Александр Дворкин: Почему в Римской империи преследовали христиан?

Почему веротерпимая империя притесняла и мучила христиан? Как этому способствовали законы «первого правового государства»? И как христиане сумели пережить период гонений? Лекцию читает Александр Дворкин, доктор философии (PhD) по истории средних веков.

Также: Александр Дворкин: Почему император Константин решил покровительствовать христианам?

 

Расшифровка:

Здравствуйте, меня зовут Александр Леонидович Дворкин, я профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, где я преподаю два совсем разных предмета: история церкви и сектоведение. У меня докторская степень по средневековой истории из Фордхемского университета, он находится в городе Нью-Йорк, в штате, соответственно, тоже Нью-Йорк, где я защитил свою докторскую диссертацию под руководством протопресвитера отца Иоанна Мейендорфа. Тема нашей лекции, она двояка, с одной стороны, это гонения в Римской империи на христианство и каким образом христианству удалось выстоять и завоевать Римскую империю, и вторая тема, это такая противоречивая в современном мире фигура, как император Константин, которого в православной церкви мы считаем святым, признаём как равноапостольного, в то время как оно является среди многих протестантских богословов и историков, и тем более современных сектантских писателей, является одной из самых ненавистных фигур.

Начнём с Римской империи, начинаем с общеизвестного факта, что христианство зародилось в Римской империи, в её восточной провинции Иудее, но быстро распространилось по всей империи. Вот это карта Римской империи второго века, в первом веке, когда появилось христианство, она выглядела немного по-другому, но, в принципе, ненамного отличалась. То есть все эти громадные территории вокруг Средиземного моря, большая часть Западной Европы, Балканский полуостров, полуостров Малая Азия — всё это принадлежало Римской империи, даже вот во втором веке в период наибольшего распространения она дотягивалась до Персидского залива. Но это, скажем, не так долго было. Но вообще это, так сказать, база европейской цивилизации. Это западное и восточное Средиземноморье.

Конечно, нам сейчас трудно представить, насколько это громадная территория, поскольку сейчас долететь из конца в конец сколько там, два, два с половиной часа? Тогда… сейчас мы измеряем наши расстояния часами, сколько долететь из конца в конец, сколько доехать из конца в конец, а тогда расстояния измерялись неделями или месяцами. Сколько дойти. Потому что основная часть путешествий была либо пешая, потому что вьючные животные были дороги, могли пользоваться ими только достаточно богатые люди, а так, если были вьючные животные, то обычно их загружали различными предметами, различным грузом, люди всё равно шли пешком. И, конечно, это были чрезвычайно долгие и опасные путешествия, большая часть людей никогда не видела дальше линии горизонта вокруг того места, где они жили. Но тем не менее, представление о том, что они живут в самой цивилизованной части мира, во вселенной, собственно, Ойкумене, Ойкумена — греческое слово, вселенная — это там, где обитаемый мир. За пределами вселенной живут дикие люди, варвары, которые вселенной не принадлежат. И второй способ путешествия — это по морю, вся империя — она вокруг Средиземного моря, Средиземное море — это внутреннее озеро Римской империи, это, конечно, более быстрый способ путешествия, и, скажем, считалось более комфортабельным, хотя, конечно, нам трудно представить все комфорты этого путешествия, я всё время сравниваю, на самолёте летишь девять часов, особенно если самолёт перегружен, и так тебя зажмут, что через 9 часов встаёшь, и тут болит, и там болит. А если представить, что площадь среднего корабля во времена апостола Павла примерно такая же, как площадь среднего самолёта. У самолёта загрузка 200 человек, а загрузка корабля… он только покороче и пошире, а так площадь такая же. Если загрузка самолёта — 200 человек, то загрузка корабля — 500 человек. И средний путь, вот, скажем, как апостол Павел путешествовал из берегов Палестины до Рима, но это как повезёт, зависит от ветров и прочее, но в среднем от шести недель и дальше. Шесть недель — это очень быстро, да. Дальше до восьми, десяти недель. Людьми набито, их трясёт, их качает, и, когда людей качает, им делается плохо, и, поскольку людьми набито, делается плохо и на соседа, гнилая пища, протухшая вода. Можно себе все комфорты этого путешествия представить. Плюс, конечно, билеты очень дорогие. Поэтому люди путешествовали мало.

Сейчас, конечно, у нас много паломнических путешествий, приглашают «по следам апостола Павла», там изображается, как апостол Павел бодренько с палочкой отстукивает, говорят, комфортабельные автобусы с кондиционером. На самом деле, конечно, всё было не так, потому что когда идёшь по этим знаменитым римским дорогам, и когда между населёнными пунктами несколько дней пути, и жара, и холод, и всё нужно нести на себе, и какую-то еду, и какую-то воду, и одеяло какое-то, и смену одежды. И когда приходишь на постоялый двор, это именно что двор, на котором в лучшем случае получишь охапку соломы, на которую расстелить свою одежду, чтобы на ней спать, плюс разбойники, плюс дикие звери, и так далее. То есть, в общем, это совсем другие условия.

Нужно сказать, что Римская империя была уникальным государством. Она была уникальным государством, потому что впервые эти территории были объединены воедино. И действительно Римская империя была цивилизованным государством. Это было правовое государство, в котором были законы, законы соблюдались. Более-менее, конечно, но всё-таки больше, чем в каких-либо других государствах до него, или в тех государствах, которые существовали по соседству. В основном, конечно, мы говорим о Персидской империи, она была Персидская, потом Парфянская, потом опять Персидская, для простоты я буду называть Персидской, которая была главным геополитическим соперником Римской империи, и, собственно, единственное цивилизованное, хотя совсем другая цивилизация, государство на его границах. Всё остальное — это были варварские племена по всему остальному периметру. И, по мере того, как империя расширилась, она их цивилизовывала, и была такая идея цивилизации этих варварские племён, то есть они включались во вселенную, они включались в единое пространство и приобщались к Romanitas. Это очень трудно перевести, римскость, некая римскость, которая значила и высшую цивилизацию, и высшую культуру. Этот термин продержался очень долго, то есть в раннее и среднее Средневековье все понимали, что есть вот этот romanitas, который стал ещё, правда, соединяться с христианством, но это высшая культура, к которой все окружающие племена и народы стремились.

Хорошо. Конечно, все знают о силе римских легионов, которые завоёвывали все эти пространства. И, безусловно, римляне гордились своими легионами и считали, что, действительно, это очень важно, что у них непобедимые легионы. Но, тем не менее, они считали, что мир они завоевали не просто благодаря силе своих легионов, а легионы их сильны, потому что римляне особенно благочестивы. Потому что наша империя, она почитает всех богов. И действительно, Римская империя была потрясающе веротерпимой империей. Это была языческая империя, и там были самые разные культы. Все народы, которые завоёвывала Римская империя, видите, тут обозначены провинции, это были когда-то какие-то местные народы, у которых были свои государства, у них у всех, естественно, были свои боги. Римляне почитали абсолютно всех богов, они считали, что если какие-то местные боги позволили завоевать их территорию, то, значит, эти боги им благоволят. И благоволят они за их, римлян, особое благочестие. Поэтому, безусловно, всех местных богов нужно почитать. Ни в коем случае нельзя с ними ссориться. Зачем? Они нам помогли, они обидятся, и их народ, которому они покровительствуют, они подчинили нам, значит, эти боги за нас. Поэтому все местные божества поощрялись, всюду римляне поддерживали местные языческие культы. Они даже помогали строить местные храмы, они способствовали паломничествам, и так далее. Был, единственное, закон в самом Риме, что в Риме не позволялось возводить храмы богам других народов. Потому что у нас Рим, у нас римские боги. Но интересно, что этот закон очень быстро перестал соблюдаться. Он оставался, но не соблюдался, потому что в Рим приезжали представители других народов, если перевести на современный язык, были постоянные представительства, постпредства других народов, которые лоббировали их интересы, соответственно, они молились своим богам у себя дома, постепенно появлялись и храмы, и постольку, поскольку все эти народы принадлежали опять же империи, в общем это терпелось. И многие римляне стали интересоваться восточными религиями, и вполне это тоже позволялось. Язычество, можно сказать, было государственной религией для Римской империи с её инклузивизмом, для язычества характерен инклузивизм, то есть включают всё новых и новых богов, божества, которые каждое за что-то отвечает. Потому что язычество обожествляет абсолютно всё, то есть есть и боги народов, и боги географических каких-то мест: бог горы, бог ручья, бог леса, и так далее, боги разных человеческих состояний: любви, войны, мира, природных явлений: молнии, бури, моря, и так далее. Это всё обожествлялось, и со всеми богами нужно было поддерживать хорошие отношения, ну и на всякий случай приносить им жертвы. Соответственно, они отвечают благоволением.

Те критерии, которые были в Римской империи для признания любой религии, которая существует на её территории, это, скажем, два с половиной критерия. Первое: религия должна быть древней. Это очень важно, потому что для римлян, для римского сознания древность была синонимом истинности. Если что-то долго продержалось, значит, это истинно. Поэтому в Риме существовало очень много совершенно абсурдных обрядов, но они были древние, и их было нужно соблюдать. Один пример, достаточно анекдотичный, но в то же время очень характерный. В Риме раз в году проводили праздник, вспоминали, как тогда ещё маленький Рим был спасён от нашествия диких галлов. Ну, все знают поговорку, как гуси Рим спасли, когда собаки проспали, а гуси загагакали, соответственно, все защитники проснулись и галлов отбили. С тех пор в храме супруги Юпитера Юноны были сакральные гуси, которые там жили, их кормили, они жили в довольстве и умирали своей смертью. Раз в году их выносили на Капитолий, где распинали собаку, в расплату за тех собак, которые проспали. А гусей выносили на золотых подушках, чтобы они насладились смертью собаки. Был такой обычай, он не был древний, и его неукоснительно соблюдали.

То есть первое, религия должна была быть древней, второе — религия должна была быть народной. То есть она принадлежит и покровительствует какому-нибудь народу. Это тоже очень важно. И третий критерий, или, скажем, половина критерия, я сказал, два с половиной, это вот этот самый инклузивизм. То есть все должны признавать всех. Никто не может никакую религию отвергать. То есть никого не заставляли никому поклоняться, не хочешь — не надо. Но не отвергай. И в этом смысле веротерпимость Римской империи простиралась до того, что человеку в принципе не обязательно было верить в богов. То есть ты не хочешь — не верь, но соблюдай публичный обряд. Весь смысл и вся сила в соблюдении, чтобы всё шло, как заведено. Соблюдай обряд. Раз в году проходит праздник, приди на праздник, принеси жертву, всё в порядке. Перед тем, как приступить к торжественной трапезе, отлей немного вина богам, всё в порядке. При этом интеллекуалы, философы могли между собой потешаться над разными языческими сказками о похождениях богов, рассуждать о том, что никаких богов нет, это сколько угодно. Но это вы между собой делайте что хотите, главное, чтобы всё шло как положено, потому что тогда это даёт благосостояние империи, и тогда мы, римляне, особенно благочестивы. Благочестие понималось исключительно как внешние действия.

Конечно, вот с этим самым третьим полупунктом была проблема с еврейским культом. потому что иудеи… Да, безусловно, религия была древняя, неоспоримо, религия была народная, но они не признавали никаких других богов. С этим была серьёзная проблема. Но римляне быстро выучили, что иудеи — народ жестокосердный, жестоковыйный, поэтому лучше с ними не связываться, потому что хорошего не будет. Плюс, конечно же, если вот посмотреть, Иудея находится на восточной границе, как раз на границе с главным геополитическим соперником — Персидской империей. Если что, начнут бунтовать, соответственно, такая очень тонкая геополитическая обстановка на Востоке окажется нарушенной, и, соответственно, это тоже ни к чему хорошему не приведёт. Плюс иудейские обычаи считали грязными, очень неэстетичными, это обрезание, потом очень такими глупыми, потому что они не едят так много разной вкусной пищи, которую все любят, свинину, устрицы особенно. Насчёт устриц у римлян была особая страсть, устрицы все очень любили, все богачи держали свои устричные садки… Ну, и асоциальные, потому что они опять же не участвовали во всех общественных мероприятиях. Поэтому ладно, пусть себе иудеи существуют, потому что мало кто с такой неприятной религией когда-нибудь согласится, согласится с ними иметь дело. Поэтому их более-менее оставляли в покое, был такой компромисс, что в храме ежедневно приносили жертву о здравии императора, ну и на этом более-менее так и договорились.

И вот в этой империи появилось христианство. Как мы знаем, христианство появилось в Иудее, и первые два-три десятилетия оно существовало в основном на территории Иудеи, где были достаточно ожесточённые споры, но римляне пока ещё не отличали христианство от религий иудеев, и соответственно, воспринимали это как внутриеврейские споры, в которые лучше не вмешиваться. Правда, Светоний пишет, что в 51 году император Клавдий изгнал иудеев из Рима из-за споров о каком-то Хрестусе, Светоний считал, что это какой-то иудейский вождь, который был в Риме, то есть очевидно, что это связано с самой первой проповедью христианства в Риме. Очевидно, что Светоний считал, что это глубоко еврейские споры, которые никому не интересны, раз споры, значит, мешают общественному порядку, то император Клавдий, божественный Клавдий, как он его называл, вполне разумно их изгнал из города.

Кто основал римскую церковь, нам не известно. То есть есть общепринятая точка зрения, что первым римским епископом был Пётр, это неправда. Пётр никогда не был римским епископом. Во-первых, Пётр был апостолом, апостол и епископ — это совершенно разные призвания, разные служения, во-вторых, римская церковь была основана задолго до прибытия туда Петра, даже задолго до прибытия туда апостола Павла. Апостол Павел пишет своё «Послание к римлянам», когда его первый раз везут в Рим на суд к императору Нерону, уже, собственно, римская церковь существует. То есть, очевидно, она была основана каким-то апостолом из семидесяти, но каким, неизвестно. Первым римским епископом был Лин, это мы знаем от святого Иринея Леонского. И, собственно, первое гонение на христиан происходит в Риме в 64 году. В 64 году вспыхивает пожар в Риме, действительно поджёг император Нерон, или нет, вероятнее всего, всё-таки не он его поджигал, но в любом случае поползли слухи, что сделал это он. Ему нужно было найти какого-то козла отпущения, и было принято решение обвинить в этом христиан. Что это показывает, что к 64 году христиане в Риме были достаточно известны, и римляне их уже отличали от иудеев. То есть между 51 годом и 64 годом 13 лет, вот за эти 13 лет… Во-первых, известно, что опять в Рим после краткого изгнания Клавдием они вернулись, и дальше христиане уже достаточно известны.

Наверное, все больше знают про это гонение из книги Сенкевича «Камо грядеши», где почти всё неправда, потому что это книга написана после первого ватиканского собора, и, соответственно, всё богословие первого ватиканского собора, папская непогрешимость и прочее, которое там появляется… Понятно, что в 64 году никаких катакомб ещё не было, и христиане вообще никогда ни в каких катакомбах не прятались. Катакомбы появились, первое подземное кладбище под названием «катакомбас» было римской церковью приобретено в конце 2 века папой Дамасом, и приобретено оно было не для того, чтобы прятаться, а для того, чтобы просто иметь своё кладбище, на котором хоронить своих людей. В любом случае первое гонение, вот тут я сказал, что римская империя была правовым государством. Но вот это вот первое гонение было абсолютно беззаконным. И это признавали все: Тацит, который позже писал свою «Историю», писал о нероновых гонениях, Тацит христиан не любил, он говорил, что это очень вредное суеверие, которое, безусловно, достойно самой жёсткой кары, но кара должна быть по закону. То есть должен быть суд, должен быть приговор, и так далее. Нероновское гонение было абсолютно произвольным, просто христиан обвинили. Было убито, по всей видимости, несколько тысяч человек, самые жестокие кары, которые могли прийти в воспалённое воображение Нерона. Людей отдавали на растерзание диким зверям на арене цирка, людей поджигали, устраивали живые факелы, казнили по-разному, но при всей жестокости этого гонения, оно было, во-первых, очень кратким, во-вторых, ограничено пределами Рима и ближайших окрестностей. За этими пределами христиан не трогали. Можно сказать, что это выражение Тертулиана, что первые несколько веков христианство существовало под покровом иудейства. И были местные иудейские гонения, но они также были локализованы, и постольку, поскольку иудеи тоже не имели возможности и юридического права казнить, то не были такими, то есть, безусловно, жертвы были, но их было достаточно мало. То есть вопрос был, до какой поры это продлится.

Юридическая база для гонений была дана императором Трояном. Троян правил с 98 по 117 год, Троян был представителем династии Антонинов. Антонины — это второй век после Рождества Христова, и это как раз максимальное расширение Римской империи, это самый расцвет Римской империи, когда границы далеко, море очищено от пиратов, дороги спокойны, экономика процветает, налоги достаточно низкие, императоры Антонины все как один оказались очень умелыми администраторами, способными полководцами, и по римским понятиям они были, скажем так, не очень жестокие и достаточно симпатичные люди. Ну, понятно, «симпатичные люди» — вопрос такой относительный, но в сравнении со многими другими намного лучше. В общем, правители очень хорошие, империя процветала. Именно при них и начались гонения, и была создана юридическая база.

В общем, получилась такая парадоксальная вещь: чем хуже был император, тем меньше ему было дело до христиан, у него были какие-то другие проблемы. А когда император хороший, который вникает во все детали правления, то тогда он, собственно, на христиан тоже обращает внимание. Начало гонений, то есть юридическая база для гонений была создана Трояном в ходе его переписки с его другом Плинием Секундом, который известен больше, как Плиний Младший. Троян назначил его губернатором Вифинии, Вифиния — это область в Малой Азии, очень богатая сельскохозяйственная область, и, в общем, он ему дал такой жирный губернаторский пост для своего друга. Но Плиний оказался таким очень добросовестным и активным губернатором, приехал, стал вникать во все местные обычаи, экономика, как всё работает, чтобы налоги правильно платили. И тут он столкнулся с проблемой, что очень сильно понизились налоги, потому что под вопросом торговля мясом. Дело в том, что очень многие языческие храмы торговали мясом животных, потому что животных приводили в храм, приносили там в жертву. Как приносят в жертву, понятно, внутренности и жир сжигается богам, что-то идёт жрецам, а большая часть продаётся населению. Люди приходят в храм как на мясной рынок и покупают себе мясо. Так вот, в Вифинии в начале 2 века было такое значительное количество христиан, что мясо не распродавалось. Поскольку христиане идоложертвенного мяса не приобретали, при храмах, естественно, поскольку мясо проносится в жертву, оно идоложертвенное, а мясо — неликвидный товар, быстро портящийся, сегодня не продашь — завтра уже всё. Соответственно, мясные продажи страдали, налоги в казну значительно уменьшились. Плиний стал разбираться, арестовали нескольких христиан, кого-то подверг пыткам, кого-то казнил, но никак не мог понять, что с этим делать. Он об этом пишет длинное подробное письмо своему другу императору Трояну с вопросом, как поступать. Потому что, говорит, ходят разные слухи про христиан, что они собираются на какие-то оргии по ночам, что практикуют они кровосмесительство, этот слух происходит, очевидно, от того, что христиане называли друг друга «братья» и «сёстры», что они занимаются каннибализмом, это, понятно, слухи о причастии. Ну и, естественно, атеисты, потому что не признают богов. Соответственно, «что с ними делать? Я нескольких арестовал, нескольких подверг пыткам, они признались, что они христиане, но уверяют, что ничего плохого не делали, что собирались по ночам, питались самой обычной пищей, молились за власти и за императора. Были несколько человек, которые сказали, что они были христианами, а потом оставили это, но даже они ничего плохого сказать не могли. И как поступать, как относиться к доносам, потому что люди посылают доносы, как поступать с теми людьми, которые были христианами, но перестали ими быть, как поступать с теми, которые упорствуют в своём вредном заблуждении?» И так далее. Троян ответил достаточно коротко, ему это всё как-то не очень интересно. Он сказал, что, безусловно, те, которые настаивают на своём вредном заблуждении, их нужно казнить, если они отказываются от этого, и даже если есть подозрения, что они были христианами, а сейчас нет, и подтверждают это жертвой нашим богам, то тогда их отпускать. И к анонимным доносам не прислушиваться. То есть официальное письмо императора — это закон. То есть, иными словами, император Троян признал, что сама принадлежность к христианству должна караться смертной казнью. Да, при том, что к анонимным доносам не прислушиваться, но всё-таки сама принадлежность… То есть вас, христиан, не должно быть.

Тут я должен пояснить кое-что о римском законодательстве. Дело в том, что в Риме не было должности государственного прокурора. То есть государство не возбуждало уголовные дела. Для того, чтобы было возбуждено уголовное дело, необходим был человек , который подал бы заявление или донос. Анонимные доносы на христиан Троян запретил, сказал на анонимные доносы не обращать внимания. Проблема с доносом неанонимным была в том, что если человека обвиняешь в преступлении, и расследование этого преступления не подтверждает, то доносчику полагается такая же казнь, которая положена за это преступление. То есть если я просто хочу подвинуть забор на 2 метра на территорию своего соседа и решаю, что хорошо это сделать, написав на него донос с тем, что он христианин, то я очень сильно рискую. Не вдвое больше, такая же, да. Написать на него заведомо ложный донос, я очень рискую, рискую достаточно серьёзно. И даже если, предположим, я действительно подозреваю, что он христианин, а вдруг он откажется? И что тогда? То есть, в общем-то, этот закон троянов, он позволил христианству существовать.

Доносы, они то ли есть, то ли нет, они всегда были, но весь ужас этого положения заключался в том, что когда человек, когда принимал крещение, фактически селился в камере смертников, из которой его в любой момент могли вызвать. И дальше он должен был ответить на самый главный вопрос своей жизни. Либо сказать, что он со Христом, и умереть во Христе, либо отречься от Христа и остаться жить в этом мире, но остаться без Христа в жизни вечной.

И тут мы видим, что как раз те критерии, которые предъявлялись дозволенным религиям, они христианству совершенно не соответствовали. Христианство с римской точки зрения было совершенно не древним, потому что иудеи уже постарались доказать, что это не древнее, это нововведение, которое к нам не имеет отношения. Она была не народной, потому что христиане обращались ко всем народам и проповедовали среди всех народов. И, конечно, христианство признавало только Христа, никому другому христиане поклоняться не могли. И дальше, конечно, была очень большая работа апологетов, следующее поколение богословов, которые писали свои апологии, то есть защитительные обращения к сенату, к императору, к общественному мнению, доказывали, что христианство вполне достойно того, чтобы его признать позволенной религией в Римской империи, что христиане не заслуживают казни, что христиане развеивали слухи о каких-то непотребствах, которые творятся среди христиан, они объясняли, что христиане молятся за существующие власти, что они добропорядочные граждане, что никакой казни они не заслуживают. Они доказывали, что христианство — это древняя религия, является магистральным продолжением Ветхого Завета, их усыновлённые дети, Новый Израиль, и так далее. Всё это было. И чем далее, тем апологии более усложнялись, потому что эти дикие слухи отходили в прошлое, и уже серьёзные философы возражали христианству, они начинали изучать христианское учение, чтобы возразить на философской уровне, и апологии тоже делались всё более и более философскими и сложными.

Но гонения продолжались. И ранней церкви тоже важно было выработать своё отношение к мученичеству. И, конечно, нужно сказать несколько слов о том, что значит мученичество в христианском понимании. Потому что проблема с мученичеством — это то, что на русский язык это слово переведено не совсем правильно. Греческое слово «мартис» значит «свидетель». У нас это просто перевели как «мученик», так что весь акцент на мучениях. И часто люди даже употребляют, мол, он болеет, такие боли терпит, он мученик. Или там у неё муж пьёт, она терпит, вот она мученица. Тут просто слово «мученик» путают со словом «страдалец». Потому что главный смысл — это «свидетель». Даже в современном греческом языке свидетель в суде называется «мартис». Мученик – это свидетель Христов, который свидетельствует о Христе в любых обстоятельствах, в том числе даже перед угрозой смерти.

Интересно, что, может быть, самый известный среди апологетов, святой Юстин, философ, который жил во 2 веке и был учеником святого Поликарпа Смирнского, кто, в свою очередь, был учеником Иоанна Богослова, то есть это ещё совсем близко от апостолов. Юстин философ, это одна, если переводить в современные реалии, это профессор философии. То есть кончил специальную философские школу и получил докторскую степень, это паллиум, плащ такой специальный, в современной коваленте (?) это как докторская степень, паллиум, который давал ему право основывать свою философскую школу. Он всю жизнь, всю свою юность искал истинную философию, покуда не познакомился с Поликарпом Смирнским, который рассказал ему о христианстве, и Юстин-философ понял, что христианство и есть истинная философия. Потом он тоже погиб мученической смертью, его казнил император из династии Антонинов Марк Аврелий, который тоже был философом. То есть философ казнил философа. У Юстина-мученика, у Юстина-философа потрясающее прозаическое объяснение мученичества. Он говорит: «У нас есть заповедь против лжесвидетельства. Мы не можем лжесвидетельствовать. Поэтому, когда нас спрашивают, мы говорим, что мы христиане». То есть это очень важно, понимаете, никакой экзальтации, никакой театральности и прочего, а такое подчёркнуто приземлённое объяснение. Потому что, что греха таить, в ранней церкви тоже были какие-то там экзальтированные люди, и которые умирали, проклиная своих мучителей. И когда есть такое свидетельство ценой своей жизни, церкви было очень важно определиться, как к этому относиться. И, в общем-то, по какому-то негласному консенсусу мученичество Поликарпа Смирнского было признано образцом, которому было принято подражать.

Поликарп Смирнский — это учитель Юстина-философа. Он был уже очень пожилым человеком, он был епископом города Смирна, это тут, в Малой Азии, Эгейское побережье, это сейчас в Турции, Измир называется. И были гонения, за ним пришли, ему было 87 лет, он был очень пожилым человеком. Паства его его убедила укрыться в загородном имении. Он ушёл, но продолжался розыск, на него поступил донос, и в конце концов полиция его отыскала. Пришла, стала стучаться в дверь. Ученики Поликарпа, которые были рядом, сказали: «Мы можем их задержать, уходи через заднюю дверь», на что он сказал : «Нет, я уже один раз ушёл, теперь больше я уходить не буду». Он открыл дверь стражникам, поприветствовал их, они сказали, что пришли за ним. Он попросил у них немного времени, чтобы помолиться, они ему дали это время. Он помолился, потом пошёл с ними в город.

Суд проходил на арене цирка, где местная толпа скандировала: «Смерть Поликарпу, смерть Поликарпу!» Его допрашивал сам проконсул, губернатор, значит. Губернатор его допрашивал, интересно, что губернатор был к нему очень расположен. И он ему предложил такой компромисс, он сказал: «Знаешь, ты уже пожилой человек, я не хочу тебя казнить, давай, ты скажи «Смерть безбожникам», и на этом мы с тобой покончим». Предлагался такой компромисс, потому что безбожниками называли христиан. Понятно, что Поликарп Смирнский мог мысленно назвать безбожниками кого-то ещё, и вроде и волки сыты, и овцы целы. Но Поликарп сказал, что он не может этого сделать, потому что народ поймёт, что он отрёкся, никак отрекаться он не может. Ну, тогда, собственно, губернатор пошёл по протоколу, сказал: «Ты должен отречься, у нас есть инструменты для пытки». Он сказал: «Делай, что положено, но Иисус Христос был моим добрым господином все 87 лет моей жизни, почему ты хочешь, чтобы через 87 лет я от Него отрекался? Если тебе не ясно, я христианин». И святой Поликарп Смирнский был казнён на арене цирка. Вот это, мы видим, очень спокойный и трезвый взгляд. То есть, когда его попросила паства, он ушёл в укрытие, но особо прятаться не стал. И на допросе он вполне защищал себя по закону, но крайней черты он переходить не стал, и, главное, опять же абсолютная правдивость и абсолютная трезвость.

Вот это вот очень важно, и, собственно, что было в конце концов принято, что на мученичество нельзя напрашиваться, но от мученичества отказываться тоже нельзя. Это такой основной принцип. В конце концов церковь с трудом, но приняла решение, что те, которые провоцируют мученичество, это провокаторы, они не мученики, не свидетели Христовы. Интересно, что это было принято во многом благодаря мысли о других людях, потому что если я провоцирую мученичество, я заставляю какого-то человека себя казнить. Я заставляю его делаться убийцей христиан, то есть я ввожу его в страшный грех. Это тоже неправильно.

Вот эта ситуация с такими гонениями, она продолжалась до 250 года, когда к власти пришёл император Декий. Третий век, он уже другой, второй век — это век благоденствия, в третьем веке начались проблемы, потому что это век переворотов, один переворот за другим, к власти приходили военные императоры, которые приводили с собой легионы, которые их поддерживали. Легионы были в основном расквартированы вдоль границ. Получался такой заколдованный круг: император приходил в Рим, приводил с собой легионы, часть границы оголялась, через неё прорывались варварские набеги. В результате было недовольство, императора свергали, приходил новый генерал, со своими легионами, прорывались в другом месте, и всё это без конца, чем дальше, тем хуже. Император Декий, который тоже был боевым генералом, он стал думать, в чём проблема, и решил, что проблема в христианах. Потому что христиане не верят в богов. Мы раньше были благочестивыми, и всё было хорошо, а теперь мы атеисты, боги нам препятствуют. Он был первый, кто начал массовое гонение на христиан. Государство взяло на себя инициативу. А именно, он потребовал от каждого гражданина империи, чтобы тот принёс жертву гению императора, прийти в государственное место и перед статуей императора, но кого резать не нужно, абсолютный пустяк, просто бросить несколько зрения ладана на жаровню или возлить немного вина, и за это получаешь справку, либелос. С этой справкой можно совершать какие-то гражданские сделки. Это то, что написано в «Книге откровений» Иоанна Богослова. Число 666, про которое все рассуждают, что это такое, это справка, без которой нельзя ни покупать, ни продавать, что поклонился гению императора, отрёкся от Христа. Гонения, таким образом, вышли на новый уровень. Декий, правда, очень быстро погиб, это вызвало целый ряд проблем, потому что достаточно много людей отпало из-за этой тотальности гонений. Но Церковь постепенно восстанавливалась, и император Диаклетиан запустил следующий виток гонений, и этот процесс приведёт к власти императора Константина, о которой будет речь во 2 части.

 

Проект осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.