у него были очень тяжелые, серьезно повреждена рука. Синяков сумел остановить гангрену и руку летчику спас. Летчик-истребитель Александр Каширин в Кюстринский лагерь попал уже без сознания: умирал от гангрены ступней ног. Синяков спас и его, ноги вылечил.

Особым пациентом стала для Георгия Федоровича Егорушка —летчик-штурмовик, Герой Советского Союза Анна Егорова. Роковым стал для Анны ее 277-й вылет: самолет Егоровой сбили, сама она сильно обгорела. В концлагерь попала без сознания. Совинформбюро уже сообщило, что прославленной летчице посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца
Анна Егорова

Фашисты решили сохранить столь ценный трофей, чтобы устроить громкую публичную казнь, но сначала Егорову подлечить в надежде получить важные сведения. Она потом вспоминала: «Всех пленных согнали в колонну, и, окружив озверелыми конвоирами и немецкими овчарками, погнали по Кюстринскому лагерю. Меня товарищи по беде несли на носилках, как носят покойников на кладбище. И вдруг слышу голос одного из несущих носилки: «Держись, сестрёнка! Русский доктор Синяков воскрешает из мёртвых!»

Содержали Анну в охраняемом карцере с цементным полом. Лечил ее доктор Синяков на пару с Павле Трпинацем. Во время перевязки Анна успела рассказать, что спрятала в сапоге награды и партбилет, и попросила всё это сохранить. Просьбу ее выполнили.

А чтобы спасти саму Анну, доктор Синяков пошел проверенным путем: ожоговые раны стал смазывать специальной мазью. Выглядели они чудовищно, создавая впечатление, что несчастная гниет заживо, а на самом деле Егорова шла на поправку и раны отлично заживали. И когда она достаточно окрепла, ей устроили побег.

Но в Советском Союзе её чудесному спасению не поверили. Анне предстояло долго доказывать, что она — не предатель, терпеть пытки и издевательства, и только после реабилитации дождаться заслуженной славы и почета.

Как Синяков всех спас

Синяков спасал десятки, сотни военнопленных, а под конец войны спас разом целых три тысячи человек! Случилось это уже в 45-м. Наши овладели городом Кюстрин. До лагеря оставалось несколько километров. Немцы понимали, что обречены, и спешно готовились к отступлению: расформировали лагерь, а пленных поделили на три части. Одних отправили в Германию, других погнали пешком через замерзший Одер, а оставшихся — раненых и больных — решили просто ликвидировать. Таких набралось больше 3000 человек. Синякову пообещали, что его-то в живых оставят непременно, но доктор отправился к руководству лагеря и каким-то чудом уговорил: после разговора с доктором эсэсовцы ушли из концлагеря без единого выстрела.

А потом пришли наши. Танковая группа майора Ильина из 5-й Ударной армии генерала Берзарина. И у них тоже были раненые, и Синяков быстро организовал в лагере полевой госпиталь и за несколько суток успел прооперировать больше семидесяти танкистов.

Шестнадцать лет тишины

День Победы Георгий Федорович встретил в Берлине — расписался на Рейхстаге. Демобилизовался военврач в 1946 году, возвращаться в родные Воронежские края не стал — переехал в Челябинск и... затаился на целых 16 лет. Никому о своем военном прошлом не рассказывал, жил тихо, скромно, работал хирургом в больнице, писал научные статьи, учил молодых врачей...

Почему молчал? Да потому, что каждый побывавший в плену — заведомо неблагонадежный. А тут ещё «сотрудничавший с нацистами» — сына эсэсовца спас, немцев лечил, усиленный паек от фашистов получал. В те времена и за меньшие «грехи» можно было попасть уже в советский лагерь.

Лишь в 1961 году о Синякове узнали. Благодаря спасенной им героине-летчице Анне Тимофеевой (Егоровой) — очерк о ней опубликовала «Литературная газета». Потом о ней сделали ещё и телепередачу. И, рассказывая о своей удивительной судьбе, Анна Александровна с огромной благодарностью упомянула доктора Синякова, которому была обязана жизнью.

«Русский Шиндлер»: как попавший в концлагерь врач обвел нацистов вокруг пальца
Георгий Синяков на встрече ветеранов войны

Статью прочитали, передачу посмотрели и Георгия Федоровича нашли! Спасенные им люди стали присылать ему письма изо всех уголков Советского Союза! Синякова пригласили в Москву. Говорят, хотели присвоить звание Героя Советского Союза, но прошлое помешало.

Работал «чудесный русский доктор» заведующим хирургическим отделением медсанчасти Челябинского тракторного завода (ныне клиническая горбольница № 8), а потом — ассистентом кафедры факультетской хирургии в Челябинском государственном медицинском институте. Скончался в 1978 году. Ему было 74 года.

Немецкий промышленник Оскар Шиндлер спас от смерти около 1200 евреев. О нем знает весь мир. Георгий Синяков спас от смерти в больше 3000 военнопленных. Сегодня в медицинском музее Челябинска есть небольшая экспозиция, посвященная Георгию Синякову, а на стене городской больницы мемориальная доска в память о легендарном докторе.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (71 голосов, средняя: 4,96 из 5)
Загрузка...
19 июля 2021
Поделиться:

  • Екатерина
    Екатерина2 месяца назадОтветить

    Спасибо большое за то, что рассказали об этом удивительном человеке! Не знала о нем, жаль, что нигде не говорят и не дали награду. Список Шиндлера - велики фильм! Хотелось бы, чтобы и про этого человека сняли.

  • Евгений
    Евгений3 месяца назадОтветить

    Вечная Слава и Благодарность Великая всем Героям и простым труженикам той войны!

  • Светлана
    Светлана3 месяца назадОтветить

    Спасибо за замечательный материал! Герои живы пока мы о них помним!