Смотри, какой красивый цвет!

Архивный материал

Несколько лет назад в Москве, в Мемориальном комплексе на Поклонной горе, проходила выставка работ, представленных “Инва-Студией”.

Дети, авторы работ, в большинстве своем инвалиды.

Выставка поразила зрителей. Судите сами по репродукциям, представленным в “Фоме” и историям создателей работ.

Смотри, какой красивый цвет!

Сочи, гостиница “Приморская” Ирина Воронцова, 18 лет, пишет левой рукой, глухонемая

Николай Николаевич Галкин своими руками выстроил помещение для художественной студии, которую он решил создать, чтобы работать с детьми. Он не был бизнесменом, не был даже художником – по образованию он историк, преподавал в техникуме. Странно это, должно быть, звучит: не имея ни опыта работы, ни каких бы то ни было гарантий или начального капитала, взрослый человек, глава семейства, вдруг так меняет свою жизнь.

О решении своем Николай Николаевич, ныне директор и руководитель “Инва-Студии”, говорит: “Это была реакция на тот поток все очерняющей информации, который пошел по телевидению и в СМИ в начале 90-х годов. Тогда ведь ужас что было, а может, и мы еще не были, как сейчас, адаптированы, подготовлены к такому нажиму… Мы просто испугались за судьбу наших детей. Не только наших собственных, но и за судьбу детей вообще. Среди наших знакомых есть педагоги, имеющие многолетний стаж. Вот мы думали-думали и потом придумали: организуем маленькую художественную студию”.

Смотри, какой красивый цвет!

Сова. Сергей Филатов, 13 лет

“Инва” – от слова инвалид. Вскоре после открытия в студию привели такого ребенка. Педагоги стали за ним наблюдать. Оказалось, он очень способен, делом увлечен, работать с ним интересно. И – стали работать. В маленькой станице Новотитаровская близ Краснодара, где находилась “Инвадия” (теперь филиалы есть в Краснодаре и в Москве, готовится открытие отделения в Хельсинки), о ней быстро узнали, стали приводить на занятия больных детей. От желающих не было отбоя: шутка ли, совершенно бесплатно с ребенком готовы заниматься, развивать его способности (а раньше ведь о способностях вообще и говорить не приходилось), каждому подбирать индивидуальную программу. Основа основ “Инва-Студии” – хорошая художественная школа, которую проходят все. А дальше – можно заниматься иконописью, резьбой по дереву, вышивкой, лепкой из стекла, можно мастерить из соломки…

Студия стала расширяться, обратила на себя внимание, появились новые помещения… Уже в этом году в Краснодаре открывают Общественную академию социальных отношений и реабилитации инвалидов – по инициативе и разработкам руководителей “Инва-Студии”.

– У нас часто спрашивают, – рассказывает зам. директора по творческой работе, художник Василий Иванович Руськин, – всех ли мы принимаем, и как же быть, если у ребенка нет способностей. В принципе, каждый ребенок талантлив, и мы всегда из этого исходим. Вот, например, Максим Соловьев – такой смышленый, забавный парень. Когда мама привела его в студию, он не мог нарисовать даже треугольник. Проведет линию и бежит, проведет – и бежит. Вот, казалось бы, ни способностей, ни желания нет, как быть? Я говорю: “Ну, Максим, давай просто помажем, смотри какой красивый цвет, красивая краска, красная. Возьми кисточку, намажь чего-нибудь! Вот хорошая краска, зеленая, возьми, давай еще намажь, сбоку или сверху”. Так он берет кисточку, пробует одну краску, другую… И обязательно выходит какое-то изображение. Спрашиваю: “Что ты видишь здесь?” Он говорит: “А ничего, краску”. Тогда мы вместе смотрим: “Вот прорисовывается птичка какая-то, гляди, а это облако … ” Достаточно ведь два-три штриха, пару линий добавить – и появляется птица. И когда он видит, что не было ничего, так, просто “краски”, и вдруг появилось изображение, – ему сразу интересно становится. Конечно, у него пока не получается. Но это уже первый шаг! Он начинает мазать красками, вода течет – ну и пусть… Может, в начале это будет баловство в красках. Но если сразу начать попрекать – то не так и это не так, – все желание пропадает. А нам ведь важно увлечь. Потом уже ребенок видит, как мы работаем со старшими группами, видит результаты, начинает пыхтеть, чего-то добиваться. А мы постепенно усложняем задания.

Смотри, какой красивый цвет!

Храм. Коллективная работа ребят из Инва-студии под руководством Людмилы Галкиной

Труд педагогов имеет потрясающие результаты. В 1996 году инва-студийцы стали лауреатами Первого Всероссийского фестиваля художественного творчества детей-инвалидов. С тех пор выставки и конкурсы стали для ребят привычным делом. Они объездили пол-России, побывали во Франции, Германии, Финляндии…

Один из традиционных вопросов, которые задают посетители наших выставок: “Неужели это все – дети?” Творчество инвалидов, как правило, вызывает снисходительное сочувствие. Глаза невольно начинают искать несовершенные детские работы. И вдруг об этом забываешь. Лики на иконах, пронзительные, строгие и ласковые…

Смотри, какой красивый цвет!

Св. София. Ольга Трасенко, скончалась в 18 лет.
Эту икону она написала в пятнадцатилетнем возрасте

Говорят, что писать икону можно только с молитвой – тогда она словно бы излучает свет. Как правило, проходят многие годы, прежде чем мастер духовно созревает для этого. В “Инва-Студии” занимаются дети, большинство из них страдают тяжелыми хроническими заболеваниями, есть инвалиды-ампутанты… На своем коротком веку они испытали тяжелейшие страдания и потому, наверное, глубже смотрят, острее чувствуют. В духовном смысле многие из них уже очень зрелые люди, иконы их перерастают в работы мастера с многолетним опытом.

Масса вопросов возникает, если вдуматься в эту ситуацию. Например, число студийцев растет, и где найти педагогов, которые согласятся почти даром (зарплата – примерно 3000 рублей) работать с “трудными” детьми?

Николай Николаевич придумал ход – организовать на базе Кубанского государственного университета отделение подготовки специалистов по работе с детьми-инвалидами. Теперь студенты помогают студии развиваться дальше. Еще есть родители-волонтеры, которые добровольно взялись за работу в студии. Есть и отделение по работе на дому – с теми детьми, кто совсем не может ходить на занятия. Галкин называет его “героическим отделением”. У этих людей самая сложная задача: они занимаются с детьми, которые практически неподвижны или очень ограничены в передвижении.

Что же дают занятия в студии самим ребятам? Что значит для них их творчество? У Филиппа Рысухина тяжелейшая форма сахарного диабета. В 12 лет (тогда он еще не был инва-студийцем) он спросил у мамы: “Зачем я живу? Шесть уколов в день, постоянно ради чего?” Страшный вопрос! В “Инва-Студии” он начал рисовать, писать картины. Теперь уже заканчивает второй курс художественного отделения для инвалидов (организовано на базе того же КубГУ, но для обучения непосредственно инвалидов), мечтает поступить в аспирантуру.

Смотри, какой красивый цвет!

Весна. Антон Сенной, 15 лет

– Его мама приходит однажды, плачет, – рассказывает Василий Иванович Руськин. – Я говорю: “Что такое?” – “Да вот у Филиппа сахар тридцать с лишним подскочил, он лежит пластом”. Я звоню ему, говорю: “Филипп, как дела?” Он отвечает: “Да так, спать хочется”. Я говорю: “Филипп, мы твои работы везем в Москву, оформили их в хорошие рамочки, их тут уже посмотрели специалисты, работы очень понравились, хвалили тебя. Ты молодец”. Мы обсудили работы (вообще, мы всегда в студии это делаем, но здесь дело особое), я подчеркнул удачные моменты. Людмиле Васильевне, его маме, говорю: “Когда приедете домой, позвоните мне, скажите, сколько сахар”. Она позвонила. У него сахар понизился сразу до пятнадцати. Он воспрял духом, востребованность свою прочувствовал.

Таню Усикову отказались принять в художественную школу. Отчаявшейся маме объяснили: “Да зачем вам это надо? Да у нее нет никаких способностей!” В “Инва-Студии” выяснилось, что способности есть. “Я посмотрел, у нее – такие рисунки! Такой потенциал у этой семилетней девочки! Это же готовый юный художник, – рассказывает зам. директора Василий Иванович. – Ну как в художественной школе этого не увидели, как можно было такое сказать! Больно за таких педагогов, которые не замечают огонька”. Таню сразу приняли. Оказалось, что у девочки прекрасный голос, как ручеек. Она пела на открытии выставки “Инва-Студии” в московском Малом академическом театре. “Виктор Иванович Коршунов, директор театра, народный артист, просто заплакал”, – рассказывают студийцы.

Работы Кристинины Жиленко чистые и наивные. Ей 24 года, но мир она видит глазами 12-летнего человека.

Василий Иванович говорит о ней:

“Смотрите, Кандинский и многие другие притворялись примитивистами, имея приличное образование. А вот Кристина – готовый примитивист, потому что она действительно живет в таком мире”.

Смотри, какой красивый цвет!

Цапля. Люба Елисеева, 16 лет

В мастерской по стеклолепке творят чудеса. Из прозрачной трубочки вырастают цветы, колосья, появляются птицы… Во время выставки в Москве Арсений Морозов проводил мастер-класс. Никаких сверхсложных вещей, шедевров он тогда на свет не произвел – “оборудование не то”, дома, в студии, возможностей гораздо больше. Но разве важна эта самая сложность для простого зрителя, который наблюдает за ловкой мастерской работой? А хрупкие, словно из воздуха сплетенные фигурки – такая красота…

Сережа Галкин мог работать только тремя пальчиками, все остальные органы были без движения. Такая болезнь, как у него, сразу парализует тело, подступает к сердцу, и человек умирает. С Сережей работали на дому. После его первых успехов педагоги от радости не чуяли ног под собой. До самой смерти Сережи с ним подолгу занимались, его по-настоящему любили.

У “Инва-Студии” нет ни социальных, ни медицинских гарантий со стороны государства. Есть друзья, которые им помогают, – “партия добрых людей”, есть желание работать. И как-то все получается: материал и краски находят, о лекарствах договариваются… Хотя, казалось бы, откуда денег взять? Большинство педагогов – верующие. “А как работать без веры? – говорит Василий Иванович Руськин. – По-моему, вера для человека – это стержень. Конечно, могут быть разные ответвления, но человек все равно в свое русло вернется, и этот стержень поможет удержаться. А без веры не было бы и жизни, так мне кажется…”

МИТРОФАНОВА АллаМИТРОФАНОВА Алла
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
№ 4 (21) 2004№ 4 (21) 2004
рубрика: Архив » 2004 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/82
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Август 13, 2013 1:17

    я думаю что Россия тем и жива!!!Жива людьми добрыми и любящими всех тех,кого посылает для спасения БОГ!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *