Епископ Саратовский и Вольский ЛОНГИН: СЕКТА КАК ДИАГНОЗ ВРЕМЕНИ

Сегодня, наверное, уже не осталось людей, которые бы не слышали слово "секта", а многие и сталкивались с сектантами на улицах российских городов и весей: навязчивые незнакомцы предлагают поговорить о Боге и Библии, приглашают прийти на молитвенные собрания или более хитро — например, на "бесплатные курсы по улучшению памяти". На первый взгляд, все это очень далеко от Церкви, но почему-то тема сектантства внутри нее часто становится главной в посланиях Патриарха и даже на церковных Соборах. Неужели есть опасность, придя в Церковь, оказаться в секте? Насколько серьезна эта вероятность и можно ли ее избежать, вовремя распознав "православных" сектантов?


В жизни человека — будь то сфера его деятельности, разума или чувств — всегда есть вероятность совершить ошибку. Для религиозного сознания тоже существуют специфические опасности. Одна из них — уклонение в сектантство. В чем она проявляется?

Характерным свойством, отличительным признаком сектантского мировоззрения является чрезмерное акцентирование внимания на одном вопросе, пусть даже и достаточно важном, занимающем определенное место в жизни человека и Церкви. Когда за частным перестает видеться целое — мы встречаемся с сектантством в чистом виде. Очень характерный пример — адвентизм, который поставил во главу угла празднование субботы. При всей важности соблюдения субботнего дня для ветхозаветной религии, даже она отнюдь этим не исчерпывается, однако все вероучение адвентистов было построено именно вокруг этого пункта.

Можно вспомнить и наших старообрядцев, которые начали бороться с реформами в Церкви, может быть, действительно не очень грамотными. Древние обычаи и традиции — вещи, безусловно, почтенные. Например, сегодня никто не спорит с тем, что знаменное пение гораздо лучше передает глубокий молитвенный дух богослужения, чем, скажем, пение партесное, концертное. Никто не сомневается и в том, что каноническая икона является в большем смысле этого слова иконой, чем живописная. Более того, переболев болезнью "новизны", Церковь сама постепенно возвращается к каноническим формам церковного искусства. Однако ради защиты этих важных, но, тем не менее, все же второстепенных вещей целое сообщество верующих людей отказалось от Евхаристии — главного содержания христианской жизни, от самой Церкви!

Логическое завершение этого пути — многочисленные секты беспоповцев. Люди, которые наиболее последовательно провели в жизнь идеи старообрядчества, провозгласили факт самоуничтожения Церкви: по их мнению, на земле Церкви уже нет, "благодать на небо улетела". И хотя мир по-прежнему стоит, Церковь живет, все новые и новые люди приходят ко Христу, признаться в своей неправоте раскольники не в состоянии.

Понятия "Церковь" и "секта" кажутся диаметрально противоположными — можно ли говорить о том, что сектантство проникает в жизнь Церкви? Наверное, можно. Потому что всегда и везде, когда люди начинают увлекаться какой-то одной стороной неправильно понятого ими благочестия, в церковной ограде возникает сектантское движение. Причем, как правило, эта болезнь развивается не сама по себе — ее сопровождают другие недуги.

К примеру, в том, что у нас называют "младостарчеством", заметен не только сектантский дух, но и опаснейший дух обмирщения Церкви. Это действительно большая проблема, и разговор о ней ведется давно. В появлении младостарчества во многом "виноваты" те условия жизни, в которых мы сегодня находимся, и прежде всего — разрыв церковных традиций, который произошел в XX веке. В силу обстоятельств, мы просто вынуждены нарушать какие-то церковные правила и каноны.

Например, мы знаем, что в православной Греции до сегодняшнего дня духовниками (то есть священниками, совершающими таинство покаяния) по благословению архиерея становятся только духовно и житейски опытные пресвитеры, которым, как правило, уже далеко за сорок лет. У нас же, с нашей пока еще непреодоленной разрухой в церковной жизни, нет возможности выбирать. В нашей епархии, в Заволжье, в некоторых районах — один священник на несколько тысяч, а то и десятков тысяч человек. Вот и приходится поручать 20-22-летнему человеку нести священническое служение во всей его полноте, в том числе, исповедовать людей. Конечно, это сопряжено со многими трудностями и искушениями, как для него самого, так и для его паствы.

Кроме того, ростки сектантства поддерживаются самим духом времени. Мы сталкиваемся с тем, что сегодня все больше и больше людей ищут жесткого водительства по жизни, то есть человека, который взял бы за руку и повел. Можно сказать, что есть некое совместное движение навстречу друг другу: младостарчество оказывается востребованным из-за общей поврежденности человеческой природы. Эта тенденция заметна не только в Церкви. Почему в XX веке толпы, миллионы людей с восторгом слушали Сталина, Гитлера, Муссолини? Значит, есть некие, говоря святоотеческим языком, "чувствилища души", которые отзываются на требование подчинения.

За последние годы в Церковь вошло огромное количество людей с сознанием пока еще совершенно нецерковным. Человека, не знакомого ни с основами вероучения, ни с творениями святых отцов, ни даже, по большому счету, с Евангелием, можно убедить в чем угодно: например, в том, что если ему где-то кто-то присвоит какой-то номер, благодать его покинет. Десятилетия доверия всякого рода гадалкам, оккультистам, колдунам, веры в то, что на тебя могут наслать порчу, сглазить, и тому подобного — приводят к тому, что человек начинает думать, что можно точно так же, помимо его воли, лишить его милости Божией. У многих людей сегодня почти оккультное воззрение на то, как действует благодать: будто бы чисто механическим путем ее можно отнять и, наоборот, заменить какой-то злой силой.

Поэтому самым ярким, массовым и опасным проявлением сектантского сознания я считаю утилитарный подход к Церкви, который характерен для наших современников. Зачем в большинстве случаев человек сегодня заходит в храм? Поставить свечку — попросить здоровья и удачи. Можно сказать, он приходит в Церковь, как в магазин. От Бога, от Церкви, от священника ему нужны простые и осязаемые вещи: кому успех в делах, кому помощь на экзамене, кому содействие в поиске жениха.

Конечно, замечательно, когда воцерковленный человек перед началом важного дела подходит к своему духовнику, понимая смысл священнического благословения. Но когда его воспринимают как некий "приворот на удачу"… Каждому священнику практически ежедневно приходится сталкиваться с этим!

Вот эта, не побоюсь такого слова, духовная коммерциализация, суррогат церковной жизни (который выбирают для себя сами люди, потому что он их полностью устраивает) конечно, производит удручающее впечатление. Это самая серьезная болезнь настоящего времени и, наверное, тоже своего рода проявление сектантства, потому что опять нечто второстепенное ставится на место основного.

По большому счету, все это — следствие отсутствия просвещения, недостаток примеров нормальной здоровой духовной жизни.

Как можно бороться с этим явлением? Есть только один и очень простой способ — просвещением, личным общением с каждым человеком. От всех нас требуется постоянное внимание ко всем, кто приходит в Церковь. Людей в Церкви нельзя оставлять одних.

Церковь для современного человека очень сложна, так как сложно само христианство. Оно предполагает очень высокий уровень интеллектуального, культурного, духовного и душевного развития. Это совсем не значит, что для людей простых, "некнижных", вход в Церковь закрыт. Наоборот, весь ее опыт говорит о том, что евангельские истины воспринимаются прежде всего сердцем, и душевная восприимчивость становится основой для бесконечного возрастания, совершенствования человека уже в лоне Православия.

Однако именно эта — душевная и духовная — сторона человеческой личности подавляется в технократическом обществе в первую очередь, и культура уходит. Мы всегда считали, что советская культура ущербна, по сравнению, скажем, с классической русской культурой, что она очень неглубока. Но сегодня нам уже кажется, что то состояние культуры, обучения, образования, которое было каких-нибудь двадцать-тридцать лет назад, для нас — недостижимый идеал. Посмотрите: все больше и больше встречается людей, которые не интересуются ничем. Не для них существовала наша цивилизация последние две тысячи лет — они ничего ни о чем не знают и знать не хотят. А Церковь является средоточием тех достижений, тех вершин, до которых поднялось человеческое общество, потому она и сложна.

Что же должен делать сам человек, осознавший необходимость духовной жизни? Прежде всего, не просто прочитать Евангелие, а, по слову преподобного Серафима Саровского, "напитаться" его духом. И все, что этому духу противоречит, в жизни своей отметать. Надо знать свою веру и всячески удаляться от "творящих разделение". Проще говоря, если некто, пусть даже человек уважаемый и авторитетный, говорит: "В этом вопросе Церковь неправа. Я один знаю, как спастись", — уходи от такого «авторитета" без оглядки.

Спаситель у нас один, и Он сказал: "Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (От Матфея 16, 18). Господь присутствует в Своей Церкви за каждым богослужением, в каждом Таинстве, Он всегда рядом с нами. И что может быть важнее и радостнее для нас?

В продолжение темы читайте:

КАК РАСПОЗНАТЬ "ПРАВОСЛАВНУЮ" СЕКТУ? (11 вопросов самому себе)

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.