Орда как соблазн

Новая книга о Руси Сергия Радонежского и Дмитрия Донского

Как много говорят и пишут в наши дни о том, что знакомство с Ордой было чрезвычайно полезным для Руси!

Уходит год воспоминаний о преподобной Сергии Радонежском, который благословил Дмитрия Донского выйти против Орды и сражаться с нею на поле Куликовом. Должно же было это чему-то научить? Дать какую-то духовную подсказку? Ох, даже в этот год слышны были голоса, вещавшие о каком-то евразийском дружестве Руси и Орды. Будто бы Орда научила Русь некой важной восточной мудрости, сберегла ее от «прелести» поклонения «Западу», сплотила… Вплоть до того, что именно от Монгольской империи, а потом и от Золотой орды Россия получила какую-то духовную эстафету организации «евразийского пространства».

Горе была Орда для Руси. Чудовищные поборы. Жестокие набеги, много убитых и уведенных в «полон», а затем проданных на рабских рынках. Сожженные города и деревни. Опустевшие пашни. Вековой упадок в культуре, ремесле, строительстве…

Но хуже всех этих горестных плодов ордынского ига была гибельная духовная порча.

Орда была для Руси соблазном. Во-первых, Орда – громадная сила, которой многие наши правители бесстыдно поклонялись, искали вымолить для себя выгодное княжение. Во-вторых, Орда – жестокий арбитр в отношениях между государями русскими, дававший возможность всякое большое дело на Руси решить не по правде и не по вере, а путем улещивания ханов. В-третьих, Орда никогда, ни при каких обстоятельствах не была другом христианству. Церковь она освобождала от налогового бремени – да. Но сама при всем том оставалась могучим, страшным, губительным оплотом язычества, с течением времени превратившимся в оплот ислама. А что доброго ждать христианам от язычества?

Очень хорошо и уместно, что к концу Сергиевского года появилась книга, развенчивающая весь этот «ордынский соблазн».

Именно таков генеральный смысл романа Татьяны Беспаловой «Последний бой Пересвета». Нет в нем, слава Богу, никакого поклонения Орде. Ордынская сила показана такой, какой она и была в действительности – угнетающей и духовно разлагающей Русь. Два человека в романе олицетворяют ее: богатырь Челубей (Чолубэ) и темник Мамай. Первый – великан, неправдоподобно могучий человек, но совершенно безмозглый. Общается он с помощью каких-то невнятных обрывков фраз, но очень любит влезть в драку. Это единственное, что у него получается хорошо. Второй – разумный государственный деятель, но вся его стратегия представляет собой ту же самую голую силу, как и у Челубея, только сила это не мышечная, а военная: тысячи ратников, степь, севшая на коня и взявшая в руки лук со стрелами… Принимая важнейшие решения, Мамай отправляется на древнее языческое капище, и там по его воле совершаются жертвоприношения идолам.

А в соприкосновении с Русью Орда – великое зло. Автор книги делает «визитной карточкой» Орды резню в Ельце, то есть пожары, кровь, угон рабов.

Вот она Орда, какой была на самом деле. «Мудрая», словно вожак бандитской шайки…

А что же Русь? Да и она нехороша, грешна, грязна. Татьяна Беспалова облекла ее в наряды междоусобных свар, злобы и коварства князей, которые приходятся друг другу, родичами, а ведут себя как лютые враги.

Пора великому князю Дмитрию Ивановичу выходить в поле, чтобы заслужить прозвище «Донской», а он в тоске и печали вопрошает у Сергия Радонежского: «Как выйти мне с полками?! Свои же предадут, в спину ударят!»

Никакой идеализации Руси у Беспаловой нет. В нравственном отношении Русь представлена немногим лучше, чем владения ханов.

Так почему же Руси дарована победа? Где то самое «немного», где та малость, которая все-таки дала нашей стране волю подняться и победить?

Беспалова указывает источник ее, этой драгоценной малости: гора Маковец. Орда богаче, многолюднее, сильнее Руси. Но на Руси есть человек, который слышит истинного Бога, а потому может прийти на княжеский съезд и макнуть правителей Руси в их собственную нравственную нечистоту. А когда приходит время вставать народу, чтобы сражаться насмерть, он внушает государю Дмитрию Ивановичу: «Должно иметь веру! Иди, Бог управит, как надо».

Образ преподобного Сергия у Беспаловой очень не похож на елейные, раззолоченные и подрумяненные «лики», столь часто встречающиеся в нашей патриотической литературе. Ее Сергию больно, трудно. Он хворает от свар междукняжеских, ибо для него «злоба мира сего» — почти нестерпимое бремя. Он как одинокий огонек над зверинцем.

И все-таки, мучаясь, болея, иной раз терпя поражения, Сергий все-таки не отступается от своей правды, а потому для всей Руси служит тем светом на горе, без которого остались бы одна только ночь, тьма и безнадежность.

Не было бы Сергия, так не случилось бы одоления на поле Куликовом.

И победа эта показана Беспаловой не как блистательный триумф, но как мучительное, очень дорого стоившее преодоление соблазна, а именно «ордынского соблазна» поклонения голой силе. Как шажочек, сделанный Русью к «перемене ума» и «исправлению души». Лучшие, любимейшие персонажи легли в сырую землю, когда пришлось стоять, выдерживая натиск Мамая. Но у земли появилась надежда.

Авось, еще поднимется из скверны. Станет светлее.

На анонсе картина Павла Рыженко «Куликово поле»

VolodihinD ВОЛОДИХИН Дмитрий
рубрика: Авторы » В »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 2,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • vtldtlm2009
    Декабрь 26, 2014 16:36

    А где можно эту книгу приобрести? Она уже есть в продаже?

  • schapovo2008@yandex.ru
    Декабрь 27, 2014 8:36

    Продается в киосках в Москве в киосках «Метропресс»

  • Ольго
    Декабрь 27, 2014 14:30

    О, Святый Божий, угодниче Спасов, избранниче Христов!
    О, священное главо, преблаженный авво Сергие великий!
    Не забуди нас, убогих рабов твоих; поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах ко Господу, поминай стадо, тобою собранное, молись за нас, отче священный. Ты имеешь дерзновение у Царя Небесного. Не промолчи же, вопия за нас ко Господу! Тебе дана благодать за нас молиться. Дух твой с нами, не отступай же от нас, пастырь наш добрый!

  • Александр
    Декабрь 29, 2014 11:53

    Темник Мамай не мог быть ханом. Он не был чингизидом. Совершив переворот в Орде, захватил власть. Понимая, что рано или поздно ответит за свой поступок, решил напасть на Русь, чтобы захватить себя часть территории. Заручился он при этом помощью Запада (в его рядах была наёмная генуэзская тяжелая пехота).
    И вообще, если бы не Орда, то княжеские междоусобицы не прекратились бы. А знаете какие были последствия этих разборок? Ни чуть не лучше набегов ордынцев: сожженные селения, убитые мужчины, женщины, дети…Не хватает объективности в статье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.