Покаянный канон: служба спасения

Протоиерей Сергий Правдолюбов об Андрее Критском и его Великом каноне

Об исторических источниках Великого покаянного канона Андрея Критского, его силе и значении рассказал на встрече с прихожанами храма мученицы Татианы при МГУ протоиерей Сергий Правдолюбов, профессор Московской духовной академии, настоятель храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве.

С Андреем Критским меня связывает гораздо большее, чем просто чтение его трудов. В свое время я провел большую работу и написал диссертацию о его творчестве, в том числе и о Великом покаянном каноне. Я хотел найти разгадку красоты канона в его поэтике, то есть в словесном искусстве. Вместе с тем, у тех, кто пишет диссертацию, кусочек жизни оказывается погруженным в жизнь другого человека, в его творения. Для меня это была возможность прикоснуться к великой и прекрасной тайне.

Откуда такая красота?

Однажды я слышал, как Патриарх Пимен в 1978 году читал Покаянный канон Андрея Критского во Время Великого поста. Это было великолепно. Он читал без всякого логического подчеркивания смыслов, навязывания объяснений. Просто читал.

Понедельник первой недели Великого поста. Первая песнь. Читает Патриарх Пимен

И, слушая его чтение, я тогда подумал:  а в чем загадка этого текста? Откуда такая красота? Почему он такой, а не иной? Кто написал этот канон, как написал, почему написал? Думаю, многие великие люди, светские поэты в том числе, многое бы отдали ради того, чтобы хотя бы одна их строфа читалась в храме, вслух. Даже Александр Сергеевич Пушкин. И вдруг столько лет подряд, а Андрей Критский умер в 740 году, читают этот канон. И он для нас такой живой, такой действенный.

Я с головой бросился в тему, хотя и столкнулся со сложностями: большинство творений святителя Андрея были неизвестны, многие тексты утеряны, большая часть не издавалась, очень мало написано о самом святителе Андрее Критском. Несмотря на эти трудности и препоны, я устремился дальше, трудился, искал.

Покаянный канон: служба спасения

Святитель Андрей Критский

Всеми силами я старался понять красоту творчества Андрея Критского, узнавал его самого. История его жизни проста. Никакой карьеры он не сделал, 20 лет служил дьяконом. Опекал дом престарелых и дом детей-сирот. То есть его деятельность вполне сопоставима с тем, чем занимаются наши современники. Потом уже архидьякона Андрея отправили на Крит (это всё равно, что у нас Дальний Восток), где ему для утешения дали почетный титул «архиепископ Критский», хотя его предшественники и последователи именовались епископами Гортинскими по названию главного города.

Но откуда в нем появилось такое сильное литературное дарование?

Не могу ответить на этот вопрос. Десять лет я им занимался, но так и не смог понять, в чем секрет его воздействия на человека, таинственной красоты его сочинений. Я просмотрел огромное количество древних рукописей, греческие издания канонов, вышедших из употребления, изучил ритмический рисунок многоразличных канонных строф и ирмосов. С разных сторон подошел к проблеме, но суть от этого не стала ясней. Как-то я спросил у одного ученого: «Неужели Андрей Критский высчитывал слоги, проверял ударения?» — «Нет, конечно. Он писал от себя, от сердца». Благодатная сила наполняла его.

Такое же напряжение и возвышенность я почувствовал однажды, переводя текст канона Андрея Критского на Рождество Христово. Мне было очевидно: это такие прекрасные слова, наполненные такой внутренней силой и энергией, что их можно высекать в камне, отливать в золоте и платине. Как крылатые слова. Вот именно об этой загадке я и говорю. Именно ее пытался постичь, но так и не нашел ответа.

Служба спасения

Как появился канон? Это долгий исторический процесс. Андрей Критский не просто взял и создал этот текст, нет. До него был мощный древний пласт — Библейские песни. Что это? Монахи всю жизнь молились по Псалтири. И в конце Псалтири звучали Библейские песни — насыщенные смыслом разнообразные поэтически-песненные места из разных книг Библии, сильнее всего воздействующие на слушателя. Таких песен было много, от девяти до четырнадцати в разных списках, и со временем они стали неотъемлемой частью монашеских богослужений. К VII веку форма, предшествующая канону, практически сформировалась.

Андрей Критский написал свой канон в общем-то не для песнопения. При его жизни он не исполнялся вообще. Рукопись хранилась в Константинополе, в женском монастыре. Когда же он впервые был прочтен? — У меня есть одна версия. Дело в том, что через пятьдесят лет после кончины Андрея Критского, в 790 году, произошло ужасное землетрясение. Тогда-то, если я прав в своей исторической реконструкции, монахини достали рукопись и начали читать вслух этот канон на площади перед монастырем недалеко от Влахернских ворот. Таким образом, впервые он стал употребляться как служба во время бедствия, это был покаянный вопль. И Бог помиловал возопивших к Нему людей.

Кстати, это не единственный пример такого употребления канона. Во время осады Одессы, в Крымскую войну, английские корабли подошли к городу, стали на рейде и готовили десант. Местные священники читали Покаянный канон каждый день, прямо на главной площади города. Через неделю, на Покров один из кораблей англичан подорвался на мине, а остальные постояли-постояли и ушли. Десанта не последовало. И здесь чтение канона стало службой во время бедствия. А в 1918 году, во время переворота и страшной бури в нашем обществе, канон тоже выполнял эту задачу во многих храмах: был написан покаянный канон с ирмосами Великого канона и читался весь Успенский пост.

Покаянный канон: служба спасения
Фото Елены Вороновой

«Все спасутся, кроме меня»

Великий покаянный канон вбирает в себя все монашеское мировосприятие. Какая самая главная его мысль? Андрей Критский, как настоящий монах, никого не упрекает. Он говорит: «Все эти люди по незнанию грехи совершили, а я разумом согрешил». Он себя винит во всем. Он скорбит о своей душе. Когда ты слушаешь Великий покаянный канон, ты будто бы находишься рядом с мудрым старцем, он будто бы с тобой разговаривает. Андрей Критский молится вместе с нами.

В свое время некоторые немецкие ученые удивлялись, как верующие «терпят» чтение канона? Один из них написал следующее: «Канон Андрея Критского утомляет даже доброжелательно настроенного слушателя». И после перечисляет целый ряд недостатков этого текста. Интересно, как он его читал? Конечно, в противовес классическому европейскому сознанию, в каноне нет специальной логической последовательности. Сначала идет ветхозаветный сюжет, потом сразу — новозаветный. Но ведь и наш ум не может думать об одном и том же, последовательно, а переключается с одного на другое.

Сила канона не только в его чудесном слоге. Она и в сути. Андрей Критский за всех нас кается. И мы все объединяемся вокруг него. Он учит нас покаянию на живых примерах. Кстати, у него есть замечательный канон на разлучение души. Он совершенно иной по стилистике, практически не похож на Великий покаянный канон. Но согласно множеству источников — это именно его работа. В нем Андрей Критский — один-единственный из всех христиан — устремляется в ад, ибо он один только и согрешил. Все остальные будут спасены, кроме него — он абсолютно в этом уверен. Такова суть монашеской жизни. Видение своих грехов и сокрушение сердечное.

Когда я приехал на Афон и спустился на афонскую землю, я буквально почувствовал покров над собою, физически ощутил его. Я пришел в монастырь, смотрел, как молятся монахи, молился вместе с ними. И подумал: откуда такая благодать мне? Чем я это заслужил? Я же мирской батюшка, а не монах. То же самое и с каноном Андрея Критского. Через него мы приобщаемся к тому, что открыто обычно лишь монахам, получаем благословение и защиту свыше, учимся сокрушению сердечному и очищению своей души глубоким и искренним покаянием.

Подготовил Антон Баев.

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (17 votes, average: 4,82 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.