Кисти тянутся к небу

Он узнал, что умирает, и написал тысячу картин о Христе

Памяти заслуженного художника России Александра Лепетухина (1948-2016).

 

Крещение

Два события, которые определили жизнь и творчество художника в последние 20 лет его жизни, — это крещение и работа над циклом «Путь».

Крестился Александр Петрович поздно и сознательно — осенью 1998-го, в год своего пятидесятилетия. Этому предшествовали десятки лет педагогической работы на графическом факультете Хабаровского пединститута, годы духовных исканий и выбора веры. В 90-х его увлекали восточные практики, беседы в разного рода экуменических братствах, но в итоге стрелка нравственного компаса показала на православие, от которого Лепетухин уже никогда не отходил.

«Настоящие изменения во мне, — рассказывал художник, — начались, когда властная сила взяла меня за шиворот и привела в храм креститься. Воздействие было таким отчетливым, что я чуть ли не бегом бежал. Покрестился и тут же оказался внутри чуда. Весь мир увидел лучезарным и полным любви…»

Кисти тянутся к небу

Исцеление прокаженных

Крещение внешне не изменило Александра Петровича. У него никогда не было амбиций быть монахом или священником, он не претендовал ни на какое особенное служение или роль. Круг его общения, в который входило немало скептиков, агностиков и атеистов (которые были объектом его миссионерства) — существенно не изменился. Он даже не пытался заниматься иконописью.

Иными словами — он остался самим собой. Крещение действовало в нем не столько внешне, сколько внутренне.

Кисти тянутся к небу

Материнская молитва

Александр Петрович был самым пылким защитником и проповедником христианства из тех, кого я знаю. Но делал он это таким образом, чтобы никого не оскорбить и не нарушить ничьей свободы воли.

«В принципе все, что я пытаюсь сделать в последние годы в своем творчестве, — это сказать о христианстве за церковной оградой. Моя задача найти форму, оживить образ, — говорил Александр Петрович в одном из интервью. — Против образа невозможно спорить логически. Он входит прямо в душу, в подсознание».

 

Цикл работ «Путь»

В 2000 году у Александра Петровича открылось тяжелое заболевание поджелудочной железы, сопровождавшееся острыми, почти невыносимыми болями. Была проведена операция. Потом еще несколько. Впоследствии образовалась злокачественная опухоль, перекрывшая канал, по которому шла желчь. Так что Александр Петрович жил от больницы до больницы, от реанимации до реанимации. Но унынию он не поддался.

«Врачи сказали, что жить мне четыре года, максимум восемь лет, — со свойственным ему мягким юмором рассказывал Александр Петрович. — Хорошо, решил я, тогда все это время я буду рисовать Христа и апостолов».

Кисти тянутся к небу

Испытание Петра

Так возник его библейский цикл. Количество картин серии пока точно не установлено. Предполагается, что это примерно тысяча работ, выполненных в разной технике. Сюжет картин был предельно прост. Христос и ученики идут по Святой земле. Меняются ракурс, пейзажи, интерьеры, человеческое окружение, но главной доминантой остается путь Христа и будущих апостолов. Это стало названием цикла.

Впоследствии тематика расширяется и дополняется классическими евангельскими сюжетами: Распятие, Воскресение, Вознесение, явление на озере Тивериадском и так далее. Более богатым и духовно насыщенным становится содержание образов.

Кисти тянутся к небу

Отдых у озера

Приобщение к евангельским событиям  придало художнику жизненные силы. Он прожил не восемь лет, как обещали врачи, а вдвое больше. За это время он побывал в Израиле, Гонконге, Греции (в том числе на Афоне), написал несколько книг, которые переведены на английский и японский языки; провел ряд персональных выставок, увидел взрослыми своих детей, увидел внуков.

Александр Петрович преставился ко Господу поздним вечером 11 июля 2016 года, накануне праздника святых апостолов Петра и Павла.

 

Христос в эпоху постмодерна

Если обозначить направление, вольным, а скорее невольным последователем которого стал Лепетухин, то это постмодернизм. Тем, кому принципиально не нравится термин, можно сказать «необарокко».

Постмодерн при всей разности идеологий и талантов, которые он вместил, на мой взгляд, отличает следующее.

Во-первых, он возник в ХХ веке, как реакция на модернизм с его культом форм современного или нового, доселе невиданного (футуризм). Постмодерн «разрешил» свободно комбинировать любые предшествующие формы, даже без изобретения новых. Тут у художника возник выбор. Либо отказаться от любой национальной и вообще какой-либо традиции, что возможно только на пути к совершенной аморфности. Либо включить те формы и краски, которые выработало национальное художественное сознание в иконописи и живописи. По второму, плодотворному, на его взгляд, пути в своем евангельском цикле идет Лепетухин. Создается новый ракурс, который отличается от иконописи и графики иллюстраций.

Кисти тянутся к небу

Два пастыря

Во-вторых, идея в постмодерне несколько возвышается над формой. Отточенность, индивидуальность, неповторимость стиля, довлевшие в европейской живописи и словес­ности, теперь оказываются избыточными. Это опять же может привести к претенциозной бесформенности и содержательной пустоте. Важна работа мысли художника, а не только стильность. У Лепетухина эта работа видна.

В-третьих, равнодушие к высоте традиции, в которой трудится автор. Не важно, где родился и работает художник. К примеру, скромный библиотекарь Хорхе Луис Борхес из Аргентины как постмодернист много выше своих коллег, работавших в Европе или Америке. То есть провинциальный художник в этом направлении получает неожиданный лифт. Он может быть как вне традиции, так и внутри ее без опасения остаться на периферии.

Кисти тянутся к небу

Рождество

Сам Лепетухин к слову «постмодерн» отнесся бы скорее негативно, потому что видел в этом направлении преобладание тех художников, чье творчество ему было несимпатично.

В 1990-х его увлекала демонстрация на холсте формальных поисков, но после он воспринимал это, скорее, как полезные упражнения для дальнейшей содержательной работы. Он всегда много внимания уделял линии и цвету, но в библейском цикле они не самостоятельны по отношению к теме. Формы выражают мысль художника, но не подчиняют ее.

Перефразируя Бориса Пастернака, можно сказать, что художник является заложником своего времени и пленником вечности.

Кисти тянутся к небу

Восхождение

Он не создает формы. Они достаются ему от современности. А времена, как известно, не выбирают.

Творческий путь Александра Лепетухина пока еще не получил должной оценки, но он может стать ярким примером того, как художник встал с Божьей помощью над материей и формами, утвердив в своем творчестве приоритет Вечности.  

Священник Игорь Сальников

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (5 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.