«Солдат штыком сорвал со стены икону Господа и расщепал ее на мелкие части»

Перед вами — воспоминания священномученика Евгения (Зернова), митрополита Нижегородского и Арзамасского. Годы революции он застал на Дальнем Востоке, будучи тогда епископом Приамурским и Благовещенским. Об ужасе, который он наблюдал в самые жестокие дни революции, он рассказывал в письмах своим близким и знакомым. Отрывки из них мы публикуем сегодня.

«С 27 февраля по 2 марта у нас была ужасная бойня, в борь­бе за власть большевики избивали так называемых буржу­ев. Убито очень много — свыше пятисот человек, раненых более тысячи. Я обращался с призывом мира, но что, соб­ственно, все эти воззвания к озверевшей толпе?! Во главе власти стали каторжане и царствуют.

Боясь насилий, очень многие из города бежали на ки­тайскую сторону — в Сахалин, бежали люди состоятельные и чиновники. Что они будут там делать дальше — не знаю, но жить им там, при скученности китайского населения, не­легко. Сахалин отделяется от Благовещенска рекой Амуром, это маленький грязный китайский городишко.

В Благовещенске все грабится и конфискуется. Даже мое бедное жилище намерены отобрать <…>. Я, конечно, совершенно спокоен — ведь теперь дело идет к лету, а потому можно жить и под открытым небом».

«Солдат штыком сорвал со стены икону Господа и расщепал ее на мелкие части»

«Вместе с захватом власти большевиками открылись и все отри­цательные стороны их засилия, — <…> озлобление од­ной части населения против другой, кровавые столкновения, экспроприации, грабежи, разбои, убийства. <…> Вследствие тревожного настроения в городе и опасности хождения по улицам, по причине производившейся в раз­ных местах города стрельбы, воспитанники семинарии и училища были освобождены от уроков еще 22 февра­ля, как это было сделано и в других учебных заведени­ях. Дни 23-го и 24 февраля были еще тревожнее и опас­нее, так как в это время происходили уже открытые во­оруженные столкновения большевиков-красногвардейцев с защитниками прежней власти и порядка — белогвар­дейцами. 25-го и 26 февраля было сравнительное зати­шье, весьма, впрочем, зловещее, так как известно было, что к большевикам-красногвардейцам прибывают силь­ные подкрепления людьми и оружием из Владивостока и Хабаровска; на стороне Красной армии была также и вся рабоче-заводская часть населения Благовещенска, давно уже мечтавшая о погромах и наживе.

27 февраля /12 марта красногвардейцы с раннего утра повели наступление на северо-восточную часть го­рода, где находится семинария с училищем <…>, нападаю­щие, ворвавшись в помещение семинарии с разных сторон и разбившись на партии, стали производить обыски и аре­сты, ища, как они заявляли, складов ружей и пулеметов и предполагая скрытую засаду. <…>

Арестованы были все мужчины, жившие в семина­рии, кроме служителей, ректора и духовника семинарии. Обыски сопровождались реквизицией денег и прочего имущества; в запертые помещения революционеры врыва­лись силой, как например в церковь, физический кабинет, библиотеку, кладовые и т. д. <…> Дня через два после этого один из караульных солдат штыком сорвал со стены икону Господа Саваофа и расщепал ее на мелкие части. <…>

Всего в семинарии арестовано было десять лиц: инспектор семи­нарии, пять преподавателей, эконом семинарии, два сына ректора, ученик гимназии и случившийся здесь инспектор третьего высшего начального училища; ректор оставлен был в своей квартире под домашним арестом. Сначала арес­тованные отведены были в казармы Амурской флотилии, но на другой день вместе со многими другими арестован­ными приведены были в здание семинарии. Обращение с арестованными было грубое и жестокое, сопровождав­шееся издевательствами и побоями. <…>

Много людей пострадало и погибло в этот злосчастный день города Благовещенска, особенно много жертв было со стороны так называемой интеллигенции и учащейся молодежи; что касается представителей буржуазии и общественных дея­телей, то все они почти заблаговременно скрылись на ки­тайскую территорию.»

 

***

В 1937 году митрополит Евгений был расстрелян. Место его захоронения неизвестно.

 

Подробнее о жизни священномученика Евгения (Зернова) можно прочесть в новой книге архимандрита Дамаскина (Орловского) «Человек — это его совесть. Житие священномученика Евгения (Зернова), митрополита Нижегородского и Арзамасского». — Москва, Региональный общественный фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», 2018.

«Солдат штыком сорвал со стены икону Господа и расщепал ее на мелкие части»

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (20 votes, average: 4,75 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Гость
    Ноябрь 12, 2018 14:54

    Уже и в Фому проникли черносотенские настроения…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.