В чём состоит усилие со стороны человека, если за него всё делает Бог?

Вопрос читателя: 

Здравствуйте. Христианство учит, что у человека нет ничего своего и все его земные и духовные успехи исключительно от Бога. Нельзя приписывать себе никаких заслуг, а всё отдавать Господу. Нельзя гордиться даже сделанным добром, потому что оно тоже от Бога.

Вопрос: в чём тогда состоит усилие со стороны человека, если за него всё делает Бог? Получается, что человека безвольно несёт по течению, и сам он никак не участвует в своей жизни. В чём тогда вообще смысл сотворения человека? Это как если бы родитель всю жизнь водил своего ребёнка за руку и решал за него все вопросы. Получается, что и понятия праведника и грешника тоже нет – ведь все добрые дела праведника на его заслуга, а Бога.

Спасибо!

Никита

Отвечает иерей Евгений Чебыкин:

Подросток отрекся от Христа. Что делать?

Здравствуйте, Никита.
Благодарю Вас за Ваш вопрос!

Господь при сотворении человека вручил ему великий дар – свободу воли, которая – хоть и в поврежденном виде – сохраняется у людей даже после грехопадения прародителей Адама и Евы.

Этот Божественный подарок дает человеку возможность делать сознательный выбор между пребыванием с Богом и отступлением от Него.

Мы, православные христиане, верим в то, что Господь призывает к Себе всех и каждого,”… ибо, – как говорит апостола Павел в своем послании к Римлянам, – нет лицеприятия у Бога” (Рим 2,11). При этом мы также верим в то, что люди оказываются способными по-разному воспринимать этот призыв: кто-то с радостью и воодушевлением, кто-то – с совершенно противоположными чувствами. Бог, по Своей великой милости, принимает и ту, и другую реакцию. “Невольник – не богомольник”, – хорошо объясняет нам последнее обстоятельство русская народна пословица.

В Евангелии от Матфея мы встречаем интересную притчу, которая очень живо и доходчиво разъясняет нам взаимодействие Божьего призыва и свободы воли человека, к которому данный призыв обращен:

“Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо МНОГО ЗВАНЫХ, А МАЛО ИЗБРАННЫХ” (Матф.22:1-14).

Протоиерей Олег Давыденков в своей книге “Догматическое богословие” так объясняет соотношение промысла Божия и свободной воли человека:

“Преданием Восточной Церкви всегда утверждалась синергия Божественной благодати и человеческой свободы: Мы соработники (συνεργοί) у Бога (1 Кор 3:9). Учение о спасении как о соработничестве связано с антропологией восточных отцов. Для них благодать не есть нечто внешнее, извне приданное человеческому естеству, она укоренена в самом акте сотворения человеческой природы. Поэтому в образе мыслей восточных авторов благодать и человеческая свобода проявляются одновременно и не мыслятся одна без другой. Благодать Божия проявляется в немощи нашего естества как всесильная, но она не уничтожает нашу свободу, не подавляет и не устраняет наши естественные силы, но, напротив, предоставляет им поприще для деятельности.

Конечно, и восточные отцы подчеркивают, что в деле спасения человека первенствующее место принадлежит благодати, но при этом они ни в коей мере не отрицают необходимости человеческой активности и не умаляют значения человеческой свободы. Святитель Кирилл Иерусалимский отмечает, что благодать подается человеку даром, но от человека зависит принятие благодати, ее сохранение и принесение духовных плодов. Свят. Григорий Богослов также говорит: «Слово Божие учит… что нужна Божия помощь и для того, чтобы пожелать добра; тем паче самое избрание должного есть нечто божественное, дар Божия человеколюбия. Ибо надобно, чтобы дело спасения зависело как от нас, так и от Бога». Свят. Феофан Затворник называет благодать «источником спасения», но в то же время говорит, что «человек… действует… сам, при скрытой помощи благодатной».
Ключ к правильному пониманию соотношения благодати и свободы содержится в оросе VI Вселенского собора. Во Христе Божественная природа «преобладала» над человеческой, однако человеческая воля в Нем, несомненно, существовала, свободно подчиняясь Божественной. Так и в нас действие Божественной благодати не сопровождается подавлением человеческих качеств и способностей, а ведет к свободному подчинению их высшей силе. Можно сказать, что благодать есть причина нашего спасения, ибо ею совершается обожение человеческих личностей. А человек своей свободной деятельностью обеспечивает необходимые, но отнюдь не достаточные для спасения условия.

Для лучшего понимания проблемы соотношения благодати и свободы необходимо более точно определить само понятие «свобода». О свободе можно говорить в двух смыслах. Во-первых, под свободой понимается возможность выбора из нескольких альтернатив, в том числе и выбора между добром и злом, – свобода формальная, которая в человеке неистребима. Во-вторых, это свобода нравственная, которая понимается как возможность последовать своему выбору и реализовать то, что выбрал. Такая возможность у человека всегда ограничена: греховный мир и наше падшее естество многоразличными способами ограничивают нашу свободу. Об этой несвободе человека говорит ап. Павел: Желание добра есть во мне, но, чтобы сделать оное, того не нахожу, доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю (Рим.7:18–19). Именно эту свободу имел в виду Господь Иисус Христос, когда говорил: …познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин.8:32). Когда мы говорим, что благодать не упраздняет человеческой свободы, то имеем в виду формальную свободу. Благодать формальной свободы не упраздняет, она лишь содействует в реализации нашего выбора, укрепляет человека, помогая ему двигаться в выбранном направлении, или, наоборот, тормозит его деятельность, если выбор оказывается неправильным, не соответствующим воле Божией.

Роль человеческой свободы в устроении спасения состоит в направленности человеческой воли к Богу и открытии сердца к принятию благодати. Господь говорит: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр 3:20). Преп. Макарий Египетский учит, что «воля человеческая есть как бы существенное условие (спасения. – О. Д.). Если нет воли, Сам Бог ничего не делает, хотя и может по свободе Своей».

Восточным отцам совершенно чужда мысль о том, что благодать действует в человеке непреодолимым образом, подчиняя себе даже противящуюся волю. Напротив, свв. отцы подчеркивают, что человек свободен действовать и вопреки воле Божией. Свят. Григорий Богослов, например, утверждает, что «человеческая воля не всегда следует, но весьма часто противоречит и противоборствует воле Божией». Так же учит и свят. Иоанн Златоуст. По его словам, «благодать, хотя и есть именно благодать, спасает однако ж желающих, а не тех, которые не хотят и отвращаются ее, которые постоянно восстают на нее, воюют и противятся ей».
Эти высказывания свв. отцов находятся в полном согласии со свидетельствами Священного Писания. Так, первомученик архидиакон Стефан обвиняет иудеев: Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы (Деян 7:51). Ап. Павел предупреждает: …когда услышите глас Его (Святого Духа. – О. Д.), не ожесточите сердец ваших (Евр 3:7–8), т. е. человек может в ответ на обращенный к нему призыв Божий ожесточить свое сердце. Примером того, что благодать не устраняет человеческой свободы, является проповедь Христа Спасителя, которую принимали далеко не все. Например, галилейские города, несмотря на все усилия Спасителя, не покаялись.

Благодать – это присутствие в нас Бога, и оно требует с нашей стороны непрестанных усилий. По мере нашего подвига благодать все более и более в нас раскрывается, оказывается присвоенной; говоря словами преп. Серафима Саровского, «стяженной» человеческой личностью. Апостол Петр говорит: Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия… то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель (2 Пет 1:3–5). Иными словами, несмотря на то что вся полнота даров в Церкви нам сообщена, мы должны прилагать все старание, для того чтобы иметь возможность ими воспользоваться.

О необходимости подвига, усилия со стороны человека для спасения в Священном Писании говорится многократно: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф 11:12). Синергию Божественной благодати и человеческих усилий подчеркивает и ап. Павел: …со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению (Флп 2:12–13). Если таких усилий со стороны человека нет, то благодать не принесет плода и может оказаться «тщетной»: …умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами (2 Кор 6:1). Об этом же говорит апостол и в 1 Кор 15:10: …благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною.

Если человек ведет недолжный образ жизни, благодать Божия отходит от него: Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией (Евр 12:15). Таким образом, благодать дается человеку не безусловно, а в зависимости от образа его жизни”.

Будьте здоровы!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Валерий
    Ноябрь 8, 2019 20:08

    Здравствуйте!
    Мне интересно узнать как могло появиться зло? Если в начале быль только Бог и любовь. Я понимаю что Бог создал и Ангелов свободными, но как мог Люцифер возгордиться? От куда могло появиться это чувство еси была только любовь?

    Заранее спасибо за ответ.

    С уважением Валерий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *