Существует​ ​ли​ ​единый​ ​нравственный​ ​закон​ ​и​ ​как​ ​он​ ​связан​ ​с​ ​Богом?

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почемуто вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов в очередной видеотрансляции на странице «Фомы» в Facebook говорит в проекте Диалог с атеистами: православные аргументы наш постоянный автор Сергей Худиев. Следите за новостями, чтобы не пропустить очередной прямой эфир, во время которого вы сможете задать свои вопросы.

В прошлый раз мы говорили о том, что один из главных аргументов доказательства Бога – нравственный. Но против нравственнго аргумента можно выдвинуть ряд возражений… Давайте подробнее их рассмотрим.

В Библии есть примеры того, как Бог менял мораль — то есть абсолютной морали нет и у Бога..?

Тут нам следует отметить две вещи.  Нравственный аргумент совершенно не зависит от Библии, Церкви или того, что богословы называют “специальным откровением” вообще. Оно относится к так называемому “общему откровению” — тому, что можно знать о Боге вне библейского откровения. Он вообще не обращается к Библии или Церкви. Он указывает нам на бытие нравственного Законодателя и Судии, и указывал бы, даже если бы никакой Библии в глаза не видели. Поэтому критика Библии никак не подрывает этот аргумент.

На критику Библии ответ будет дан отдельно, в других разделах, пока только отметим, что Библия — это история взаимодействия людей и Бога, и, конечно, понимание людьми Божьего закона (хотя не сам этот закон) менялось.

А каковы критерии объективности в моральной сфере? Вы говорите, что убивать младенцев аморально, я согласна, но общества с жертвоприношениями младенцев богам существовали , их моральная объективность другая.

“Объективно” — значит что существует независимо от нас и наших мнений, в том числе мнений других людей. Существовали общества, где приносить младенцев в жертву Валаам считалось правильным, были общества, где лишать жизни раба не считалось преступлением, прямо сейчас мы живем в обществе, где считается допустимым лишать жизни младенцев во чреве матери. “Объективность“ морали означает, что добро и зло не меняется в зависимости от взглядов, принятых в том или ином обществе.  

При этом, конечно, люди могут расходиться во мнениях, что именно сообразно этому объективному моральному закону, и какие действия из него вытекают. Дело обстоит точно также и с обычным, юридическим законом — адвокаты сторон, очевидно, трактуют закон по разному, каждый — в интересах своего клиента. Но для того, чтобы между сторонами имел место судебный процесс (а не драка) они должны апеллировать к одному и тому же своду законов. Притязания (обоснованные или нет) тех или иных людей на то, что их позиция «справедлива» возможны только в том случае если Закон реален.

В разных обществах существуют разные нравственные нормы — то, что считалось нормальным у например, у ацтеков, нами воспринимается как дикость. Так существует ли действительно всеобщий закон?

Мы все порицаем общества, в которых было принято безнаказанно убивать рабов или приносить в жертву младенцев — а это неизбежно означает, что мы признаем какой-то моральный стандарт, по которому можно оценивать любое человеческое общество. Когда мы порицаем одни общества за дикость и жестокость, а другие хвалим  за цивилизованность и гуманность, мы уже прилагаем к ним всем какой-то общий, универсальный стандарт.

Нравственность — это инстинкт, который сформировался в ходе эволюции, когда стадные приматы учились сотрудничать и преодолевать внутристадные конфликты.

Проблема этого объяснения в том, что оно отвечает не на тот вопрос. Мы вполне можем принять, что стадные животные, в том числе, приматы, вырабатывают какие-то правила внутристадного поведения. Более того, мы можем согласиться, что стадные животные иногда могут проявлять то, что мы бы назвали “альтруизмом” по отношению к членам своей группы. Но это никак не отвечает на вопрос “почему я должен поступать определенным образом”. Еще Дэвид Юм в XVIII веке обратил внимание на то, что из фактов о мире никак невозможно вывести наших обязательств (из «есть» не следует никакого «должно быть», так называемая «гильотина Юма»)

Стадные приматы придумали помогать другу другу? Очень хорошо, я рад за них, но к чему это обязывает меня? Каким образом некие предполагаемые (и давно мертвые) эволюционные предки могут указывать мне, что я должен и чего я не должен?

На заставке фрагмент фото tlang

ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 3,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.