Торжество Православия: во что мы верим?

hudiev_gСегодня мы празднуем Торжество Православия — и людей часто раздражает само это выражение. Некая группа людей обьявляет, что провозглашает окончательную и предельно важную истину о реальности. А все, кто с ней не согласны — пребывают в заблуждении. Не слишком ли заносчиво? Не ограничиться ли тем, что мы тут провозглашаем наш путь, а у других людей — свои пути, которые тоже помогают им найти смысл в жизни, утешение перед лицом страданий и смерти, и помогают им быть хорошими людьми? В каждой избушке свои погремушки, почему именно ваша традиция должна быть признана чем-то исключительным?

Тем более, что для внешнего наблюдателя Православие хорошо вписывается в мир религий. Священные тексты, которые читают на слегка непонятном языке, священный календарь, который привязывает повседневную жизнь к событиям священной истории, служители в специальных облачениях, традиционные молитвословия, читаемые торжественным речитативом, специальные обряды, отмечающие важнейшие события жизненного цикла — рождение, свадьбу, похороны…  У буддистов, индуистов, зороастрийцев, да у кого угодно еще, можно найти все то же самое — с поправками на местные культурные традиции. Ответ на глубочайшую потребность человека как-то осмыслить и упорядочить свою жизнь, как-то отрегулировать свои отношения с мирозданием и своими ближними…

Что делает Православную Церковь исключительной?

А что делает исключительной, например, книгу? Это книга среди других книг — переплетенные листы бумаги, покрытые буквами, заключенные в плотной, иногда картонной, иногда кожаной обложке, ее можно открыть и читать также, как и любую другую. Книгу отличает ее содержание — и, собственно, весь смысл ее существования в этом содержании.  В чем содержание Православия? О чем эта традиция? Кого (или что) мы право-славим?

Одну историческую личность, Человека, жившего на Ближнем Востоке, там, где сейчас государство Израиль, уже около двух тысяч лет назад. Звали этого человека Иисус; Он проповедовал и исцелял — но самое удивительное в Нем было не это. Он говорил о Себе поразительные вещи, которые и сейчас полностью меняют жизни людей, которые им верят. Он говорил, что Он имеет власть прощать грехи. Что Он был с Отцом прежде бытия мира. Что именно Он придет судить все народы в последний день. Что цель Его появления на Земле — принести Себя в жертву ради спасения людей, и что те, кто примут эту Жертву покаянием и верой, обретут вечную жизнь. Он установил Таинства, в которых нам надлежит проявить нашу веру — Крещение, Евхаристию и другие.

Он сказал, что Он — единственный путь к Отцу. Притязания Церкви — это не притязания собрания людей. Это притязания одного человека — Иисуса Христа. Церковь возвещает их во всей их серьезности — и просто не может смягчить их или подредактировать. Это не наши слова, а Его.

Как сказал английский писатель Джон Толкин, «Нужна фантастическая воля к неверию, чтобы предполагать, что Иисуса никогда “не случалось” в действительности, и еще более фантастическая — чтобы считать, будто Он никогда не говорил того, что за Ним записано, то есть таких слов, каких никто из живших тогда в мире людей даже и выдумать не смог бы — например, таких: Прежде нежели был Авраам, Я есмь (Ин 8:58) или таких: Видящий Меня видит Пославшего Меня (Ин 12:45), или о Святых Таинах у Иоанна (см. 6:56): Тот, кто ест Мою Плоть и Кровь Мою пиет, будет иметь жизнь вечную. Поэтому мы должны либо поверить в Него и в то, что Он говорил, и принять на себя все последствия этой веры, либо же отвергнуть Его и Его слова — и принять на себя все последствия такого шага».

Христиане — это те люди, которые верят в Него и в то, что Он говорил. Его притязания действительно исключительны — и они  истинны.

Евангелие — это благая весть о том, что Бог сошел на землю и принял на Себя человеческую природу, чтобы спасти падший человеческий род. Эта весть слишком огромна, и ее трудно вместить — поэтому уже очень рано стали появляться люди, которые пытались ее подредактировать. Одни (как докетисты) полагали человеческую природу Христа иллюзорной; другие (как ариане) полагали, что Христос хотя и бог, но бог с маленькой буквы, хотя и высшее из творений, но все же творение, третьи выдвигали еще какие-то схемы. Церковь, после долгих и трудных споров, отстояла то свидетельство, с которым Сам Иисус выступает в Евангелии — Он есть полностью Бог и полностью человек.

В день Торжества Православия мы вспоминаем завершение эпохи великих споров — когда все ереси были отражены и истинная вера окончательно утвердилась. Поэтому в этот день мы празднуем не нашу исключительность — но исключительность Господа нашего Иисуса Христа, истинного Бога и истинного человека, который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего.

На заставке мозаика с изображением Христа из базилики Сан Витале, Равенна. Фото Flickr.com/andyhay

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (19 votes, average: 4,95 out of 5)
Loading...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.