Смертная казнь в России не решит проблем, а сохранение жизни дает шанс на покаяние, считают в Церкви

Возвращение смертной казни в России, которая пережила историю многомиллионных репрессий, не решит никаких проблем, а вот сохранение жизни дает шанс на покаяние даже закоренелому преступнику, об этом сказал глава Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион.

– Давайте вспомним о тех тысячах, сотнях тысяч, которые были расстреляны или по суду, или без суда и следствия, или по приговору так называемой «тройки», а потом их реабилитировали 20, 30, 50 лет спустя. Но ведь жизнь человеку не вернешь, – заметил владыка Иларион в программе «Церковь и мир», сообщает пресс-служба Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Как считает представитель Русской Церкви, снятие моратория на смертную казнь, действующего в России с 1996 года, «не решит никаких проблем».

Митрополит напомнил, что смертная казнь всегда использовалась, в частности, как средство устрашения.

– Неслучайно в течение многих веков она была публичной. Смертную казнь преступников показывали для того, чтобы другие не повторяли их преступления. Но сейчас мы все чаще и чаще видим, что преступления, особенно если говорить о массовых убийствах, совершаются людьми, которые не боятся смерти, – некоторые из них подрывают себя, чтобы вместе с собой уничтожить других людей. Значит, смертная казнь как средство устрашения в наше время уже работать не будет, – сказал владыка Иларион.

Введение же моратория на смертную казнь, отметил архипастырь, объясняется, в том числе, возможностью судебной ошибки.

– Если человека осудили несправедливо …, то до тех пор, пока он жив, эту ошибку можно исправить. Но когда жизнь у человека отнята, ошибку исправить уже невозможно, – добавил митрополит.

Кроме того, подчеркнул владыка Иларион, «даже для самых закоренелых злодеев и преступников всегда остается надежда на исправление, покаяние».

Именно поэтому, резюмировал митрополит, для работы с заключенными, направленной на их исправление и духовное перерождение, в Русской Церкви и создан Синодальный отдел по тюремному служению.

Читайте также:

«Тяжело умирать!»: записки человека, который 40 дней ждал смертной казни

Хожу в тюрьму

После зоны

Сидеть им еще много лет — но души их уже на свободе

Виктор Бендеров: «Никто из моих друзей не может умереть»

Фото: ErikaWittlieb/pixabay.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *