Восприятие иконы: предмет искусства и объект почитания

Дмитрий Володихин о новых книгах о иконописи

В советское время хорошая литература, связанная с иконописью, выходила в час по чайной ложке. А то, что все-таки добиралось до печатного станка, после него становилось рабочим инструментом реставраторов, частью научных библиотек и лишь в довольно незначительной степени пополняло книжные собрания интеллигенции. Да! Еще, пожалуй, всё, абсолютно всё по сему предмету – и худое, и доброе – моментально расхватывали тьмочисленные коллекционеры.
Сейчас альбомов, монографий, справочников по иконописи выходит на порядок больше. В крупных книжных магазинах подобная литература всегда присутствует – больше ли ее, меньше ли, а она неизменно там есть. Притом к литературе светской добавился бурлящий поток церковных изданий: писания святых отцов и ученых богословов, поучения архиереев, священников, сведущих монахов. «Расхватывать» ничего не надо – всё в изобилии, а если какого-то особенно важного текста нет на прилавке, то у ж в сети-то он точно найдется.

Фото Православие. ру

С одной стороны, это нормально: профессионалы получают новые знания, у верующих складывается грамотное отношение к иконе. Казалось бы, чего ж еще?
С другой стороны, кажется, какая-то тонкость начинает утрачиваться. Трудно даже назвать ее: это, скорее, на уровне чувств, нежели размышлений… Что ж, попробую поделиться своими эмоциями.
Возможно, за частоколом умной, профессионально сделанной, выверенной с точки зрения православного вероучения литературы понемногу пропадает абсолютно непрофессиональное, но… целостное – вот правильное слово, именно целостное! – отношение к иконе. А оно ведь составляет естественную принадлежность хорошо образованного человека. Как добрый христианин он видит в иконе окно в горний мир. Как патриот — воспринимает «образы» в качестве драгоценной части русской культуры. Если он желает углубиться в сферу реставрационных работ, искусствознания, источниковедения «изобразительных документов», коллекционерства высокого уровня, что ж, тогда ему понадобятся специализированные издания… Но отделение одного от другого – скажем, молитвенного плана от переживаний, относящихся к истории культуры, – неестественно. Так же как, например, разъединение реставраторских навыков и богословия иконописи. Икона – предмет почитания, плюс нечто чрезвычайно домашнее, близкое человеку, и в то же время – объект эстетического любования.
Наверное, было бы славно «подновить» синтетическое отношение к «образам». И, во всяком случае, следует особое внимание обращать на те редкие книги, где сознательно проводится мотив целостности иконовидения, мотив синтеза.
Примеров немного, но назвать их стоит.
Среди них, конечно, – популярная работа Екатерины Ильинской «Секреты иконописца. Энциклопедия мастерства». Автора на иконописную, реставраторскую и преподавательскую деятельность полтора десятилетия назад благословил сам патриарх Московский Алексий II. Ильинская делится знаниями и чувствами, совмещая плоскости художественной композиции, реставраторского навыка и высокого религиозного значения иконы.

Но, пожалуй, наиболее удачный пример составляют два больших альбома, изданных до обидного скромным тиражом на Украине: «”Всем скобящим Радость”. Православная икона XVI-XIX вв. в частных собраниях г. Донецка» и «”Благовещение”. Хроники спасенного иконостаса». Авторами обоих проектов стали О.М. Зданович, В.Н. и Г.В. Гусаковы.
Почему я заговорил о «проектах»? Прежде всего, по той причине, что в обе книги изначально закладывалась многоплановость.
Специалисты могут получить из них сведения о чрезвычайно долгой и трудной реставрационной работе, узнать о малоизвестных памятниках из частных собраний, встроить их в корпус уже освоенных наукой памятников.
А люди, далекие от разнообразных субкультур профи, связанных со сферой иконописи, прочитают «путевые заметки» особого рода персон – собирателей иконописи. А значат, увидят, насколько сочетается работа реставратора и коллекционерство, погрузятся в истории о том, как из естественной тяги образованного светского человека к иконописи рождается «осмысленный интерес к православию». Заодно, кстати, обретут полезную информацию о  многообразной мути – «жучках»-перекупщиках, мошенниках, изготавливающих фальшаки, торговцах-«антиквариях» – мути, которая плавает на поверхности чистого мира иконописи. Может быть, избавятся от некоторых иллюзий… и станут больше читать достойные, классические труды по истории иконописного творчества. Возможно, произойдет осторожное приближение к миру и расхваленной, и разруганной когда-то книги Владимира Солоухина «Черные доски», которая многим привила уважение к работе древнего иконописца. Иначе говоря, к тому миру, где к иконе раз навсегда установлено бесконечно теплое отношение.
Напоследок начинающие коллекционеры получат полезные советы и список основной литературы.
Что в итоге? Научная основа сочетается с художественным повествованием и элементом учебника.  
Странно? Пестро?
Да.
И очень хорошо, что пестро. Подобная пестрота как раз дает стереоскопический взгляд на иконопись. Она, в сущности, должна считаться нормой. Жаль мало ее сейчас. Ведь именно она помогает прекраснодушным дилетантам вырасти в крепких знатоков и… перейти от поклонения «черным доскам» к поклонению Христу.

Смотрите также:

Что такое икона?

VolodihinD ВОЛОДИХИН Дмитрий
рубрика: Авторы » В »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.