В чем прав и в чем неправ либерализм

pushaev_gОдним из ключевых слов Евангелия является слово «свобода». По-древнегречески это слово звучит как ἐλευθερία (elevtheria), по латыни – libertas. Свобода – тот великий дар, который утверждает и обещает дать христианская вера. Христос сказал: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:31–32). А истина в христианстве – это и есть сам Христос. Получается, что тот, кто во Христе – тот узнал истину и тот свободен.

Тут, однако, возникает интересный вопрос: чем понимание свободы в христианстве отличается от той свободы, которую как свою главную ценность провозгласило господствующее сегодня мировоззрение – либерализм. Даже название свое он взял от латинского существительного libertas и прилагательного liberalis «свободный».

Либерализм является сегодня тем идеологическим мейнстримом, по канонам которого стремится жить современный прогрессивный мир. И если свобода столь же важна и для христианства, то почему бы христиан не звать бы еще и либералами, просто-напросто? Однако нельзя не видеть серьезных противоречий между христианством и либерализмом. Их отношения сегодня принимают все более конфликтный характер. И поэтому очень важно для нас, христиан, отдать себе в этом отчет в том, в чем христианская свобода противоречит свободе или свободам, которые отстаивает современный либерализм.

Кстати, то, что именно либерализм вышел победителем из схватки между собой трех главных идеологий 20 века (коммунизм, фашизм и либерализм), само по себе говорит о многом. Например, о том, что в нем, например, больше реалистичности, чем в его смертельных (но в чем-то очень на него похожих!) соперниках. Апеллируя к естественным общественным законам и устоям, он не ждет от человека слишком многого, не требует невыполнимого вроде строительства коммунизма. Современному обществу и современному человеку в каком-то смысле естественно устраиваться по либеральным канонам. Да и Церкви в либеральном государстве неизмеримо проще, чем при коммунизме, который объявил вере войну на уничтожение.

В то же время большая относительная правота либерализма, как ни странно, делает его и более опасным. Чем больше ложь похожа на правду, тем она соблазнительнее и тем больше на нее поддается обманутых людей. Все-таки именно новоевропейское стремление к свободам на либеральный лад изначально породило секуляризацию и оттеснение Церкви на обочину общественной жизни. Социализм, коммунизм и фашизм возникли уже как разные реакции на либеральный капитализм. Получается, либерализм как идеология тоже ведет войну против Церкви, но более скрыто.

Итак, в чем, на мой взгляд, неправ либерализм с христианской точки зрения, если его анализировать как учение? Прежде всего, в том, что он является идеологией. То есть, совокупностью идей и представлений, которая обещает на основе научно добытых знаний прочно и надежно устроить земную жизнь. Идеология как феномен или явление возникает в Новое время. Ее суть – вера в то, что человек уже сам, без Бога и лишь при помощи своего разума может проникнуть в логику истории, единственно научным образом организовать общественную жизнь и ответить на вопрос, кто такой и что такое вообще человек.

В каком-то смысле либерализм вполне правомерно считать очередным искаженным изводом из христианства и христианских ценностей (как и коммунизм, например), когда во главу угла берется лишь одна сторона христианского учения – свобода – в ущерб многим остальным.

Однако сегодня либерализм и либеральные страны – это не только и не столько царство свободы, ограниченное лишь рамками возможного: «живи сам, и жить давай другим». В либерализме как идеологии есть ряд четких постулатов относительно того, как должно быть устроено общество. Эти идеи или требования сегодня абсолютизированы и возведены в догмат. И, вопреки некоторым своим изначальным намерениям, либерализм, напротив, превратился в очень жесткое учение, которое, как это ни парадоксально, ущемляет свободу человека. Например, в борьбе с призраком тоталитаризма и авторитаризма оно само становится путем к Большому Брату. Сегодняшний агрессивный либерализм признает свободу, лишь пока люди соглашаются устроиться по либеральным идеологическим меркам. Но свобода, право и желание некоторых народов устроиться политически иначе им не признается и атакуется, что мы видим в сегодняшней агрессивной политике западных стран и их очередном (и весьма, к сожалению, успешном) Drang nach Osten («натиске на Восток»).

Но, пожалуй, главное, – это то, что либерализм (как и другие идеологии) категорически отказался от христианского представления о первородном грехе, о связанной с этим коренной испорченности человека и, соответственно, человеческого общества. В этом главный изъян не только его антропологии (учение о человеке), но и онтологии (учение о мире и бытии). Для либерала человек и его разум в основе своей пусть ограничены, но здоровы и неиспорченны. Учением о неотъемлемых правах личности либерализм словно пытается провести вокруг человека некую непереходимую для иных, в том числе и высших трансцендентных сил, границу или линию. Внутри этих границ, говорит либерализм, каждый сам себе хозяин: как он решит, так и будет – лишь бы его решения не приносили вреда окружающим.

Но тем самым человек по большому счету остается один на один со своей испорченной природой. И тогда его же собственный грех, многократно усиленный слишком «свободными» общественными порядками, в конечном счете и разъест его изнутри. Однако человек, проникнутый таким мировоззрением, напротив, будет воспринимать процесс своей духовной гибели как торжество свободы и правды.

Общее интегральное ощущение от происходящего сегодня в мире таково, что современная западная цивилизация (всё более становящаяся глобальной, общемировой), со всем великолепием ее форм и ее накопленными богатствами легко может пойти вразнос и самоуничтожиться. Взять хотя бы антропологический кризис, когда человек все больше теряет определенность – мировоззренческую, религиозную, половую, национальную, и т.д.. ту же агрессивную пропаганду в мировом масштабе гей-браков и прочее. И, судя по всему, это только начало.

Но что такое христианская свобода? Вернемся к тому фрагменту Евангелии от Иоанна, где сказано: «И познаете истину, и она вас сделает свободными» (Ин. 8:32). По Евангелию свобода, если она берется вне измерения истины, оборачивается рабством у греха. То есть, свобода имеет смысл как прежде всего духовная категория, не политическая. Последняя – суррогат первой. Обещая свободу, но привнося и способствуя свободе греха в слишком «свободном» обществе, сегодняшний либерализм совершает страшную подмену, соблазняя многих и многих. Лишь такая свобода, которая освобождает человека от глубоко въевшейся в него порочности и испорченности, и есть настоящая. Лишь она сможет длиться вечно, когда упразднится всякий грех и, кстати, всякая политика:

Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными? Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете (Ин. 8: 31-36).

 

Фото: Статуя свободы, www.flikr.com, Ranger56112, фрагмент

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (7 votes, average: 4,71 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Александр
    Октябрь 7, 2015 23:57

    Автор не знает, что мейнстримом является не либерализм, а неолиберализм? 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.