София КУЛЕВА

Вчера припозднились с ужином. В 21.00 включила трансляцию митрополита Вологодского и Кирилловского Саввы — в это время владыка ежедневно проводит эфиры. Дочка сидит рядышком за столом, кушает и очень внимательно слушает.

Была женщина — внешне добродетельная и благочестивая, но очень скупая. Будучи очень обеспеченной, она никогда не подавала милостыню нуждающимся. Старец Макарий был надзирателем богадельни для увечных людей. Он пришёл к той женщине и сказал, что у него есть дорогие камни — изумруды и яхонты, и предложил ей приобрести их. Женщина не захотела сама посетить старца, чтобы взять камни, но передала ему деньги на них. Шло время, женщина к старцу не шла, и тот ей не передавал камней. Встретив старца в церкви, она спросила:

— Где же камни?

Старец, не говоря ни слова, повёл её в свою богадельню для увечных. Он привёл её сначала на второй этаж, где размещались женщины. Указывая на слепых женщин, он сказал:

— Это яхонты.

Потом они спустились вниз, где жили мужчины:

— А вот это — изумруды. Полагаю, что драгоценнее их нигде не найти. Если они тебе не нравятся, возьми свои деньги назад, или же я потрачу их на еду для них.

Женщине стало стыдно и с тех пор она стала жертвовать нуждающимся.

Так старец научил женщину милосердному отношению к ближним — изумрудам и яхонтам.

Когда закончилась история, мы продолжали молча кушать. Рядом со мной по правую руку сидела маленькая дочка. По левую — мой муж, перенесший в тяжелой форме инсульт. Он с трудом передвигается по квартире, а на улице может передвигаться только с моей помощью на инвалидной коляске, он потерял речь, и у него не действует правая рука. Он постоянно нуждается в нашей помощи и поддержке.

Посмотрев на отца, Василиса дрогнувшим голосом сказала:

— Так что наш папа — это яхонт?

— Господи, — подумала я, — как же она прочитала мои мысли?

— Да, дорогая, папа — наш самый драгоценный яхонт.

И я пересказала ей фрагмент Евангелия, читаемого в Неделю о Страшном суде:

— Господь сказал, что когда мы дали пить жаждущему, то дали пить Ему Самому. И когда дали есть голодному, то накормили Его Самого. И когда навестили больного в больнице, это значит, что мы навестили Самого Господа...

Мне кажется, моя 9-летняя дочка, уже вступающая в период подростковой упрямости и отрицания, никогда еще так внимательно меня не слушала.

— То есть если я даю денежку нищему, то даю её Самому Господу?

— Да, и если ухаживаешь за папой, то ухаживаешь за Господом. И если помогаешь ребятам в школе, то тоже помогаешь Ему, и если по-доброму отнесёшься к тому, кто тебя обидел, то это тоже добро для Господа.

Девочка моя часто говорит, когда что-то вспоминает:

— Вот это было, когда ещё папа был здоров...

Да, для них и для меня жизнь разделилась на «когда папа был здоров» и на после... Но я уже не единожды за это сложное время убедилась, что эта ситуация очень много нам всем дает для духовного роста. Дети мои помогают папе, как могут. Раньше он о них очень сильно заботился, а теперь они — о нём. Когда меня нет, они и завтрак ему приготовят, и таблетки дадут, маленькая Василиса, например, сама варит ему кофе, разогревает обед, играет с ним в шахматы (не представляю, как, но у них что-то там получается). Дети отрекаются от своих «хотелок» ради папы и возрастают в своих заботах о нём. Надеюсь, что всё это идёт во спасение души.

Благодарю владыку Савву за близкую нам историю и возможность такого урока для нас.

Текст впервые опубликован на странице автора ВКонтакте

0
14
Сохранить
Поделиться: