ФАКУЛЬТЕТ БОЖИЙ

Зачем светским вузам теология

Что же такое теология? Чем она отличается от богословия и какая от нее польза обществу? Требуют ли от студентов-теологов согласия с тем, чему их учат? И куда можно устроиться с дипломом теолога? Ответы на эти вопросы «Фома» попытался найти у людей, занимающихся ими профессионально.

Теология – прикладная наука?

Теологию у нас сейчас преподают уже в 36 светских вузах, из которых 21 – государственный. Еще в пяти готовятся создать теологические кафедры или факультеты. Недавно XI Всемирный Русский Народный Собор рекомендовал правительству внести теологию в перечень научных специальностей. А на совместном заседании Совета по теологии и Общественного совета Центрального федерального округа, прошедшем в Туле, решено было разработать программу развития системы теологического образования в стране и дальнейшего использования новоиспеченных теологов. Иными словами, речь идет о создании теологических факультетов и кафедр в светских вузах, их финансировании из госбюджета и введении степеней кандидатов и докторов теологии.
Особенно подробно эту тему обсуждали на заседании в Туле. Причем, из того, что говорилось с трибуны, следовало, что теология в вузах нужна, главным образом, ради нравственного воспитания молодежи и в интересах… госбезопасности. Призывали даже “выстроить вертикаль теологического образования”. Поминали и деструктивные секты, намекнули на недоброй памяти ваххабитов – вот, мол, к чему приводит обучение мусульманских теологов за границей. Говорили о цветущем состоянии системы теологического образования за рубежом, припомнили и “Болонский процесс”, вынуждающий Россию равняться на Европу…
И только завкафедрой теологии Тульского государственного университета и директор Тульской православной классической гимназии протоиерей Лев Махно решился отойти от проблем “строительства вертикали”, не стал оглядываться на Запад, а заговорил о религиозных основах российской гуманитарной культуры. Эту тему продолжил доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН Владимир Катасонов: “Корнем культуры является религиозный опыт народа. И все наши знаменитые достижения в искусстве, в гуманитарной науке, и даже в естествознании так или иначе связаны с религией, а именно – с Православием. Одной из таких вершин является, в частности, философия культуры отца Павла Флоренского – первая российская система философии культуры”.
Ученым-гуманитариям сегодня уже практически невозможно обойтись без религиозного контекста своего предмета. К примеру, изучая бытовую культуру средневекового города, необходимо понимать, во что верили его жители, изучая фламандскую живопись – знать религиозную подоплеку изображенных художниками сюжетов, а, анализируя ирландский фольклор, неплохо представлять, к каким христианским корням он восходит.

Если вынести за скобки атеизм

Разница между теологией и религиоведением в том, что теология рассматривает любую религию как бы изнутри. Теологи глубоко и подробно исследуют избранную ими для изучения религию, ее священные тексты, вероучение и его внутреннюю логику, священную историю, культ, религиозное законодательство, причем с точки зрения самой этой религии.
С другими традициями и верованиями их, конечно, тоже знакомят, но не так глубоко и только с точки зрения выбранной специализации. И если, скажем, появится какой-нибудь обзорный курс лекций по истории верований племени кубу для православных теологов, он обязательно будет составлен с позиции Православия. Конечно, религиоведы могут знать верования кубу (а также ислам, буддизм, даосизм и так далее) гораздо лучше, чем православные теологи, но ведь и о Православии они успеют узнать столько же, сколько о других религиях и верованиях – не больше.
– Система подготовки теологов – двухуровневая, – пояснил ректор Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета (ПСТГУ) протоиерей Владимир Воробьев. – Сначала общегуманитарный блок дисциплин: история религий, история России, философия… И только пройдя этот базовый уровень, студенты переходят к специальным дисциплинам, для каждой конфессии своим: само вероучение, сакральные тексты, вероучительная литература, древние языки, история конфессии, конфессиональное право, культ…
Правда в постсоветской России стандарт обучения теологов и религиоведов поначалу совпадал почти полностью – ни о каких религиозных спецпредметах во временном стандарте по специальности “теология” от 1992 года за подписью тогдашнего главы Госкомвуза В. Д. Шадрикова и речи не шло. А религиоведческий стандарт до сих пор остается безрелигиозным: на изучение “материализма, атеизма, религиозного индифферентизма, богоборчества, антиклерикализма и нигилизма” (цитирую описание курса “История свободомыслия”) в нем отводится в полтора раза больше часов, чем на изучение христианства.
Между тем, ни в Европе, ни вообще в мире атеизм вовсе не считается обязательной платформой религиоведения. “Там как раз, – уверяла завсектором научно-методического обеспечения религиозного образования ПСТГУ Мария Тюменева, – наблюдается философский плюрализм. У нас же по понятным причинам атеизм претендует на объективную позицию. Отсюда и попытки противопоставить теологию и религиоведение, хотя они взаимно дополняют друг друга”.
Если вынести за скобки атеизм, то религиоведы изучают не столько само содержание религий, сколько их общественные функции и отражение в общественном сознании.
“Теология” же в переводе с греческого означает “богословие”, и разница в подготовке православных теологов и православных богословов только в том, что первые не обязательно становятся священниками (например, женщины-теологи), тогда как вторых готовят преимущественно к пастырскому служению. Но у нас теологию стараются ни в коем случае не называть богословием, чтобы этот “исключительно светский” предмет не путали с церковным.
– Теология – особая наука, – объяснил мне Владимир Катасонов. – Она не пытается полностью рационализировать веру. А вот культурология и другие религиоведческие дисциплины, такие, как философия религии, постоянно стремятся объяснить религию, и при этом постоянно ее искажают и упрощают. И после такой редукции специалисты – философы и культурологи – сами же остаются недовольны получившейся картиной…

Тула теологическая

Сегодня кафедра теологии гуманитарного факультета Тульского государственного университета считается одной из лучших. По словам протоиерея Льва Махно, идея ее создания принадлежит тогдашнему ректору ТулГУ Эдуарду Соколову, и родилась она задолго до 2001 года, когда была создана кафедра. С тех пор университет готовит бакалавров теологии (срок обучения четыре года) и преподавателей теологии (срок обучения пять лет). На каждый курс принимают пятнадцать “бюджетников” и пять платных студентов, так что в общей сложности здесь обучается около сотни человек.
И хотя специализацией кафедры официально считается христианское искусство, здесь изучают и спецпредметы: догматическое богословие, библеистику, историю христианской письменности и патристику, литургическое богословие, историю Русской Церкви, каноническое право, богословие иконы, историю и теорию православного певческого искусства, Православие в русской литературе XVIII-XX веков.
Лекции читают и священники, и светские преподаватели ПСТГУ и МГУ им. Ломоносова. Среди них – такие известные православные ученые, как Александр Дворкин. Но и здесь, как и на других теологических отделениях преподавателей не хватает: выпускники духовных семинарий и академий не имеют права работать в светских вузах (государство пока не признает их дипломы), а светских специалистов нужного профиля единицы.
Поэтому спецпредметы изучают только будущие теологи – на прочих “добровольцев” у преподавателей не хватит ни сил, ни времени, да и задача “охватить весь вуз” изначально не ставилась. Но студентам теологического отделения все условия для полноценного обучения созданы.
Сначала отцу Льву отдали один этаж в корпусе университетского общежития, потом он попросил второй… Сейчас оба этажа кафедры теологии – это оазис с европейскими интерьерами в обшарпанной общаге. “Третий этаж этого корпуса быстренько начали ремонтировать, – улыбается отец Лев, – чтобы я и его не забрал”.
При Университете построили храм в честь мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. Каждую среду служится Литургия. На нее могут приходить все желающие, но студенты кафедры теологии присутствуют на ней обязательно. А как иначе, если литургическое богословие – у них обязательный предмет?! В каждом классе есть иконы, и перед богословскими предметами преподаватель читает молитвы. Келейное правило* – тоже важная часть процесса обучения, но на нем обязательно только присутствие, а не сама молитва. “Я вовсе не считаю, что мой студент обязательно должен быть верующим, – говорит отец Лев. – Верить или не верить – это его личный выбор. Например, на нашей кафедре уже два года учится некрещеный молодой человек. В конце концов, с человеком можно стать просто хорошими друзьями, и для этого совершенно необязательно чтобы он был православным”.
Абитуриентов кафедры теологии ТулГУ не спрашивают о вероисповедании и не требуют у них благословения духовного отца. Наличие или отсутствие каких-либо знаний о Православии также не учитывается при поступлении. А вот знание общеобразовательных предметов проверяют: абитуриенты сдают экзамены по русскому языку (изложение), обществознанию (тестирование), истории России (тестирование). Впрочем, это все экзамены общефакультетские – только в заявлении абитуриент должен указать, что хочет учиться именно на кафедре теологии. Но оценивать знания приходится жестко: в 2006 году конкурс на теологическое отделение был 18 человек на место, и он постоянно растет.
Почему столько ребят хотят изучать теологию? “Кого-то привлекают условия, кого-то список предметов, – говорит отец Лев. – Есть и такие, кто приходят с установкой “хочу знать больше о своей культуре”. Это и есть наша главная задача – возвращение к истокам своей культуры, удовлетворение возникшей потребности людей узнать свои корни, узнать Православие. Ведь религия – это не просто часть общечеловеческой культуры, это, по сути, главная ее часть”. Впрочем, отец Лев озабочен приливом случайных людей, приходящих на кафедру только из-за сложившейся там “семейной, домашней обстановки” (студенты говорят, что батюшка даже бесплатно кормит иногородних ребят) и думает ввести предварительное собеседование. Есть еще идея разделить обучение на бакалавриат и магистратуру и не брать на 5-й курс тех, кто на 4-м не справился с письменной выпускной работой бакалавра.

Иди, теолог, ищи, теолог…

По словам отца Льва, проблем с трудоустройством у его выпускников пока не было: “Теологи – люди с прекрасным гуманитарным образованием, а такие нужны всем и всегда. Выпускник нашей кафедры знает шесть языков – два современных, древнегреческий, древнееврейский, латынь и древнеславянский. Помимо общеобразовательных предметов у нас преподают тридцать специальных дисциплин: например, историю Русской и Западной Церквей. Лучшего гуманитария и быть не может. И после обучения перед ним открыты все дороги: в школы, в университеты, в редакции СМИ”.
Вдобавок, хотя кафедра и не выпускает священников, но эта дорога, по словам отца Льва, не закрыта для студентов мужского пола: “Несколько человек с нашей кафедры действительно хотели бы посвятить себя служению Церкви. И мы сейчас ведем переговоры с Духовной Академией о том, чтобы выпускник нашей кафедры мог поступить туда сразу, минуя семинарию. Наш учебный план построен так, что ему даже не придется ничего досдавать”.
В 2006 году был первый выпуск, и большинство новоиспеченных теологов пошли работать в издательства и на радио. Трое поступили в аспирантуру: один в Москве, двое в Туле. Многие хотели бы защититься и остаться преподавать в альма-матер. но защитить диссертацию на кафедре пока невозможно. А если защищаться на других кафедрах и факультетах, придется потратить уйму времени на науки, которые к его специальности прямого отношения не имеют. Да и диссертацию придется писать не по своему профилю. Ведь до сих пор Высшая аттестационная комиссия (ВАК) Министерства образования и науки России не утвердила степени кандидатов и докторов теологии…
Сам отец Лев считает, что теологи больше нужны как посредники между Церковью и остальным миром – структурами власти, бизнесом, СМИ, сферой образования: “Виды профессиональной деятельности наших выпускников – научно-исследовательская, учебно-воспитательная; экспертно-консультативная; организационно-управленческая; представительско-посредническая; социально-практическая…” По мнению председателя Общественного совета ЦФО известного предпринимателя Евгения Юрьева, основная сфера приложения сил дипломированных теологов – учреждения образования, в том числе и средние школы. Впрочем, протоиерей Владимир Воробьев пояснил, что с трудоустройством выпускников пока не все так просто – потому что “мало кто знает, что это за теология такая. Надо объяснять”.
Объяснять придется в основном госчиновникам, для чего, как сообщил Евгений Юрьев, создается экспертная группа, которая подготовит свои предложения по развитию системы теологического образования в России и направит их в Минобрнауки. Объяснять придется и законодателям – в правовой системе нашей страны до сих пор нет четких определений “светского” и “религиозного”, поэтому оба эти слова толкуются сторонниками и противниками изучения теологии совершенно по-разному, а юристы из лагеря сторонников вынуждены апеллировать только к зарубежному опыту… Но это уже – политические вопросы, которые выходят за рамки нашего исследования.

 

 

 

На заставке фрагмент фото с nikvkuz.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.