Как умирала моя мама — откровенный рассказ Федора Конюхова

Как умирала моя мама — откровенный рассказ Федора КонюховаДля каждого путешественника не менее важно, чем крепость снаряжения и прочность яхт и лодок, твердая вера в тех, кто ждет их из странствий по белу свету. Они делают самое главное — ждут нас. Так ждала Наоми Уэмуру его Комико, так ждет меня моя Иринушка, так ждала и молилась моя мама Мария Ефремовна. Она дождалась меня, пока я совершал свою экспедицию вокруг Антарктиды.

Мама умерла в селе Атманай на берегу Азовского моря, когда ей было 93 года и четыре месяца от роду. Они с папой прожили 73 года вместе, у них было пятеро детей, тринадцать внуков и тринадцать правнуков. Как легка была ее кончина — смерть ее была очень тихая, без страданий и видимых мучений, она будто погасла. Мы похоронили маму прямо на берегу моря.

Ее смерть стала для меня откровением в мои пятьдесят девять лет.

Когда я вернулся из очередной экспедиции из Гренландии, глаза мамы не открывались, и, как загнанная газель, она прерывисто, часто дышала. Но не смерть занимала ее, а хотелось ей одного — улыбнуться.

Она дождалась меня, и можно было отправляться туда, где ее уже ждала та, от которой никто не увернется, когда наступает время.

Я встал на колени перед мертвой мамой. Когда она была жива, никогда этого не делал. А жаль! Даже после того, как опустили гроб в землю, я не поднимался, и говорить не хотелось. Мамы больше не было с нами, она не сможет обласкать, но мы по-прежнему нуждались в ней и, опуская гроб на рыбацких просоленных веревках в землю, знали, что заботливо укрываем ее землей, а не хороним покойницу. Мы — ее дети, а нас пятеро, собрались на кладбище, но никто не плакал. Тяжесть наша была тяжестью краеугольного камня храма. Все только опустили глаза, чтобы не смотреть ей — смерти — в глаза.

9 марта 2008 года, Тихий океан.

[Запись из дневника протоиерея Федора Конюхова, сделанная во время его одиночного плавания вокруг Антарктики в 2008 году.]

 

 

Как умирала моя мама — откровенный рассказ Федора КонюховаЭтот текст – фрагмент новой книги знаменитого путешественника, писателя и священника Федора Конюхова – «На грани возможностей» (издательство “Эксмо”), где автор рассказывает о самых драматических днях своего легендарного путешествия на яхте вокруг Антарктиды.

Эта книга о путешествии, которое продлилось 102 дня 1 час 35 минут и 50 секунд, зарегистрировано Всемирным парусным советом как мировой рекорд в рамках гонки Antarctica Cup Race Track. На протяжении 15 тысяч морских миль Федор Конюхов вел путевые заметки, которые и стали основой книги «На грани возможностей».

 

 

 

 

Фото Федора Конюхова с сайта vmelitopole.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (27 votes, average: 4,85 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Елена Шилова
    Апрель 7, 2019 18:31

    Да , я вот тоже думаю о нем , зачем ему это , все эти путешествия и преодоления .Теперь понимаю : были молитвенники которые в лес уходили , на камне молились уединялись то есть , а он себе для постоянной молитвы вот такое уединение выбрал . Ну и преодоление себя , для возвышения духа . Дааа , богатыри не мы !!!!

  • Андрей
    Февраль 25, 2019 17:12

    все хорошо, но запись сделана в дневнике в 2008 году, а выше в тексте указан год смерти матери 2009 год. какая-то ошибка, либо я что-то не понял

  • Алексий
    Февраль 25, 2019 15:11

    Что меня в этом дневнике сразу же поразило:
    вторая запись. Цитата:

    “8 февраля 2008 года
    Тихий океан.

    Господи, Иисусе Христе, спаси и сохрани меня, грешного, на этот день. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь!

    49° 15’ – Ю. Ш.

    148° 28’ – В. Д.

    День постный. Пища без масла.

    Я и моя яхта снова в океане, как и три года назад. И сейчас я снова ставлю паруса.

    На палубе работать очень холодно, мороз. В перчатках, в рукавицах неудобно работать, а без них руки мерзнут, за металлические предметы браться очень больно. Когда работал, смотрел на океан. С правого борта увидел кита, при таком холоде его хорошо видно: когда кит выдыхает, воздух превращается в пар”.

    Обратите внимание: день постный, помечает себе Конюхов. То есть даже плывя на своей яхте в чёртовом Зафигенье, в мороз, при всех этих непредставимо тяжёлых условиях, он соблюдает пост!
    А я, сидя перед компьютером в тёплом доме, почти не соблюдаю. Н-да.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *