Я родился в обычной советской семье. Глубоко верующими людьми мои родители не были, но какие-то христианские обряды соблюдали, даже крестили меня в детстве. А когда мне было 13 лет, я попросил у родителей свой крестильный крестик, надел и стал носить. И чуть позже впервые открыл для себя Евангелие. Моя бабушка по отцовской линии была внучка купцов Сущёвых, и когда приезжал к родной сестре в Подмосковье, видел у нее дома было много старинных икон. А потом мой отец решил перевезти их к нам домой. Помню, они были аж черные от старости! Потом наступил 1988 год, Церковь отметила 1000-летие Крещения Руси, начали открываться храмы, семинарии... Вот тут-то и произошло чудо. Те самые иконы, а их было около десяти, вдруг обновились! Были черными, закопченными, а стали яркими и светлыми. Это событие я запомнил на всю жизнь. Что-то о Боге я, конечно, и до этого знал. Да и с самого детства меня влекло к чему-то необъяснимому, необычному. Чудо с иконами укрепило меня в юношеский вере, но, несмотря на этот опыт, осознанно ко Христу я так и не обратился.

Жизнь шла своим чередом: школа, институт, работа. После учебы я получил должность главного бухгалтера в одной из фирм, в которую чуть позже на практику пришла девушка Елена. Мы с ней сдружились, стали встречаться. Она оказалась православной христианкой. Как-то раз мы решили с ней поехать в паломническую поездку. Стоим в храме, идет служба, потом проповедь. Вроде всё как обычно. И вдруг священник говорит: «Придите и послужите Богу». Словами не передать, что я почувствовал в тот момент. Будто я в храме, а вроде и не в храме, будто бы это все со мной происходит, а вроде и не со мной. Я начал оборачиваться, пытаясь понять, чувствуют ли люди вокруг то же самое. И хотя я не увидел Христа глазами, но точно знал — Он здесь. Иисус, Который был для меня просто историческим героем или персонажем из Библии, вдруг предстал передо мной как Личность — реальная, живая. В ту минуту я понял, что эта встреча навсегда изменит мою жизнь.

Но что делать дальше? У меня были планы расширять свое дело, заниматься бизнесом, но я чувствовал: это не то. Тогда я решил продать все свои активы и уйти в монастырь. А девушке сказал, чтобы она меня не ждала. Возможно, кому-то это покажется слишком категоричным, но я чувствовал себя как Алеша Карамазов, когда он услышал евангельские слова Господа — «Следуй за Мной» — и понял, что не может просто ходить к обедне. В монастыре я пробыл почти год как трудник. И все время мучился: с одной стороны, у меня появилась сильная любовь к Богу, ради Которого я был готов на все, а с другой — я никак не мог забыть ту девушку. Но как служить Богу и одновременно быть с любимой? Почему-то тогда я не видел других вариантов служения, кроме монастыря.

И вот в праздник Успения Пресвятой Богородицы я в каком-то журнале прочитал воспоминания известного христианского проповедника Сергея Фуделя о своих родителях. Он рассказывал, как они ездили в Оптину пустынь, как вместе молились. И тут пазл у меня сложился! Оказывается, можно служить Богу и в миру. Появилась предельная ясность насчет будущего, и в душе наконец наступил мир. Через полгода мы с Еленой повенчались.

Постепенно я начал прислуживать в храме, потом учился в духовной семинарии, потом были разговоры с нашим владыкой... В итоге меня рукоположили. Я никогда этого не добивался, не искал, жизнь будто сама привела меня к священническому служению. Наблюдая за тем, как складывались обстоятельства, я всегда помнил, что произошло со мной на той проповеди, во время которой я встретил Христа. Тогда я услышал, как кто-то сказал обо мне: «Вот, родился священник». Эти слова прозвучали где-то в глубине моей души и одновременно как будто бы со стороны. Я им не удивился, но принял, как некую констатацию факта, и очень хорошо их запомнил и сердцем, и умом.

«В тот момент я понял, что Христос здесь»: священник об удивительном случае на проповеди
Семья отца Александра

Спустя годы служения я понимаю: самое важное для священника — не терять связи с Богом. То есть не подменять глубинное общение чем-то поверхностным и внешним. Иначе будешь как робот, который говорит заученные фразы. Но когда ты по-настоящему с Богом, тебе открывается подлинный смысл всех слов и действий, и прихожане не могут этого не чувствовать.

А самое трудное для меня — видеть свое несоответствие, потому что, как священник, я понимаю, на какую высоту призван. Но надо служить Богу и людям, несмотря на все свое несовершенство. В этом плане мне очень близок тот евангельский эпизод, когда апостол Петр пошел по воде ко Христу, но, увидев волны, начал тонуть. Ведь это прямо про нас! Когда мы, вместо того чтобы смотреть на Христа, обращаем внимание только на скорби, страдания и грех вокруг и внутри нас, мы начинаем тонуть. Но если держать взгляд на Христе, не пугаясь происходящего вокруг, мы будем уверенно идти к Нему, и ничего страшного с нами не случится.

Читайте также:

«Несмотря на шок, мы не затаили обиды на Бога»: история о страшном диагнозе, принятии и чуде

Записала Сабина Кухарчук

0
52
Сохранить
Поделиться: