Текст службы выноса плащаницы – Православный журнал «Фома»
Текст службы выноса плащаницы
Фото Владимира Ештокина

Текст службы выноса плащаницы

Приблизительное время чтения: 40 мин.

Последование вечерни во Святы́й и Вели́кий пято́к

Иерей, облачи́вшись во все свяще́нныя одежды, возглаша́ет: Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Чтец: Ами́нь. И твори́м обы́чное нача́ло вече́рни и псало́м 103.

По псалме́ ектениа́ вели́кая: Ми́ром Го́споду помо́лимся.

По возгла́се: Я́ко подоба́ет: пою́т на о́ба ли́ка: Го́споди, воззва́х: во глас 1:

Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя, услы́ши мя, Го́споди. Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя: вонми́ гла́су моле́ния моего́, внегда́ воззва́ти ми к Тебе́. Услы́ши мя, Го́споди.

Да испра́вится моли́тва моя́, я́ко кади́ло пред Тобо́ю: воздея́ние руку́ мое́ю же́ртва вече́рняя. Услы́ши мя, Го́споди.

И по чи́ну вся: Положи́, Го́споди, хране́ние усто́м мои́м:

Зде пое́м стихи́ры на 6, во глас 1:

Стих: А́ще беззако́ния на́зриши, Го́споди, Го́споди, кто́ постои́т? Я́ко у Тебе́ очище́ние есть.

Вся тварь изменя́шеся стра́хом, зря́щи Тя на Кресте́ ви́сима, Христе́. Со́лнце омрача́шеся, и земли́ основа́ния сотряса́хуся: вся состра́даху Созда́вшему вся. Во́лею нас ра́ди претерпе́вый, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: И́мене ра́ди Твоего́ потерпе́х Тя, Го́споди, потерпе́ душа́ моя́ в сло́во Твое́, упова́ душа́ моя́ на Го́спода.

Вся тварь изменя́шеся стра́хом:

Стих: Глас 2: От стра́жи у́тренния до но́щи, от стра́жи у́тренния, да упова́ет И́зраиль на Го́спода.

Лю́дие злочести́вии и беззако́ннии, вску́ю поучаю́тся тще́тным? Вску́ю Живота́ всех на смерть осуди́ша? Ве́лие чудо, я́ко Созда́тель ми́ра в ру́ки беззако́нных предае́тся, и на дре́во возвыша́ется Человеколю́бец: да я́же во а́де ю́зники свободи́т, зову́щыя: долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: Я́ко у Го́спода ми́лость и мно́гое у Него́ избавле́ние: и То́й изба́вит Изра́иля от всех беззако́ний его́.

Днесь зря́щи Тя Непоро́чная Де́ва на Кресте́, Сло́ве, возвыша́ема, рыда́ющи Ма́тернею утро́бою, уязвля́шеся се́рдцем го́рце, и стеня́щи боле́зненно из глубины́ души́, лице́ со власы́ терза́ющи. Те́мже и пе́рси биющи взыва́ше жа́лостно: увы́ Мне, Боже́ственное Ча́до! Увы Мне, Све́те ми́ра! Что́ заше́л еси́ от о́чию Мое́ю А́гнче Бо́жий? Те́мже во́инства безпло́тных тре́петом содержи́ми бя́ху, глаго́люще: непостижи́ме Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: Хвали́те Го́спода вси язы́цы, похвали́те Его́ вси лю́дие.

На дре́ве ви́дящи ви́сима, Христе́, Тебе́ всех Зижди́теля и Бо́га, безсе́менно ро́ждшая Тя вопия́ше го́рько: Сы́не Мой, где добро́та за́йде зра́ка Твоего́? Не терплю́ зре́ти Тя непра́ведно распина́ема: потщи́ся у́бо воста́ни, я́ко да ви́жу и аз Твое́ из ме́ртвых тридне́вное воскресе́ние.

Глас 6: Я́ко утверди́ся ми́лость Его́ на нас, и и́стина Госпо́дня пребывает во век.

Днесь Влады́ка твари предстои́т Пила́ту, и Кресту́ предае́тся Зижди́тель всех: я́ко А́гнец приводи́мь Свое́ю во́лею, гвоздьми́ пригвождае́тся, и в ре́бра пробода́ется, и губо́ю напоя́ется, ма́нну одожди́вый, по лани́те зауша́ется Изба́витель ми́ра, и от Свои́х раб поруга́ется Созда́тель всех. О Влады́чняго Человеколю́бия! О распина́ющих моля́ше Своего́ Отца́, глаго́ля: О́тче, оста́ви им грех сей: не ве́дят бо беззако́ннии, что непра́ведное содева́ют.

Слава Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

О ка́ко беззако́нное со́нмище, Царя́ тва́ри осуди́ на смерть! Не устыде́вся благодея́ния, я́же воспомина́я, предутвержда́ше глаго́ля к ним: лю́дие Мои́, что́ сотвори́х вам? Не чуде́с ли испо́лних Иуде́ю; не мертвецы́ ли воскреси́х еди́нем сло́вом? Не вся́кую ли боле́знь исцели́х и недуг? Что у́бо Ми воздаете́? Вску́ю не по́мните Мя? За исцеле́ния ра́ны Мне наложи́вше, за живо́т умерщвля́юще, ве́шающе на дре́ве я́ко злоде́я, Благоде́теля! я́ко беззако́нна, Законода́вца: я́ко осужде́нна, всех Царя. Долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Стра́шное и пресла́вное та́инство днесь де́йствуемо зри́тся: Неосяза́емый удержа́вается; вя́жется, Разреша́яй Ада́ма от кля́твы: Испыту́яй сердца́ и утро́бы, непра́ведно испыту́ется; в темни́це затворя́ется, и́же бе́здну затвори́вый; Пила́ту предстои́т, Ему́же тре́петом предстоя́т Небе́сныя си́лы; зауша́ется руко́ю созда́ния Созда́тель; на дре́во осужда́ется, судя́й живы́м и ме́ртвым: во гро́бе заключа́ется, разори́тель ада. И́же вся терпя́й милосе́рдно, и всех спасы́й от кля́твы, незло́биве Го́споди, сла́ва Тебе́.

И а́бие быва́ет вход со Святы́м Ева́нгелием. Иере́й благословля́ет вход. диа́кон возглашает: Прему́дрость, про́сти.

Лик же: Свете Ти́хий:

Посе́м диа́кон глаго́лет: Во́нмем.

Иере́й: Мир всем.

Диа́кон: Прему́дрость. Во́нмем.

Проки́мен, глас четве́ртый: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́, и о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Лик: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́:

Диа́кон, стих: Бо́же, Бо́же мой, вонми́ ми, вску́ю оста́вил мя еси́?

Лик: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́:

Диа́кон: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́.

Лик: И о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Исхо́да чтение.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Глаго́ла Госпо́дь к Моисе́ю лице́м к лицу, я́коже а́ще бы кто возглаго́лал к своему́ дру́гу, и отпуща́шеся в полк: слуга́ же Иису́с сын Наи́ин ю́ноша не исхожда́ше из ски́нии. И рече́ Моисе́й ко Го́споду: се Ты мне глаго́леши, изведи́ лю́ди сия́. Ты же не яви́л ми еси́, кого́ после́ши со мно́ю. Ты же мне рекл еси́: вем Тя па́че всех, и благода́ть и́маши у Мене́. А́ще у́бо обрето́х благода́ть пред Тобо́ю, яви́ ми Тебе́ Сама́го, да разу́мно ви́жду Тя, я́ко да обре́т буду благода́ть пред Тобо́ю: и да позна́ю, я́ко лю́дие Твои́ язык вели́к сей. И глаго́ла (ему́ Госпо́дь): Аз сам преды́ду пред тобо́ю, и упоко́ю тя. И рече́ к Нему́ Моисе́й: а́ще Сам Ты не и́деши с на́ми, да не изведе́ши мя отсю́ду. И ка́ко ве́домо бу́дет вои́стинну, я́ко обрето́х благода́ть у Тебе́, аз же и лю́дие Твои́, то́чию иду́щу Ти с на́ми? И просла́влен бу́ду аз же и лю́дие Твои́ па́че всех язык, ели́цы суть на земли́. Рече́ же Госпо́дь к Моисе́ю: и сие́ тебе́ сло́во, е́же рекл еси́, сотворю́: обре́л бо еси́ благода́ть пре́до Мно́ю, и вем тя па́че всех. И глаго́ла Моисе́й: покажи́ ми сла́ву Твою́. И рече́ (Госпо́дь к Моисе́ю): Аз предыду́ пред тобо́ю сла́вою Мое́ю и воззову́ о И́мени Мое́м, Госпо́дь, пред тобо́ю: и поми́лую, его́же а́ще ми́лую: и уще́дрю, его́же а́ще ще́дрю. И рече́: не возмо́жеши ви́дети лица́ Моего́, не бо узрит челове́к лице́ Мое́, и жив бу́дет. И рече́ Госпо́дь: се ме́сто у Мене́, и ста́неши на ка́мени. Егда́ же пре́йдет сла́ва Моя́, и положу́ тя в разсе́лине ка́мене, и покры́ю руко́ю Мое́ю над тобо́ю, до́ндеже мимои́ду. И отыму́ руку́ Мою́ и тогда́ у́зриши за́дняя Моя́: Лице́ же Мое́ не яви́тся тебе́.

Посе́м возглаша́ет диа́кон: Во́нмем. Проки́мен, глас четве́ртый: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя, побори́ борющыя мя.

Лик: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя:

Стих: Приими́ оружие и щит, и воста́ни в по́мощь мою́.

Лик: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя:

Та́же: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя.

Лик: Побори́ борю́щыя мя.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: И́ова чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Госпо́дь, благослови́ после́дняя И́овля, не́же пре́жняя: бя́ху же ско́ти его́, ове́ц четырена́десять ты́сящ, велблю́дов шесть ты́сящ, супру́г воло́в ты́сяща, осли́ц ста́дных ты́сяща. Роди́ша же ся ему́ сы́нове седмь, и дще́ри три. И нарече́ пе́рвую у́бо, День: вторую же, Касси́ю: тре́тию же Амалфе́ев Рог. И не обрето́шася подо́бни в лепоте́ дще́рем И́овлевым в поднебе́сней: даде́ же им оте́ц насле́дие в бра́тии их. Поживе́ же И́ов по я́зве лет сто се́дмьдесят: всех же лет поживе́ две́сти четы́редесять осмь. И ви́де И́ов сы́ны Своя́, и сы́ны сыно́в свои́х, да́же до четве́ртаго ро́да. И сконча́ся И́ов стар, и испо́лнь дней. Пи́сано же есть па́ки воста́ти ему́, с ни́миже Госпо́дь возста́вит и́. Та́ко толкуется от си́рския кни́ги. В земли́ у́бо живы́й Аиситиди́йстей на преде́лех Идуме́и и Арави́и: пре́жде же бя́ше и́мя ему́ Иова́в. Взем же жену аравля́ныню, роди́ сы́на, ему́же и́мя Енно́н. Бе же той отца́ у́бо Заре́фа, Иса́вовых сыно́в сын, ма́тере же Восо́рры: я́коже бы́ти ему́ пя́тому от Авраама.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Проро́чества Иса́иина чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Та́ко глаго́лет Госпо́дь: се уразуме́ет о́трок Мой, и вознесе́тся и просла́вится зело́. Я́коже ужасну́тся о Тебе́ мно́зи, та́ко обезсла́вится от челове́к вид Твой, и сла́ва Твоя́ от сыно́в челове́ческих. Та́ко удивя́тся язы́цы мно́зи о Нем, и заградя́т ца́рие уста́ своя́: я́ко, и́мже не возвести́ся о Нем, у́зрят, и и́же не слы́ша, уразуме́ют. Го́споди, кто ве́рова слу́ху на́шему? и мы́шца Госпо́дня ко́му откры́ся? возвести́хом, я́ко отроча́ пред Ним, я́ко ко́рень в земли́ жа́ждущей. Несть ви́да Ему́, ниже́ сла́вы: и ви́дехом Его́, и не имя́ше ви́да, ни добро́ты: Но вид Его́ безче́стен, умален па́че всех сыно́в челове́ческих: челове́к в я́зве сый, и ве́дый терпе́ти боле́знь, я́ко отврати́ся лице́ Его́, безче́стно бысть, и не вмени́ся. Сей грехи́ на́ша но́сит, и о нас боле́знует, и мы вмени́хом Его́ бы́ти в труде́, и в язве от Бо́га, и во озлобле́нии. Той же я́звен бысть за грехи́ на́ша, и му́чен бысть за беззако́ния на́ша, наказа́ние ми́ра на́шего на Нем, я́звою Его́ мы исцеле́хом. Вси я́ко о́вцы заблуди́хом: челове́к от пути́ своего́ заблуди́, и Госпо́дь предаде́ Его́ грех ра́ди на́ших. И Той, зане́ озло́блен бысть, не отверза́ет уст Свои́х: я́ко овча́ на заколе́ние веде́ся, и я́ко А́гнец пред стригу́щим его́ безгла́сен, та́ко не отверза́ет уст Свои́х. Во смире́нии Его́ суд Его́ взя́тся: род же Его́ кто испове́сть? Я́ко взе́млется от земли́ живо́т Его́, ра́ди беззако́ний люде́й мои́х веде́ся на смерть. И дам лука́выя вме́сто погребе́ния Его́, и бога́тыя вме́сто сме́рти Его́, я́ко беззако́ния не сотвори́, ниже́ обре́теся лесть во усте́х Его́. И Госпо́дь хо́щет очи́стити Его́ от язвы: а́ще да́стся о гресе́, душа́ ва́ша у́зрит се́мя долгоживо́тное. И хо́щет Госпо́дь руко́ю Свое́ю отъя́ти боле́знь от души́ Его́, яви́ти Ему́ свет, и созда́ти ра́зумом, оправда́ти Пра́веднаго, Бла́го служаща мно́гим, и грехи́ их Той понесе́т. Сего́ ра́ди Той насле́дит мно́гих, и кре́пких раздели́т коры́сти: зане́ предана́ бысть на смерть душа́ Его́, и со беззако́нными вмени́ся: и Той грехи́ мно́гих вознесе́, и за беззако́ния их пре́дан бысть. Возвесели́ся непло́ды неражда́юшая, Возгла́си́ и возопи́й нечревоболе́вшая: я́ко мно́га чада пусты́я па́че, не́жели иму́щия му́жа.

Посе́м диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Проки́мен, глас шесты́й: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем, в те́мных и се́ни сме́ртней.

Лик: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем:

Стих: Го́споди, Бо́же спасе́ния моего́, во дни воззва́х и в нощи́ пред Тобо́ю.

Лик: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем:

Чтец: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем.

Лик: В те́мных и се́ни сме́ртней.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: К Кори́нфяном посла́ния Свята́го апо́стола Павла чте́ние. (Зачало 125).

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Бра́тие, сло́во кре́стное, погиба́ющым у́бо юро́дство есть, спаса́емым нам си́ла Бо́жия есть. Пи́сано бо есть: погублю́ прему́дрость прему́дрых, и ра́зум разу́мных отве́ргу. Где прему́др? Где кни́жник? Где совопро́сник ве́ка сего́? Не обуи́ ли Бог прему́дрость ми́ра сего́? Поне́же бо в прему́дрости Бо́жией, не разуме́ мир прему́дростию Бо́га, благоизво́лил Бог, бу́йством про́поведи спасти́ ве́рующих. Поне́же и иуде́е зна́мения про́сят, и е́ллини прему́дрости и́щут. Мы же пропове́дуем Христа́ распята, иуде́ем у́бо соблазн, е́ллином же безу́мие. Саме́м же зва́нным, иуде́ем же и е́ллином, Христа́, Бо́жию си́лу и Бо́жию Прему́дрость. Зане́ бу́ее Бо́жие, прему́дрее челове́к есть; и немощно́е Бо́жие, крепча́е челове́к есть. Ви́дите бо зва́ние ва́ше, бра́тие, я́ко не мно́зи ли прему́дри по пло́ти; не мно́зи ли си́льни; не мно́зи ли благоро́дни. Но бу́яя ми́ра избра Бог, да прему́дрыя посрами́т: и немощна́я ми́ра избра́ Бог, да посрами́т кре́пкая. И худоро́дная ми́ра, и уничиже́нная избра́ Бог, и не су́щая, да су́щая упраздни́т. Я́ко да не похва́лится вся́ка плоть пред Бо́гом. Из Него́же вы есте́ о Христе́ Иису́се, И́же бысть нам Прему́дрость от Бо́га, пра́вда же и освяще́ние, и избавле́ние. Да я́коже пи́шется: хваля́йся о Го́споде да хва́лится. И аз прише́д к вам, бра́тие, приидо́х не по превосхо́дному словеси́, или́ прему́дрости, возвещая вам свиде́тельство Бо́жие. Не суди́х бо ве́дети что в вас, то́чию Иису́са Христа́, и Сего́ распята.

Свяще́нник: Мир ти.

Чтец: И ду́хови твоему́.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Аллилу́иа.

И а́бие пою́т: Аллилу́иа, во глас 1. (Три́жды).

Чтец же глаго́лет стихи́ сия́:

Стих 1: Спаси́ мя, Бо́же, я́ко внидо́ша во́ды до души́ моея́.

Стих 2: Поноше́ние ча́яше душа́ моя́, и страсть.

Сти́х 3: Да помрача́тся о́чи их, е́же не ви́дети.

Та́же, диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелия.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

Диа́кон: От Матфе́я Свята́го Ева́нгелия чте́ние. (Зачало 110).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Свяще́нник: Во́нмем.

Диа́кон: Во вре́мя о́но, сове́т сотвори́ша вси архиере́е и старцы людсти́и на Иису́са, я́ко уби́ти Его́. И связа́вше Его́ ведо́ша, и преда́ша Его́ Понти́йскому Пила́ту иге́мону. Тогда́ ви́дев Иу́да преда́вый Его́, я́ко осуди́ша Его́, раска́явся возврати́ три́десять сре́бреники архиере́ем и ста́рцем, глаго́ля: согреши́х, преда́в кровь непови́нную. Они́ же ре́ша: что есть нам, ты у́зриши. И пове́рг сре́бреники в це́ркви, оти́де, и шед удави́ся. Архиере́е же прие́мше сре́бреники, ре́ша: недосто́йно есть вложи́ти их в корва́ну, поне́же це́на кро́ве есть. Сове́т же сотво́рше, купи́ша и́ми село́ скуде́льниче, в погреба́ние стра́нным. Те́мже нарече́ся село́ то Село́ Кро́ве до сего́ дне. Тогда́ сбы́стся рече́нное Иереми́ем проро́ком глаго́лющим: и прия́ша три́десять сре́бреник, це́ну Цене́ннаго, Его́же цени́ша от сыно́в Изра́илев: И даша я на селе́ скуде́льничи, я́коже сказа́ мне Госпо́дь. Иису́с же ста пред иге́моном, и вопроси́ Его́ иге́мон, глаго́ля: Ты ли еси́ Царь Иуде́йский? Иису́с же рече́ ему́: ты глаго́леши. И егда́ Нань глаго́лаху архиере́е и старцы, ничесо́же отвещава́ше. Тогда́ глаго́ла Ему́ Пила́т: не слыши́ши ли, коли́ко на Тя свиде́тельствуют. И не отвеща́ ему́ ни к еди́ному глаго́лу, я́ко диви́тися иге́мону зело́. На всяк же пра́здник обы́чай бе иге́мону отпуща́ти еди́наго наро́ду свя́зня, его́же хотя́ху. И́мяху же тогда́ связана наро́чита, глаго́лемаго Варавву. Со́бравшымся же им, рече́ им Пила́т: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Вара́вву ли, или́ Иису́са глаго́лемаго Христа́? Ве́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́. Седя́щу же ему́ на суди́щи, посла́ к Нему́ жена́ его́, глаго́лющи: ничто́же тебе́, и Пра́веднику Тому: мно́го бо пострада́х днесь во сне Его́ ра́ди. Архиере́е же и ста́рцы наусти́ша наро́ды, да испро́сят Вара́вву, Иису́са же погубя́т. Отвеща́в же иге́мон рече́ им: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Они́ же ре́ша: Вара́вву. Глаго́ла им Пила́т: что́ у́бо сотворю́ Иису́су, глаго́лемому Христу́? Глаго́лаша ему́ вси: да распя́т бу́дет. Иге́мон же рече́: ко́е у́бо зло сотвори́? Они́ же и́злиха вопия́ху, глаго́люще: да про́пят бу́дет. Ви́дев же Пила́т, я́ко ничто́же успева́ет, но па́че молва́ быва́ет, прие́м во́ду, умы́ ру́це пред наро́дом, глаго́ля: непови́нен есмь от Кро́ве Пра́веднаго Сего́, вы у́зрите. И отвеща́вше вси лю́дие ре́ша: кровь Его́ на нас, и на ча́дех на́ших. Тогда́ отпусти́ им Варавву, Иису́са же бив, предаде́ им, да Его́ про́пнут. Тогда́ во́ини иге́моновы прие́мше Иису́са на суди́ще, собраша Нань все мно́жество во́ин. И совле́кше Его́, оде́яша Его́ хлами́дою червле́ною. И спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша на главу́ Его́, и трость в десни́цу Его́: и покло́ншеся на коле́ну пред Ним, руга́хуся Ему́, глаго́люще: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И плю́нувше Нань, прия́ша трость, и бия́ху по главе́ Его́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ багряни́цу, и облеко́ша Его́ в ри́зы Его́: и ведо́ша Его́ на пропя́тие. Исходя́ще же обрето́ша челове́ка Кирине́йска, и́менем Си́мона: и сему заде́ша понести́ крест Его́. И прише́дше на ме́сто нарица́емое Голго́фа, е́же есть глаго́лемо Кра́ниево ме́сто, да́ша Ему́ пи́ти о́цет с же́лчию сме́шен: и вкуш не хотя́ше пи́ти. Распе́ншии же Его́, раздели́ша ри́зы Его́, ве́ргше жре́бия: И седя́ще стрежа́ху Его́ ту. И возложи́ша ве́рху главы́ Его́ вину́ Его́ напи́сану: Сей есть Иису́с Царь Иуде́йский. Тогда́ распя́ша с Ним два разбо́йника: еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю. Еди́н же от обе́шеною злоде́ю хуля́ше Его́ глаго́ля: а́ще Ты еси́ Христо́с, спаси́ Себе́ и наю. Отвеща́в же други́й, преща́ше ему́, глаго́ля: ни ли ты бои́шися Бо́га, я́ко в то́мже осужде́н еси́. И мы у́бо в пра́вду: досто́йная бо по дело́м наю восприе́млева: Сей же ни еди́наго зла сотвори́. И глаго́лаше Иису́сови: помяни́ мя, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Си. И рече́ ему́ Иису́с: ами́нь глаго́лю тебе́, днесь со Мно́ю бу́деши в раи́. Мимоходя́щии же хуля́ху Его́, покива́юще глава́ми Свои́ми, и глаго́люще: разоря́яй це́рковь, и треми́ де́ньми созида́яй, спаси́ся Сам: а́ще Сын еси́ Бо́жий, сни́ди со Креста́. Та́кожде же и архиере́е, руга́ющеся с кни́жники и старцы и фарисе́и, глаго́лаху: ины́я спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? А́ще Царь Изра́илев есть, да сни́дет ны́не со креста́, и ве́руем в Него́. Упова́ на Бо́га, да изба́вит ны́не Его́, а́ще хо́щет Ему́: рече́ бо, я́ко Бо́жий есмь Сын. То́жде же и разбо́йника распя́тая с Ним поноша́ста Ему́. От шеста́го же часа́ тма бысть по всей земли́, до часа́ девя́таго. О девя́том же часе́ возопи́ Иису́с гла́сом ве́лиим, глаго́ля: Или́, Или́, Лима́ Савахвани́? Еже есть Бо́же Мой, Бо́же Мой, вску́ю Мя еси́ оста́вил? Не́цыи же от ту стоя́щих слы́шавше, глаго́лаху: я́ко Илию́ глаша́ет Сей. И а́бие тек еди́н от них, и прие́м губу́, испо́лнив же о́цта, и вонзе́ на трость, напая́ше Его́. Про́чии же глаго́лаху: оста́ви, да ви́дим, а́ще прии́дет Илиа́ спасти́ Его́. Иису́с же па́ки возопи́в гла́сом ве́лиим, испусти́ дух. И се заве́са церко́вная раздра́ся на дво́е, с вы́шняго края до ни́жняго: и земля́ потрясе́ся, и ка́мение распаде́ся. И гро́би отверзо́шася: и мно́га телеса́ усо́пших святы́х воста́ша: И изше́дше из гроб по воскресе́нии Его́, внидо́ша во Святы́й град, и яви́шася мно́зем. Со́тник же и и́же с ним стрегу́щии Иису́са, ви́девше трус и бы́вшая, убоя́шася зело́, глаго́люще: вои́стинну Бо́жий Сын бе Сей. Иуде́е же, поне́же пято́к бе, да не оста́нут на кресте́ телеса́ в суббо́ту: бе бо ве́лик день тоя суббо́ты, моли́ша Пила́та, да пребию́т го́лени их, и во́змут. Приидо́ша же во́ини, и пе́рвому у́бо преби́ша го́лени, и друго́му распя́тому с Ним. На Иису́са же прише́дше, я́ко ви́деша Его́ уже́ уме́рша, не преби́ша Ему́ го́лений: Но еди́н от во́ин копие́м ре́бра Ему́ прободе́, и а́бие изы́де кровь и вода́. И ви́девый свиде́тельствова, и и́стинно есть свиде́тельство его́: и той весть, я́ко и́стину глаго́лет, да вы ве́ру и́мете. Бы́ша бо сия́, да сбу́дется Писа́ние: кость не сокруши́тся от Него́. И па́ки друго́е Писа́ние глаго́лет: воззря́т Нань, Его́же прободо́ша. Бя́ху же ту и же́ны мно́ги издале́ча зря́ща, я́же идо́ша по Иису́се от Галиле́и, служа́ща Ему́. В ни́хже бе Мари́я Магдали́на, и Мари́я Иа́ковля, и Ио́сии ма́ти, и ма́ти Сы́ну Зеведе́ову. По́зде же бы́вшу, прии́де челове́к бога́т от Ари́мафеа, и́менем Ио́сиф: и́же и той учи́ся у Иису́са. Сей присту́пль к Пила́ту, проси́ телесе́ Иису́сова. Тогда́ Пила́т повеле́ да́ти те́ло. И прие́м те́ло Ио́сиф, обви́т Е́ плащани́цею чи́стою. И положи́ Е́ в но́вем свое́м грбо́е, и́же изсече́ в ка́мени: и возвали́в камень ве́лий над две́ри гро́ба, оты́де. Бе же ту Мари́я Магдали́на и другая Мари́я, седя́ще пря́мо гро́ба.

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Та́же ектениа́: Рцем вси: и возгла́с: Я́ко Ми́лостив и Человеколю́бец Бог еси́:

Лик: Ами́нь.

По возгла́се глаго́лет учине́нный чтец: Сподо́би, Го́споди:

Та́же па́ки ектениа́: Испо́лним вече́рнюю моли́тву на́шу Го́сподеви:

И по возгла́се ектении́ и моли́тве главопрекло́нней пое́м стихо́вныя стихи́ры подо́бны 4, глас 2:

Егда́ от дре́ва Тя ме́ртва, Аримафе́й снят всех Живота́, сми́рною и плащани́цею Тя, Христе́, обви́в, и любо́вию подвиза́шеся, се́рдцем и устна́ми, Те́ло нетле́нное Твое́ облобыза́ти. Оба́че одержи́мь стра́хом, ра́дуяся вопия́ше Ти: сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бче.

Стих: Госпо́дь воцари́ся, в ле́поту облече́ся.

Егда́ во гро́бе но́ве за всех положи́лся еси́, Изба́вителю всех, ад всесмехли́вый ви́дев Тя ужасе́ся, вереи́ сокруши́шася, сломи́шася врата́, гро́би отверзо́шася, ме́ртвии воста́ша. Тогда́ Адам благода́рственно ра́дуяся вопия́ше Тебе́: сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бию.

Стих: И́бо утверди́ вселе́нную, я́же не подви́жится.

Егда́ во гро́бе пло́тски хотя заключи́лся еси́, и́же естество́м Бо́жества пребыва́яй неопи́санный и неопределе́нный, сме́рти заключи́л еси́ сокро́вища, и а́дова вся истощи́л еси́, Христе́, Ца́рствия: тогда́ и суббо́ту сию́ Боже́ственнаго благослове́ния и сла́вы, и Твоея́ све́тлости сподо́бил еси́.

Стих: До́му Твоему́ подоба́ет святыня, Го́споди, в долготу́ дний.

Егда́ си́лы зря́ху Тя, Христе́, я́ко преле́стника от беззако́нных оклевета́ема, ужасахуся неизглаго́ланному долготерпе́нию Твоему́, и ка́мень гро́ба рука́ми запеча́танный, и́миже Твоя́ нетле́нная ре́бра прободо́ша, оба́че на́шему спасе́нию ра́дующеся вопия́ху Ти: сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бче.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху и ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Глас 5: Тебе́ оде́ющагося све́том я́ко ри́зою, снем Ио́сиф с дре́ва с Никоди́мом, и ви́дев ме́ртва, на́га, непогребе́на, благосе́рдный плач восприи́м, рыда́я глаго́лаше: увы мне, сладча́йший Иису́се, Его́же вма́ле со́лнце на Кресте́ ви́сима узре́вшее, мра́ком облага́шеся, и зе́мля стра́хом колеба́шася, и раздира́шеся церко́вная заве́са: но се ны́не ви́жу Тя, мене́ ра́ди во́лею подъе́мша смерть. Ка́ко погребу Тя, Бо́же мой? Или́ како́ю плащани́цею обвию́? Ко́има ли рука́ма прикосну́ся нетле́нному Твоему́ Те́лу? Или́ ки́я пе́сни воспою́ Твоему́ исхо́ду, Ще́дре? Велича́ю стра́сти Твоя́, песносло́влю и погребе́ние Твое́ со воскресе́нием, зовый: Го́споди, сла́ва Тебе́.

При пе́нии Тебе́ оде́ющагося: отверза́ются Царския́ врата и предстоя́тель с диа́коном соверша́ют троекра́тное кажде́ние вокру́г Престо́ла с лежа́щей на нем Плащани́цей.

Та́же чтец глаго́лет: Ны́не отпуща́еши:

Трисвято́е: по О́тче наш.

Свяще́нник возгла́с: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Лик: Ами́нь.

И а́бие пое́м тропа́рь во глас 2:

Благообра́зный Ио́сиф, с дре́ва снем Пречи́стое Те́ло Твое́, плащани́цею чи́стою обви́в, и вони́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Во вре́мя пе́ния тропаря́ Благообразный Ио́сиф: предстоя́тель полага́ет себе́ на главу́ лежа́щее на плащани́це Ева́нгелие и пове́рх его́ саму́ю Плащани́цу, подде́рживаемую сослужа́щими иере́ями. Они́ иду́т вокру́г Престо́ла че́рез го́рнее ме́сто в се́верную дверь, изно́сят Плащани́цу на среди́ну хра́ма и полага́ют на угото́ванном ме́сте. Предстоя́тель с диа́коном соверша́ют кажде́ние о́крест Плащани́цы три́жды.

Сла́ва, и ны́не: Други́й тропа́рь:

Мироно́сицам же́нам при гро́бе представ а́нгел вопия́ше: ми́ра ме́ртвым суть прили́чна, Христо́с же истле́ния яви́ся чуждь.

По пе́нии тропаре́й произно́сится про́поведь.

Посе́м диа́кон: Прему́дрость.

Лик: Благослови́.

Свяще́нник: Сый благослове́н Христо́с Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Лик: Ами́нь. Утверди́, Бо́же, Святу́ю правосла́вную ве́ру, правосла́вных христиа́н во век ве́ка.

Свяще́нник: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ нас.

Лик: Честне́йшую Херуви́м:

Свяще́нник: Сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же, упова́ние на́ше, сла́ва Тебе́.

Лик: Сла́ва, и ны́не: Го́споди, поми́луй. (Три́жды). Благослови́.

Свяще́нник глаго́лет отпуст:

И́же нас ра́ди челове́ков и на́шего ра́ди спасе́ния стра́шныя страсти, и Животворя́щий Крест, и во́льное погребе́ние пло́тию изво́ливый, Христо́с, И́стинный Бог наш, моли́твами Пречи́стыя Своея́ Матере, святы́х сла́вных и всехва́льных апо́стол, святы́х и пра́ведных Богооте́ц Иоаки́ма и А́нны, и все́х святы́х, поми́лует и спасе́т нас, я́ко Благ и Человеколю́бец.

Ли́к пое́т: Вели́каго Господи́на:

После́дование ма́лаго повече́рия во Святы́й и Вели́кий пято́к

Свяще́нник глаго́лет: Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Чтец глаго́лет: Ами́нь. И обы́чное нача́ло повече́рия.

По прочте́нии Ве́рую: пое́м кано́н, творе́ние Симео́на Логофе́та о распя́тии Госпо́дни, и на плач Пресвяты́я Богоро́дицы. Глас 6.

Песнь 1

Ирмо́с: Я́ко по суху пешеше́ствовав Изра́иль по бе́здне стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную песнь пои́м, вопия́ше. (Два́жды).

Припе́в: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Обе́шена я́ко ви́де на Кресте́ Сы́на и Го́спода Де́ва Чи́стая, терза́ющися, вопия́ше го́рце, со други́ми жена́ми стеня́щи глаго́лаше.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ви́жу Тя ны́не, возлюбленное Мое́ Чадо и люби́мое, на Кресте́ ви́сяща, и уязвля́юся го́рце се́рдцем, рече́ Чи́стая: но даждь сло́во, Благи́й, Рабе́ Твое́й.

Сла́ва: Волею, Сы́не Мой, и Тво́рче, терпи́ши на дре́ве лю́тую смерть, Де́ва глаго́лаше предстоя́щи у Креста со возлю́бленным ученико́м.

И ны́не: Ны́не Моего́ ча́яния ра́дости и весе́лия. Сы́на Моего́ и Го́спода лишена́ бых: увы Мне, боле́зную се́рдцем! Чи́стая пла́чущи глаго́лаше.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Я́ко по су́ху:

Песнь 3

Ирмо́с: Несть Свят, я́коже Ты, Го́споди Бо́же мой, вознесы́й рог ве́рных Твои́х, Бла́же, и утверди́вый нас на ка́мени испове́дания Твоего́. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Стра́ха ра́ди иуде́йска Петр скры́ся, и вси отбего́ша ве́рнии, оста́вльше Христа́, Де́ва рыда́ющи глаго́лаше.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

О Стра́шном Твое́м Рождестве́ и стра́нном, Сы́не Мой, па́че всех ма́терей возвели́чена бых Аз: но увы́ Мне, ны́не Тя ви́дяши на дре́ве, распала́юся утро́бою.

Сла́ва: Хощу́ утро́бу Мою́ на руку́, и́маже я́ко Младе́нца держа́х, с дре́ва прия́ти, веща́ше Чи́стая: но никто́же, увы Мне, Сего́ даде́.

И ны́не: Се Свет Мой сла́дкий, Наде́жда и Живо́т Мой Благи́й, Бог Мой, угасе́ на Кресте́, распала́юся утро́бою, Де́ва стеня́щи глаго́лаше.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Несть Свят:

Песнь 4

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бог и Госпо́дь, Честна́я Це́рковь благоле́пно пое́т взыва́ющи, от смы́сла чи́ста, о Го́споде пра́зднующи. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Со́лнце незаходя́й Бо́же Преве́чный, и Тво́рче всех тва́рей, Го́споди, ка́ко терпи́ши страсть на Кресте́? Чи́стая пла́чущи глаго́лаше.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Плачущи глаго́лаше Браконеиску́сная, ко благообра́зному: потщи́ся Ио́сифе к Пила́ту приступи́ти, и испроси́ сня́ти со дре́ва Учи́теля твоего́.

Сла́ва: Ви́дев Пречи́стую го́рце слезя́щу, Ио́сиф смути́ся, и пла́чася приступи́ к Пила́ту, даждь ми, вопи́я с пла́чем, Те́ло Бога Моего́.

И ны́не: Уя́звена Тя ви́дящи, и без сла́вы, на́га на дре́ве, Ча́до Мое утро́бою распала́юся рыда́ющи, я́ко Мати, Де́ва провещава́ше.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Христо́с моя́ си́ла:

Песнь 5

Ирмо́с: Бо́жиим Све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти ду́ши любо́вию озари́, молю́ся, Тя ве́дети, Сло́ве Бо́жий, И́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Растерза́яся и рыда́я, и дивя́ся вку́пе с Никоди́мом снят Ио́сиф, и уцелова́в Пречи́стое Те́ло, рыда́ше, и стеня́ше, и поя́ Его́ я́ко Бо́га.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Прии́мши Его́ с пла́чем Ма́ти неискусому́жная, положи́ на коле́ну, моля́щи Его́ со слеза́ми, и облобыза́ющи, го́рце же рыда́ющи и восклица́ющи.

Сла́ва: Еди́ну наде́жду и живо́т, Влады́ко Сы́не Мой и Бо́же, во о́чию свет Раба́ Твоя́ име́х, ны́не же лишена́ бых Тебе́, сла́дкое Мое́ Ча́до и люби́мое.

И ны́не: Боле́зни и ско́рби, и воздыха́ния обрето́ша Мя, увы́ Мне! Чи́стая го́рце рыда́ющи глаго́лаше, ви́дящи Тя, Ча́до Мое́ возлю́бленное, на́га и уедине́на, и во́нями пома́зана мертвеца́.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же:

Песнь 6

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре воздвиза́емое зря напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к вопию́ Ти: возведи́ от тли живо́т мой, Многоми́лостиве. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ме́ртва Тя зрю, Человеколю́бче, оживи́вшаго ме́ртвыя, и содержа́ща вся, уязвля́юся лю́те утро́бою: хоте́ла бых с Тобо́ю умре́ти, Пречи́стая глаго́лаше: не терплю́ бо без дыха́ния ме́ртва Тя ви́дети.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Дивлю́ся зря́щи Тя, Преблаги́й Бо́же, и Преще́дрый Го́споди, без сла́вы, и без дыха́ния, и безобра́зна, и пла́чуся держа́щи Тя, я́ко не наде́яхся, увы Мне, ви́дети Тя, Сы́не Мой и Бо́же.

Сла́ва: Не изглаго́леши ли Рабе́ Твое́й слова, Сло́ве Бо́жий? Не уще́дриши ли, Влады́ко, Тебе́ ро́ждшую? глаго́лаше Чи́стая, рыда́ющи и пла́чущи, облобыза́ющи Те́ло Го́спода Своего́.

И ны́не: Помышля́ю, Влады́ко, я́ко ктому́ сла́дкаго Твоего́ не услы́шу гла́са, ни добро́ты лица́ Твоего́ узрю́, я́коже пре́жде Раба́ Твоя́: и́бо заше́л еси́, Сы́не Мой, от о́чию Мое́ю.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Жите́йское мо́ре:

Конда́к, глас 8.

Нас ра́ди Распя́таго, прииди́те вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́я на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

И́кос: Своего́ А́гнца А́гница зря́щи, к заколе́нию влеко́ма, после́доваше Мари́я просте́ртыми власы́ со ине́ми же́нами, сия́ вопию́щи: ка́мо и́деши, Чадо? Чесо́ ра́ди ско́рое тече́ние соверша́еши? Еда́ други́й брак па́ки есть в Кане, и та́мо ны́не тщи́шися, да от воды́ им вино́ сотвори́ши? Иду ли с Тобо́ю, Ча́до, или́ па́че пожду́ Тебе́? Даждь Ми сло́во, Сло́ве, не молча́ мимоиди́ Мене́, чи́сту соблюды́й Мя: Ты бо еси́ Сын и Бог Мой.

Песнь 7

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пещь соде́ла А́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие мучи́теля увеща́ вопи́ти, благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Где, Сы́не Мой и Бо́же, благове́щение дре́внее, е́же Ми Гаврии́л глаго́лаше? Царя Тя, Сы́на и Бо́га Вы́шняго нарица́ше: ны́не же ви́жу Тя, Све́те Мой сла́дкий, на́га и уя́звена мертвеца́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Избавля́яй боле́зни, ны́не приими́ Мя с Собо́ю, Сы́не Мой и Бо́же, да сни́ду, Влады́ко, во ад с Тобо́ю и Аз, не оста́ви Мене́ еди́ну, уже́ бо жи́ти не терплю́, не ви́дящи Тебе́ сла́дкаго Моего́ Све́та.

Сла́ва: С други́ми жена́ми мироно́сицами, рыда́ющи Непоро́чная го́рце, и носи́ма ви́дящи Христа́, глаго́лаше: увы Мне! Что́ ви́жу? Ка́мо и́деши ны́не, Сы́не Мой, а Мене́ еди́ну оставля́еши?

И ны́не: Изнемога́ющи и рыда́ющи Непоро́чная мироно́сицам глаго́лаше: срыда́йте Ми, и спла́читеся го́рце, Се бо Свет Мой сла́дкий, и Учи́тель ваш гро́бу предае́тся.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Росода́тельну у́бо пещь:

Песнь 8

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́, и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя превозно́сим во вся ве́ки. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Де́ву рыда́ющу Ио́сиф ви́дев, растерза́шеся весь и вопия́ше го́рько: ка́ко Тя, о Бо́же мой, ны́не погребу́ раб Твой? Каки́ми плащани́цами обвию́ Те́ло Твое́?

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Па́че ума превзы́де стра́нное Твое́ виде́ние нося́щаго тварь всю Го́спода: сего́ ра́ди Ио́сиф я́ко ме́ртва Тя на руку́ свое́ю, и с Никоди́мом но́сит и погреба́ет.

Благослови́м Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Го́спода.

Стра́нную ви́жу и пресла́вную тайну, Де́ва вопия́ше Сы́ну и Го́споду: ка́ко в худо́м гро́бе полага́ешися, ме́ртвыя повеле́нием Возста́вляяй во гробе́х.

И ны́не, и присно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Ни от гро́ба Твоего́ воста́ну, Чадо Мое́, ни сле́зы точа́щи преста́ну Раба́ Твоя́, до́ндеже и Аз сни́ду во ад: не могу́ бо терпе́ти разлуче́ния Твоего́, Сы́не Мой.

Та́же пою́т о́ба ли́ка вку́пе:

Хвалим, Благослови́м, покланя́емся Го́сподеви, пою́ще и превознося́ще во вся ве́ки.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́:

Песнь 9

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни А́нгельстии взира́ти: Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с Небе́сными во́и, Тя ублажа́ем. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ра́дость Мне николи́же отсе́ле прико́снется, рыда́ющи глаго́лаше Непоро́чная: Свет Мой и Ра́дость Моя́ во гроб за́йде. Но не оста́влю Его́ Еди́наго, зде же умру́, и спогребу́ся Ему́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Душе́вную Мою́ язву ны́не исцели́, Ча́до Мое, Пречи́стая вопия́ше слезящи: воскресни́, и утоли́ Мою́ боле́знь и печа́ль, мо́жеши бо, Влады́ко, ели́ко хо́щеши и твори́ши, а́ще и погре́блся еси́ во́лею.

Сла́ва: О ка́ко утаи́лася Тебе́ есть бе́здна щедро́т! Ма́тери в та́йне изрече́ Госпо́дь: тварь бо Мою́ хотя спасти́, изво́лих умре́ти. Но и воскресну́, и Тебе́ возвели́чу, я́ко Бог небесе́ и земли́.

И ны́не: Воспою́ милосе́рдие Твое́, Человеколю́бче, и покланя́юся бога́тству ми́лости Твоея́, Влады́ко: созда́ние бо Твое́ хотя спасти́, смерть подъя́л еси́, рече́ Пречи́стая. Но воскресе́нием Твои́м, Спа́се, поми́луй всех нас.

Вме́сто же Досто́йно: пое́м ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети:

Та́же, чтец глаго́лет Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди Распя́таго, прииди́те вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́я на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Го́споди, поми́луй. (40).

И про́чее после́дование повече́рия до конца́.

Утреня Великой субботы

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 голосов, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
18 апреля 2022
Автор: Редакция
Поделиться:

    Отменить ежемесячное пожертвование вы можете в любой момент здесь