Поколение миллениум, или Всё не напрасно

Режиссер Алла Плоткина о своих новых студентах

9 лет назад неожиданно для себя я стала мастером. Все началось со звонка моего товарища Сергея Леонидовича Шумакова (ныне возглавляющего телеканал Россия Культура) 1 апреля 2009 года. Он сказал, что ректор ВГИКа Владимир Сергеевич Малышев предложил ему создать и возглавить кафедру телевидения на режиссерском факультете ВГИКа. И, поскольку сразу встает вопрос о наборе первой мастерской, разработке методики обучения и много чего еще, он сразу подумал обо мне и вот, собственно, и делает мне это предложение. На первоапрельскую шутку это было не похоже.

Поколение миллениум, или Всё не напрасно

Фото Юлии Маковейчук

Человек я не то, чтобы авантюрный, но входить в новое пространство и сдавать экзамены по неосвоенным ранее дисциплинам люблю. Поэтому я согласилась. О чем не раз пожалела, признаюсь. Не потому, что было сложно входить в обитель высокого искусства с низким жанром, хотя и это тоже. А потому, что уровень культурного багажа у выпускников средних школ, скажем аккуратно, просто ошеломлял. А именно они являются нашими абитуриентами в подавляющем большинстве. Второе образование платное, во ВГИКе это увесистая сумма, а потому позволить себе это могут единицы. Как результат, наши соискатели – дети 17-18 лет, худо-бедно сдавшие ЕГЭ и не имеющие никакого жизненного опыта. Тяжелый замес для того, кто собирается стать режиссером.

Тем не менее, тогда я вдохновенно принялась за дело. Например, одной из моих инициатив было пригласить читать на 1 курсе историю мировых религий В. Р. Легойду. Помню, начинали мы с небольшой аудитории, а закончили актовым залом ВГИКа, поскольку желающих послушать блестящего лектора было очень много.

Я не только делала все возможное, чтобы студенты освоили профессию, но не меньше времени уделяла тому, чтобы привить хотя бы базовые культурологические знания, научить думать, понимать главное и отвечать на вопрос: «О чем?» С тех пор за девять лет я выпустила две мастерские.

В этом году мне предстояло набрать уже третью — на уже вполне состоявшейся кафедре телевидения ВГИКа. Никакой неожиданности от чтения творческих папок (это первый конкурсный отбор в нашем ВУЗе) и дальнейшего знакомства с жаждущими овладеть режиссурой детьми я не ждала.

Но она случилась. В творческие папки абитуриенты помимо фотографий обязаны вложить биографический очерк и какой-то случай, который сделался значимым или что-то изменил в жизни (все мастера формулируют это задание по-разному).

Я забрала домой огромную сумку и начала читать…

…Это были другие дети! Но это неверно даже уже в первом определении. Это были юные, очень интересные люди, с достаточно четким пониманием, где верх, где низ, с хорошим набором культурных предпочтений, с очень непростыми, как правило, семейными историями (из всех прочитанных мною папок, а их было больше 170, папа фигурировал в рассказе, может быть, 8-10 раз).

Некоторые из описанных случаев я не сумею забыть никогда. Так один абитуриент из тогда неведомого мне города Кунгур Пермской области описывал, как они с другом неожиданно набрели в окрестностях города на полуразрушенную часовню на старом кладбище. И два патриота своей малой родины возмутились духом: «как же так?.. Все храмы в нашем городе восстановлены, а эта прекрасная часовня в руинах!.. Надо ее поднимать». Но как?!.. Им было тогда по 14 лет. Они думали-думали и придумали. В кратком изложении: они сняли фильм об истории этого храма, долго возили его по разным музеям и конференциям, привлекли внимание сначала местного телевидения, а потом и спонсора, который взял на себя финансирование стройки. Храм восстановлен. Уже год, насколько я понимаю, в нем проходят службы.

Другие истории касались каких-то более личных, внутренних вещей. Но они производили не меньшее впечатление. И что интересно! Ни один из высказывавшихся, ни разу не написал привычное для нашего уха «в этой стране, эта страна»… Только «в моей стране, в моем Отечестве»… Да, даже так. А когда же быть высокопарным, как не в 17-18 лет?..

Я ждала встречи с ними. И они, эти встречи, длившиеся три дня подряд, были интереснейшими. Да, мне предстояло от многих из них отказаться, поскольку количество бюджетных мест ограничено. Но это была борьба прекрасного с еще лучшим! И это было захватывающе.

На письменном экзамене я решила показать абитуриентам первый фильм из телевизионного цикла «Декалог» Кшиштофа Кесьлевского. Им после просмотра предстояло ответить на 5 основных вопросов и два бонусных (необязательных, но ответы на которые, могли им принести дополнительные баллы). В качестве таких бонусных вопросов были: Что такое Декалог; и На какую часть Декалога снята эта картина.             

Я была совершенно уверена, что из всех, может быть 1-2 ответят… Из всех — 1-2 не ответили! И это были невероятно интересные рассуждения молодых людей из глубины их личного, не побоюсь сказать, духовного опыта. Один из основных вопросов был: «В чем главная драма картины»?» Я готовилась читать, что мальчик утонул… Но нет. Читала я совсем другое:

Поколение миллениум, или Всё не напрасно

«Герою картины больше терять нечего и он находится в бесстрашном исступлении. Но финал таков, что Бог, от которого, по сути, герой отказывается, его видит и слышит. Он рядом с ним, и не отказывается от героя. Человек может отказаться от Бога, может осквернить Его, может грешить подобным образом именно сейчас, когда жизнь разрушена. Но Бог от грешника не откажется, не отступится, поскольку Он в человеческой душе. Он создал эту душу. Душа – Его часть…»

Вот такие размышления… И за редчайшим исключением, все работы были невероятно интересные!

И я сказала себе: это другие дети. И назвала их для себя Поколение Миллениум. Когда я рассказала о своих наблюдениях духовнику, он счастливо улыбнулся и произнес: «Спасибо. Значит, все не напрасно. Может быть мы, наконец, выходим из пустыни?..»

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (26 votes, average: 4,96 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.