Время первых и игра престолов: как рождалась великая русская святыня в Киеве - Православный журнал «Фома»

Время первых и игра престолов: как рождалась великая русская святыня в Киеве

16 мая — память преподобного Феодосия, игумена Киево-Печерского

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Код для вставки
Код скопирован

Житие этого святого даже при советской власти, когда и Библию-то печатать было запрещено, официально издавали в сборниках «памятников древнерусской литературы» наряду со «Словом о полку Игореве». Но так ли хорошо мы представляем себе, каким был этот игумен первого настоящего русского монастыря и что это было за время, в котором он жил?

Игра престолов

Наша историческая память вообще крайне избирательна. Ну кто нам приходит на ум, когда речь заходит о Киевской Руси? Владимир Красное Солнышко, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах. Но ведь было множество других, и среди них — Изяслав Ярославич, старший сын Ярослава Мудрого, унаследовавший от отца киевский престол. Его братья получили в удел Чернигов, Ростов, Смоленск и Волынь, что их, надо сказать, совсем не устроило, тем более что Изяслав по натуре своей вовсе не был лидером.

Кончилось все, как обычно на Руси, бунтом: когда в 1068 году войско киевского князя разбили половцы, народ собрался на вече и потребовал выдать ему оружие, но Изяслав, испугавшись гнева толпы, оружия не дал, после чего ему оставалось только бежать к своему тестю в Польшу и вернуться в Киев уже с поляками.

Конечно, после этого отношения между Ярославичами окончательно испортились, и Святослав, сговорившись со Всеволодом, сместил брата. Но вскоре умер, киевский престол отошел Всеволоду, а тот снова отдал его Изяславу.

Вот на фоне всей этой политической чехарды и расцвело на Киевских горах православное монашество.

Зачем монахам пещеры

Вообще название «пещеры» — это, скорее, литературный образ. На самом деле это были просто землянки, и первую и них вырыл в Киеве Иларион, священник из села Берестова. Правда жил он в ней не долго, но пустой она не осталась: почти сразу там поселился молодой афонский монах Антоний из Любеча, которого игумен послал на Русь насаждать там иноческое житие по примеру афонского. Тогдашние киевские монастыри его категорически не устроили — все они теснились в черте города, монахи в них жили почти по-мирски, ни строгих аскетов, ни тем более отшельников среди них и в помине не было. Вот Антоний и решил занять пустовавшую Иларионову пещеру.

Однако и там долго предаваться в уединении подвигам поста и молитвы у него не получилось. Ведь он пришел с Афона, а значит, в глазах киевлян уже был чуть ли не святым, вот к нему и шли за молитвами. Вскоре к Антонию присоединился священник Никон, а потом и юный Феодосий.

Надо сказать, монастырская жизнь на Руси была тогда абсолютной экзотикой. В том же Курске, из которого Феодосий пришел в Киев, первый монастырь появился лишь в 1505 году — спустя почти четыре столетия. Да и в самом Киеве городские монастыри мало походили на египетские и палестинские обители времен Антония и Феодосия Великих. Впрочем, стать их насельником юноша, пришедший пешком и Курска, все равно не мог — там надо было платить за свое проживание, а денег у него не было. Вот он и прибился к Антонию и Никону. А когда Никон его постриг в монашество, начал и сам отшельничать. Было это еще при Ярославе Мудром.

Они были первыми

Шло время, отшельников на Киевских горах становилось все больше. Правда, когда Никон постриг княжеского слугу Ефрема и боярского сына Варлаама, князь Изяслав так разгневался, так грозил разогнать всех киевских затворников и засыпать все их пещеры, что Никон сбежал от греха в Тмутаракань (куда-то в район станицы Тамани в Краснодарском крае), и игуменом вместо него стал Варлаам. Именно он и положил начало общинной монастырской жизни. Но вскоре его перевели в Дмитриевский монастырь, и игуменом Печерской обители избрали Феодосия.

Как тогда жила братия? В чудовищной тесноте и на хлебе и воде. Причем муку мололи сами, а деньги на зерно зарабатывали тем, что мастерили и продавали обувь и колпаки. По праздникам варили кашу. Но, главное, постоянно молились.

И первое, чем занялся Феодосий, став игуменом — начал возводить церкви и кельи и послал в Константинополь просьбу прислать копию устава Студийского монастыря, чтобы отстроить по нему жизнь своей обители. А еще организовал близ монастыря двор для инвалидов и увечных, куда посылал десятую часть монастырских доходов.

Жизнь и житие

«Житие преподобнаго отца нашего Феодосия, игумена Печерьскаго», конечно, не документ — написано оно в полном соответствии с византийским агиографическим каноном: тут и рождение от благочестивых родителей, и пристрастие с детства к учению и чтению Писания, и любовь к церковным службам, а в монашестве — редкое смирение и трудолюбие. Ну и конечно, чудеса.

Но, на наше счастье, преподобный Нестор Летописец, составивший это житие, был человеком не только начитанным, но и литературно одаренным. И очень хорошо знал того, о ком писал. Так в житии Феодосия Печерского появился далеко не «этикетный», яркий и живой портрет его матери, реальной женщины — «телом крепкой» и «сильной якоже муж», с низким грубым голосом, властной, суровой, погруженной в мирские заботы. Любящая мать, готовая скорее побить сына и посадить его на цепь, чем отпустить от себя, пусть даже служить Богу. А когда уже и хитростью не выходит вернуть сына, сбежавшего-таки в Киев и принявшего постриг, она сама становится монахиней в женском монастыре неподалеку, лишь бы иметь возможность хоть изредка видеть его.

Время первых и игра престолов: как рождалась великая русская святыня в Киеве
Древнейшее изображение преп. Антония и Феодосия Печерских. Свенская икона Богоматери около 1288 года.

Или рассказ о столкновении Феодосия с великим князем Святославом после того, как тот с братьями, нарушив волю отца, согнал с киевского престола брата Изяслава. Обличения инока так разозлили князя, что он, «яко лев рикнув», швырнул письмо преподобного на землю. Но самое удивительное, что постепенно оба смягчаются — Феодосий перестает обличать князя, а тот, чувствуя видно, что монах прав, уже и сам стремится к примирению. И деньги на постройку Успенского собора, главного храма Киево-Печерской лавры, дал Феодосию незадолго до его смерти именно Святослав Ярославич.

***

За тысячу лет из Киево-Печерской Лавры вышло множество ученых богословов, иконописцев, писателей и поэтов. В ней зарождались русская культура, благотворительность, медицина, создавались первые русские летописи и открывались первые школы. А главное, здесь, в киевских пещерах, веками искали русские люди исцеления души, надеясь на молитвы киевских угодников, первыми из которых были и остаются преподобные Антоний и Феодосий.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (28 голосов, средняя: 4,86 из 5)
Загрузка...
16 мая 2023
Поделиться:

    Отменить ежемесячное пожертвование вы можете в любой момент здесь