ДОКТОР КЛОУН

ДОКТОР КЛОУН
В Российской детской клинической больнице (РДКБ) помогают детям выздоравливать не только врачи, медперсонал и родители. Здесь детей лечит смехом высокий человек в разноцветном костюме и с красным носом — единственный в России профессиональный больничный клоун Константин Седов, или клоун Костя, как зовут его дети.Корабль человеческих судеб. Мы идем по длинному больничному коридору, переходим с этажа на этаж вдоль унылых стен и вереницы палат. Кажется, мне ни за что не найти выхода из этого лабиринта. Хорошо, что у меня есть проводник в яркой клоунской одежде и с дудкой в руках.Кто-то стоит в конце коридора против света. Вдруг оттуда отделяется маленький комочек в белой маске на лице и неуверенными шагами, раскинув руки для объятия, начинает двигаться в нашу сторону.— Встреча на Эльбе! — провозглашает Костя и трубит в дудку.

Фигурка начинает двигаться все быстрее, стараясь побежать, и Косте приходится поспешить, чтобы подхватить на руки маленькую девочку. Оле всего два годика. Она улыбается только глазами, потому что детский ротик закрыт белой маской. Ничего не говоря, она просто держится за любимую живую игрушку — радуется встрече со старым знакомым. Получив на прощание шарик, Оля целует своего клоуна и машет рукой всем нам.

— Это твоя любимица?

— У меня нет любимчиков… Хотя есть особенные дети, и Оля — одна из них. Они открывают тебе свою душу, и ты невольно открываешь им свою— в ответ. Их ты не просто смешишь — ты сорадуешься с ними. Создается ощущение, что они понимают тебя, взрослого человека, полностью, глубоко. Такая теплота не может оставить равнодушным.

Мы продолжаем путь, идем, словно по кораблю, в каютах которого — дети и родители спасаются от беды и смерти Наша цель­ — «пансионат», как называет его Костя, — место, где дети идут на поправку, восстанавливаются после тяжелых операций. На пути нам попадаются «пассажиры». Кто-то идет, таща за собой капельницу, кто-то просто стоит у окна, вглядываясь в лица идущих мимо больницы людей. Возле кабинета врача — мама с сыном. Оба плачут. Клоун не может пройти мимо такой сцены, достает самый красивый шарик и протягивает его ребенку. Но мальчик испуган, и даже неожиданный подарок его не радует, он зарывается лицом в мамину руку. А мама сквозь слезы говорит: «Укол нам больный делали…». Костя оставляет шарик маме, и она улыбается.

Наконец, спустившись по очередной лестнице, мы достигаем нашей цели. Костя громко оповещает детей о своем приходе. Все собираются в небольшом холле. Представление начинается. Детей и родителей ждут игры, загадки и удивительные фокусы. На целый час больницу, которая для многих стала домом, заполнит смех.

Клоун в больничном халате

Клоун Костя работает в Российской детской клинической больнице уже четыре года. И многие дети не представляют, как в больнице может не быть этого высокого человека в разноцветном колпаке. Однако раньше Константин и не помышлял о клоунаде и работал юристом.

— Я очень быстро разочаровался в юриспруденции, — говорит бывший юрист Константин Седов. — Я не видел в своей работе пользы, и поэтому был совершенно безынициативным сотрудником, убегающим из офиса, как только заканчивался рабочий день. Часто работа шла вразрез с моей совестью, а это всегда трудно преодолеть. Да и нужно ли? Сейчас сама совесть работает на меня. И страшен мне теперь не выговор от начальства, страшно недоработать. На душе становится тяжело, если знаешь, что сделал не все, что мог. Если хотел сходить в три отделения, а посетил всего два, то на следующий день бежишь в то, пропущенное отделение. Ведь там ждут дети, и ты им нужен…

Первое свое выступление клоун Костя запомнил на всю жизнь:

— Это было ужасно: страшный грим, оранжевый комбинезон, как у дорожного рабочего, дедушкина желтая рубашка, и, в довершение всего, нос из половины теннисного мячика. Но когда я вошел к детям, никто не испугался, они окружили меня, наблюдали за всеми моими манипуляциями с огромным интересом, а на прощанье повисли у меня на шее. Я ушел совершенно довольный и понял, что это и есть моя настоящая работа.

Со временем образ изменился. Теперь это — доктор клоун, который ходит по больнице исключительно в больничном халате, поверх клоунского костюма.


Воля ребенка — закон

Как ни странно, такое новое для нашего уха сочетание слов, как «доктор клоун», давно знакомо людям, как в Европе, так и в Америке. Там клоуны работают в детских больницах уже более 25 лет. И вопрос, заданный врачу, например, в Испании, о том, нужны ли такие клоуны, вызовет только недоумение. Специально проведенные исследования доказали, что здоровье детей улучшается пропорционально улучшению их настроения. Дети, которых постоянно посещает клоун, быстрее идут на поправку, чем те, кто обделен вниманием веселого друга. Именно поэтому в Европе клоун и психолог работают в тандеме. Первый отчасти строит свое общение с маленьким пациентом, основываясь на советах второго.

К сожалению, в России необходимость больничной клоунады приходится доказывать. Многие не воспринимают это новшество всерьез или смотрят сквозь пальцы, как на забавную и недолговечную игру. Конечно, ни о какой государственной поддержке речи пока не идет. А многие ли дети смогут ждать момента, когда общество привыкнет к больничным клоунам?

— Часто дети, которые уже много дней отказывались есть, начинают весело уплетать свой завтрак, если я на него претендую или разыгрываю его как приз между другими детьми. Я также стараюсь ходить с малышами на процедуры. Они и не замечают, что им что-то колют, если в это время наблюдают за очередным фокусом или пытаются понять, как из обычного шарика появляется собачка.

Его пускают даже в реанимацию, к стерильному боксу, где ребенка готовят к сложной операции, например, по пересадке костного мозга. Туда входит только врач, одна медсестра, мама и… клоун. Костя работает даже с теми детьми, которые находятся на аппаратах искусственного дыхания. Они не улыбаются, но Костя по глазам видит, что его слышат и понимают.

— А бывает так, что дети не хотят, чтобы ты приходил?

— Да, конечно. В палату к ребенку за день заходит огромное число людей. И ни один из них не спрашивает разрешения у ребенка. Понятно, что врачи и медсестры делают свое дело и им в этот момент не до разговоров. А ребенок терпит, постоянно терпит бесконечные уколы, катетеры, клизмы, пункции. Часто дети никому из взрослых не хотят подавать руку при встрече, потому что боятся укола. Все это укладывается в понятие «агрессивное медицинское вмешательство в организм ребенка». А когда я захожу в палату, я всегда спрашиваю у ребенка разрешения. Если он против моего посещения, то я сразу же исчезаю. И ребенок понимает, что впервые в больнице кто-то услышал его протест, кто-то взрослый послушался его. Он понимает, что он вправе принимать решения и проявлять волю, а это само по себе является положительным терапевтическим опытом. А я приду к нему еще раз тогда, когда он сам этого захочет.

Зачем клоуну школа?

При Детской Клинической больнице в Москве существует Региональ­ный общественный благотворительный фонд помощи тяжелобольным и обездоленным детям. Силами фонда, а также волонтеров не только собираются немалые средства на лечение детей, но и организуется их досуг. Прямо в РДКБ, рядом с больничным храмом в нескольких помещениях, а порой и в самом храме вне служб проводятся занятия с детьми. Сейчас существует несколько классов: гитарный, рисование, рукоделие, компь­ютерный класс и актерское мастерство. Актерское мастерство — самый молодой проект. Ведут его два профессиональных актера московских театров. Один из них еще мальчиком лечился в РДКБ, а, выздоровев, окончил театральный институт и теперь помогает больнице.

При непосредственной поддержке Фонда сейчас открывается первая в России Школа больничной клоунады «Доктор клоун». В новую Школу приглашаются люди с театральным образованием, готовые посвятить себя помощи больным детям.

— Костя — это украшение нашего коллектива, он прекрасно работает с детьми вот уже несколько лет, — говорит директор фонда Лина Зиновьевна Салтыкова, — но он не может справиться со всеми запросами РДКБ. Ведь он еще посещает Морозовскую и Каширскую больницы. А еще есть онкологический Центр в Балашихе, НИИ им. Бурденко, Институт рентгенорадиологии, а также многие другие больницы, где клоуны нужны. Мы хотим работать по конкретным запросам разных отделений. Нужно, чтобы клоун знал своих маленьких пациентов, их возможности и предпочтения. Ведь в одном отделении дети трудно воспринимают информацию, и с ними нужно говорить очень медленно и все объяснять, в другом отделении — дети, которые не видят, и к ним уже совершенно другой подход. Недавно к нам с просьбой обратился операционный блок. Они хотят, чтобы клоун находился рядом с ребенком до самого момента засыпания, чтобы малыш не пугался, не плакал и не получал негативных впечатлений. Но Костя не может везде успеть, а больше пока никого нет.

— Я искренне считаю, что больничная клоунада — это профессия, которой нужно овладевать,— говорит Костя.— Это и драматургия, и пантомима, и эстрада, и цирк, и иллюзион и даже психология. Но главное— больничный клоун должен хотеть служить и помогать детям, должен отдавать себя им без остатка. А также понимать, что больные дети достойны счастья, и, может быть, даже большего, чем здоровые.

— Может быть, люди боятся идти работать в больницу? Ведь здесь главная тяжесть не физическая, а моральная…

— Все думают, что больничному клоуну сложно работать. Так кажется со стороны. Но Господь дает силы. Да, как и во время любой актерской работы, сильно устаешь, потому что отдаешь себя, отдаешь всю свою жизненную энергию зрителю. Но в театре бывает, что зрительный зал только поглощает тебя, не отдавая ничего взамен. С детьми же все по-другому. Больные, слабые, маленькие, измученные люди поразительным образом возвращают тебе силу жить, и даже приумножают ее. Часто думают, что детская больница — это хоспис, где маленьких пациентов провожают в последний путь. Но это не так! Детей здесь лечат, и они выздоравливают! И странно будет не помочь им в этом, если хоть малая доля этой помощи в твоих руках.

Часто от разных людей можно услышать вопрос: почему болеют дети? Как на него ответит больничный клоун, который ежедневно видит детское горе?

— Я тоже, конечно, задавал себе этот вопрос. И понял, что ответить на него можно только находясь на стороне веры. Я пришел к вере не так давно, шесть лет назад. И, наверное, из-за моей работы, не было каких-то сомнений и метаний — просто почувствовал, что пришло время… Мне кажется, в больнице невозможно не верить. Бог — это Любовь, всеобщая и всеобъемлющая. И Он никому не сделает плохо. А если нам кажется, что Он несправедлив, то это лишь значит, что мы еще не все понимаем. Многие матери приходят к такому ответу во время болезни детей. И остаются тверды в вере даже после их ухода. Я преклоняюсь перед ними и верю в их правоту.

P.S. За время подготовки этого материала Школа клоунов начала свою работу, сейчас в ней учатся и готовятся к выпуску семь человек.

— Мне очень приятно, что к нам пришли талантливые люди с чистым сердцем, теплой, искренней и открытой душой и верой, — радуется Костя. — Для меня эти люди стали второй семьей. Сейчас складывается настоящая команда, ценность которой я надеюсь еще понять в будущем. Но уже сейчас я хотел бы назвать их по именам — Надя, Яна, Алена, Максим, Элина, Иван, Вероника…

Фото Владимира Ештокина

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.