Что делать, если любимый человек оказался во власти зависимости?

6 советов психотерапевта Константина Ольхового

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы. Какое-то время назад к нам пришел один из таких непростых вопросов: «Жить с зависимым. Бежать или бороться?» (читать письмо).

6 советов врача-психиатра, психотерапевта Константина Ольхового

 1. Оценить ситуацию на самом раннем этапе

olhovoy2Об этом уже поздно говорить девушке, написавшей письмо, но очень важно сказать всем молодым людям, читающим этот текст. Если человек, к которому вы испытываете чувства, уже в 19-летнем возрасте любит хорошо выпить — это серьезный сигнал об опасности. Я ни в коем случае не говорю, что надо скорее бежать от такого человека и ни за что не строить с ним совместное будущее, но все-таки еще до свадьбы надо обратить на это свое и его внимание и понять, готов ли он воспринимать это как проблему, или для него это совершенно нормальная ситуация.

В чем тут опасность? У большинства людей на раннем этапе химической зависимости наступает такое состояние, которое в психиатрии вообще и в наркологии в частности называется анозогнозия. С греческого это переводится так: a — отрицательная частица, nosos — болезнь, gnosis — знание. То есть анозогнозия — это отрицание человеком того, что он болен. Классический тестовый вопрос, который задается алкоголику: «Выпиваешь много?». Стандартный ответ: «Как все». Это значит: у меня все в порядке, я пью не больше, чем все, я могу бросить в любой момент, и я вовсе не алкоголик. Но это «как все» может быть и одной, и двумя бутылками водки в день. Но человек не признает, что он болен, что его психика, его организм уже настроены на постоянное потребление алкоголя и что на самом деле он уже не может не пить.
Поэтому если такой молодой человек считает свою манеру выпивать нормальной, прогнозы здесь не самые благоприятные, и вполне возможно, что либо он скоро скатится до алкоголизма, либо он уже алкоголик.

Алкоголизм — это проблема, на которую нельзя смотреть сквозь розовые очки. Но штука еще в том, что среди большинства людей, как верующих, так и не верующих, распространен так называемый синдром спасательства. Мы почему-то свято уверены, что, как только пьющий человек с нами познакомится и начнет общаться, он сразу перестанет пить. И важно понимать, что в действительности это далеко не так, и за романтическими представлениями шевелится суровая реальность.

2. Понять, готовы ли вы менять свою жизнь

Фото Sheila Sund/www.flickr.com

Фото Sheila Sund/www.flickr.com

Предположим, вы — рано или поздно — поняли, что ваш близкий человек оказался во власти химической зависимости. Что вы можете сделать дальше? Обратите внимание на слово «можете»: потому что здесь нет места никакому «должны». Я удивлен, что психологи, как пишет девушка, настаивают на том, что она должна бежать от своего мужа. Конечно, мы не владеем полной информацией и не знаем, каких психологов она имеет в виду — которые общались с ней или которые работали с ее мужем. Но поверьте, что ни один профессиональный психолог, психиатр или психотерапевт никогда не скажет: ты должен сделать так и только так, и это единственный выход. Мы не можем заставить своего пациента, обратившегося за помощью, сделать то, к чему он не готов. Есть только одна ситуация, в которой я твердо сказал бы разойтись: если муж представляет реальную физическую опасность для своей семьи. И заметьте, я сказал бы не развестись, а именно разойтись по разным территориям. А дальше смотреть по ситуации.
В остальных случаях говорить девушке, что она должна развестись, бесполезно. Ей нужно самой в себе разобраться (и это очень важный этап!) и ответить на многие вопросы.

Первое: готов ли мой муж двигаться в сторону выздоровления? Потому что, если зависимый человек самостоятельно не осознает, что болен и что ему нужна помощь, если он сам не захочет вылечиться, никто и ничто не сможет ему помочь, никакие препараты, никакие затаскивания в наркологические больницы. Мы можем молиться за человека, но мы не можем за него исповедоваться и причащаться. И здесь то же самое. Мы можем только помочь человеку, поддержать его, быть с ним рядом, но самое главное все равно зависит от него.

Второе: если муж хочет вылечиться — готова ли я помогать ему, бороться за него, а в случае чего терпеть неудачи и начинать все сначала? Готова ли к тому, что, возможно, у него не хватит силы воли, и он не сможет выпутаться из своей беды? Готова ли к жизни с алкоголиком — или стоит, пока не поздно, расстаться с ним?

Третье: готова ли я к такой жизни (о которой и говорит автор письма) — жить отдельно и видеться с мужем только один-два раза в месяц? Между прочим, мой профессиональный опыт показывает, что достаточно часто женщину устраивает такая система отношений — как бы цинично это ни звучало. Потому-то и важно задавать себе вопросы, понимать, готовы ли вы вообще что-то в своей жизни менять.

Четвертое: в случае, если ни к чему вышеописанному я не готова — способна ли я расстаться со своим мужем? Ведь в проблеме, которую мы обсуждаем, есть и другая сторона — созависимость, или по-другому — зависимость от человека с зависимостью. Об этом мы еще поговорим отдельно.
Если предельно честно ответить себе на эти и многие другие вопросы, если попытаться разложить все в своей голове по полочкам, станет понятно, как двигаться дальше. Не всегда получается сделать это самостоятельно, поэтому на данном этапе очень важно общаться с психологом и получать духовную поддержку от священника.

3. Подталкивать зависимого к осознанию своей болезни

Фото Checking the Ropes/www.flickr.com

Фото Checking the Ropes/www.flickr.com

Еще и еще раз обращу внимание на то, что помочь алкоголику можно только в том случае, когда он сам готов лечиться, обращаться за помощью и предпринимать активные действия в борьбе со своей зависимостью. Когда такого человека приводят за ручку жена, муж, дети, родители и говорят: «Я хочу, чтобы он бросил пить», — ситуация крайне неблагоприятная, потому что на самом деле в 9 из 10 таких случаев сам человек бросить пить не хочет. То есть он идет послушно, как маленький ребенок, а дальше в его голове сознательно или бессознательно проносится мысль: вот я, такой хороший, согласился, чтобы меня привели, лечите меня, но сам я ничего делать не буду. И никакое лечение здесь эффективным не будет. То есть человек должен прийти сам.

И главная задача близких людей — подталкивать алкоголика к тому, чтобы он сам признал свою болезнь. Убеждать, объяснять, что ему необходимо обратиться за помощью, настраивать его на борьбу с алкоголем.

Ни в коем случае не надо при этом унижать алкоголика, кричать, что он умер, что он конченый человек. Но с любовью и с вниманием нужно говорить ему, что у него болезнь и что справиться с ней он не сможет до тех пор, пока сам не поймет, что болен и что надо лечиться, надо обращаться за помощью.

Помощь эта должна быть самой разной. Химическая зависимость — штука тяжелая. Когда человек пытается бросить пить, он испытывает крайне неприятные, болезненные ощущения. И в большинстве случаев у него не хватает силы воли, чтобы справиться самостоятельно. Поэтому к борьбе с химической зависимостью нужен комплексный подход. Это та ситуация, когда нужна и фармакологическая, и психотерапевтическая, и духовная поддержка. Важно понимать, что лечение алкоголизма — это прежде всего не про физическую, а про психологическую зависимость от алкоголя. Употребление спиртного разрушает организм, и смерть алкоголика обычно наступает именно от последствий воздействия алкоголя. Но, чтобы побороть алкоголизм, недостаточно просто убрать физическую зависимость. Самое главное — избавиться от зависимого поведения, направить свое сознание на формирование здорового, трезвого образа жизни.
Чудес в лечении алкоголизма не бывает. В том смысле, что ни одного алкоголика нельзя вылечить, если он продолжает пить. Никакие слова психотерапевта или духовника не будут услышаны человеком в состоянии алкогольного опьянения. Как бы страшно для зависимого человека это ни звучало, первый шаг в борьбе с алкоголизмом — это полный отказ от алкоголя. Возможно, в первый раз он продержится один или два дня. Но в любом случае он должен прийти в состояние трезвости. И важная задача близких людей — приложить все усилия, чтобы человек сам захотел бросить пить.

4. Не потакать зависимому, а быть твердым в обращении с ним

Karen Hyams/www.flickr.com

Karen Hyams/www.flickr.com

Обращать зависимого человека к осознанию своего положения порой нужно достаточно жестко. Но я сейчас не о каких-нибудь провокациях или унижениях. По письму девушки видно, что она очень переживает за своего мужа. Но согласитесь, что встречаться один-два раза в месяц и плакать — дело бессмысленное. Чисто по-человечески алкоголика можно пожалеть, но только результата от этого никакого не будет. Поэтому очень важно научиться отделять любовь от потакания.

Давайте представим, что муж этой девушки завел любовницу, у которой он проводит 28 дней в месяц. Два раза в месяц он заходит к своей жене, и они вместе плачут и говорят друг другу о своей любви. А потом он опять уходит к своей любовнице. Что-то мне подсказывает, что мало какая женщина способна жить со своим мужем при таких условиях. И тут надо четко понимать, что у мужа этой девушки и есть именно такая любовница, только эта любовница — водка. И большую часть времени он изменяет с ней своей жене. Это действительно так: каждый раз, что бы он ни говорил о любви, своими действиями он показывает, что алкоголь ему дороже, чем жена и ребенок.

Девушке следует воспринимать зависимость мужа именно так: он ей изменяет. И понять, что из любви к своему мужу она должна не потакать ему, не жалеть его, а иметь твердую позицию, относиться к алкоголизму своего мужа как к серьезной преграде в их отношениях — и достаточно жестко с ним общаться, не терпеть этого, не желать с этим мириться.

Возникает страх: а вдруг он тогда совсем сопьется. Если он трезвый всего один-два раза в месяц, значит, он уже совсем спился. И если от твердой, уверенной позиции своей жены он обидится и убежит — значит, это его выбор. И спасти его в этой ситуации нельзя, потому что сам он спастись не хочет.

5. Поддерживать даже в случае падений

Dan Machold_flickr/www.flickr.com

Dan Machold_flickr/www.flickr.com

Следующая серьезная и ответственная задача близких — поддерживать и подбадривать зависимого человека, настраивать его на преодоление своей проблемы. Большая ошибка — обращаться с алкоголиком не как с человеком, который борется со своей зависимостью, а как с пьяницей, от которого в семье одни проблемы.

Представьте ситуацию: человек не пьет два месяца, он действительно держится, работает над собой и, предположим, обещал что-то сделать и забыл. Фраза «ну а что еще от тебя ждать, ты все мозги, небось, пропил» с вероятностью в 90 % сбросит его в запой. А от фразы «ах, ты бедненький, несчастненький алкоголик, как тебе плохо, наверное, ты никогда не вылечишься» никакого стимула выпутаться из этих сетей у него не будет.

Мы всегда должны помнить, что у нашего близкого беда, проблема. Поэтому как можно чаще нужно повторять очень простые слова: «Ты молодец, ты справишься. Да, алкоголизм — это тяжелая болезнь, да, я вижу, как тебе трудно и больно, но я готова быть с тобой рядом и поддерживать тебя». И здесь снова важная оговорка — «если ты сам захочешь справиться со своей проблемой».

Любой нарколог скажет вам, что в борьбе с химической зависимостью неизбежны срывы. То есть, даже если ваш муж держится уже месяц, два, три, вполне возможно, что в какой-то момент он сорвется и на три дня уйдет в запой. И это вовсе не повод говорить, что все пропало и что ничем ему уже не помочь, и тем более начать роптать на своего мужа. В такой момент задача родных (а также и психотерапевта, и священника) показать человеку, что падения бывают у каждого. Полезнее в такой ситуации сказать: «Ну да, бывает. Любой человек может упасть. И здесь все зависит от тебя: останешься ты лежать в этой луже или встанешь и пойдешь дальше. Вот посмотри, какой ты молодец: ты ведь целых три месяца смог не пить! Раньше у тебя запой длился две недели, а тут ты за три дня справился!»

Путь этот непростой. Давайте говорить прямо: пожизненный. Потому что бывших алкоголиков не бывает, и это правда. Человек, «вылечившийся» от алкоголизма, может не пить всю жизнь. Но это не значит, что, если спустя много-много лет он захочет выпить во время какого-нибудь застолья, он сможет выпить, как обычный человек. Скорее всего, он снова свалится в яму, и придется начинать весь путь сначала.

Как еще можно поддержать своего близкого? Всем известно, что невозможно отцу отучить своего сына от курения, стоя с сигаретой в зубах. Здесь то же самое. Если наш близкий человек оказался во власти алкогольной зависимости, мы должны поддерживать его не только словом, но и делом. Условно говоря, завязавшего алкоголика пригласили на свадьбу. И он панически боится туда идти, потому что там все будут выпивать и постоянно будут тосты за молодых. Что важно ему в этот момент объяснить? Во-первых, это только твое дело, выпивать тебе или не выпивать. Во-вторых, я, идущая (или идущий) с тобой на этот праздник, обещаю тебе, что я буду с тобой, что я вместе с тобой буду пить только газировку и сок и что мы с тобой будем два абсолютно трезвых человека. Вот это правильный вариант поддержки.

6. Бороться с собственной зависимостью

Fête de la danse - YoungSoon Cho Jacquet - Rope/www.flickr.com

Fête de la danse — YoungSoon Cho Jacquet — Rope/www.flickr.com

Вся жизнь алкоголика завязана на спиртном. Оно структурирует его жизнь: сначала человек находится в ожидании приема алкоголя, затем приходит опьянение, после — муки похмелья, а через какое-то время все начинается сначала.

Это прозвучит очень жестко, но это правда. Точно так же к жизни алкоголика адаптированы и его близкие — и на каком-то этапе они (чаще всего, конечно, неосознанно) оказываются заинтересованы в его алкогольном поведении. Их быт выстраивается определенным образом, у них есть привычные темы, за что его ругать и за что себя жалеть: я жена алкоголика, я муж алкоголички, я мать алкоголика и так далее. Это структурирует их жизнь и придает ей определенный смысл.

К сожалению, нередко большую роль в формировании алкоголика играет его мать. Дело в том, что матери подсознательно могут способствовать тому, чтобы их сын стал алкоголиком. Ведь алкоголик — это вечный ребенок, непослушный и несчастный. И забота о пьяном сыне может стать для матери смыслом жизни, как бы страшно это ни звучало.

Речь идет о серьезной проблеме под названием созависимость. Или по-другому — зависимость от человека, у которого есть зависимость. С созависимостью тоже надо бороться, надо следить, чтобы она не нанесла нашему близкому еще больший вред. Поэтому-то в лечении алкоголизма важно работать не только с самим больным, но и с его окружением. Специально для этого при многих наркологических центрах создаются целые школы для родственников алкоголиков и наркозависимых, где их обучают, как правильно себя вести. И, безусловно, созависимым людям нужно общаться с психологом и получать духовную поддержку от священника.

 

***
Удается ли людям преодолеть алкогольную зависимость? Безусловно. Далеко не всегда — но все же удается. О двух случаях преодоления алкогольной зависимости я хотел бы рассказать отдельно.

Однажды ко мне за помощью обратился 35-летний мужчина. У него была семья — жена и двое детей. Он пил, они терпели. Но потом — может быть, жена обратилась за помощью, может быть, просто ее терпение лопнуло — она выгоняет мужа из дома, подает на развод и запрещает ему видеться с детьми, и в тот же день его увольняют с работы. И этот человек испытал такую сильную встряску, что прак­тически мгновенно бросил пить. Он осознал, что это конец всей той жизни, которая у него была — и стал искать помощь. С женой он общался по телефону, и только через полгода она разрешила ему поговорить по телефону с детьми. А вернуться в семью — через два года. Все эти два года муж вел абсолютно трезвый образ жизни и при этом был совершенно не уверен, что его пустят обратно в семью. Прошло уже несколько лет, и, слава Богу, глава семьи больше не возвращается к своему алкогольному прошлому.

Как показывает практика, самые большие шансы выбраться из зависимости — у тех, кому есть что терять. Как правило, это люди в возрасте от 35 до 50 лет, которые любят свою семью, своих детей, свою работу и которые, осознав свою болезнь, вдруг понимают, что могут все это потерять.
У молодых людей положение хуже. Хотя бывают случаи преодоления и среди них. Я знаю одного молодого человека из творческой, богемной среды, который уже к 20-ти годам получил сформированный алкоголизм. И вдруг осознал весь ужас ситуации, осознал, что в таком юном возрасте он уже сам себе не принадлежит. Он обратился за помощью, его лечили наркологи. Сейчас ему 26 лет, он женился, нашел для себя какие-то интересные творческие задачи, стал очень активным человеком — и с ужасом вспоминает себя двадцатилетнего.

Показательны ли эти случаи? Вряд ли. Не у каждого найдутся силы взять и перекрыть связь со своим родным человеком, оказавшимся во власти зависимости. Не каждый молодой человек найдет в себе силы осознать, в какой пропасти он оказался. Но и тот, и другой пример показывают нам, что решение о борьбе с зависимостью может принять только сам зависимый. Иногда его к этому могут подтолкнуть обстоятельства, но он и только он может принять решение о собственной жизни.

Читайте также:

Елена Рыдалевская. Помощь зависимому. Пошаговое руководство

Протоиерей Андрей Лоргус. Зависимость. Взгляд священника

 

На заставке фрагмент фото danna § curious tangles/www.flickr.com

Даша БАРИНОВА Дарья
рубрика: Авторы » Б »
Дежурный редактор
cover 160 Август 2016 (160) №8
рубрика: »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (9 votes, average: 4,78 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.