Крест вонзили прямо в рану…

17 февраля - память священномученика Мефодия (Красноперова), епископа Петропавловского, викария Омской епархии

17 февраля 1921 года после молебна в Никольской церкви в Петропавловске епископ Мефодий вышел со словом примирения на площадь к собравшемуся перед храмом народу — и здесь, перед храмом, был заколот штыками. Уже убитому епископу красноармейцы нанесли несколько штыковых ран, а затем в одну из ран вонзили крест.

***
Священномученик Мефодий родился в 1868 году в селе Вятском Вятской губернии в бедной семье псаломщика Платона Красноперова и в крещении был наречен Михаилом. Он окончил Сарапульское духовное училище, Вятскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию. В 1891 году он был рукоположен во священника, в 1900-м — пострижен в монашество с именем Мефодий, в 1902-м — назначен помощником смотрителя Уфимского духовного училища, а через год — инспектором Александровской миссионерской семинарии в Осетии. В 1906 году отец Мефодий был назначен ректором Уфимской духовной семинарии и возведен в сан архимандрита.
Благочестивому пастырю и одаренному проповеднику, ему часто поручали говорить проповеди в уфимском кафедральном соборе. В 1909 году в слове в Неделю Ваий архимандрит Мефодий сказал: «Мирясь с окружающим нас злом, мы воображаем, что исполняем закон Христа; не вступая в борьбу со злом, в силу неправильно понимаемой нами свободы совести, мы так свыкаемся с ним, что начинаем считать его нормальным явлением и становимся равнодушными к доброму. Излишние заботы об удобствах жизни, усердное служение миру и плоти совершенно подавляют ум и сердце и всякие религиозные интересы духовной жизни. В общественной жизни, в отношениях друг к другу мы проявляем часто какую-то сверхгуманность: великодушны к низости, снисходительны к разврату, готовы замолчать неверие и иногда богохульство, считаем преступным затрагивать покойную совесть ближнего; подвижников за истину и благочестие награждаем презрением, святую ревность их называем фанатизмом… Вот почему ныне нечестие и безверие уже не прячутся от взоров людских, а открыто заявляют себя в жизни и литературе. Как не плакать об этом Господу нашему, как не скорбеть о слепоте духовной, о том, что мы, как и древний Израиль, не хотим уразуметь того, что служит к нашему вечному спасению, отказываемся понять “день свой”, то есть время земной жизни, предназначенной Господом для нашего духовно-нравственного совершенствования, сами идем беспечно к вечной погибели».
В 1913 году архимандрит Мефодий был хиротонисан во епископа Акмолинского, викария Омской епархии, в 1914-м — назначен епископом Петропавловским.
С марта 1917 года, сразу же после свержения монархии, начались гонения на Русскую Православную Церковь. 25 марта Совет рабочих и солдатских депутатов постановил произвести обыски в архиерейском доме и женском монастыре в Петропавловске. В этот же день в 11 часов вечера к епископу Мефодию явились человек двадцать вооруженных солдат и рабочих. Владыке предъявили документ, что они уполномочены Советом солдатских и рабочих депутатов и городским исполкомом произвести обыск. Искали погромную литературу, искали сахар и махорку, но ничего не нашли. Во время обыска дом и монастырь были окружены ротой солдат. Из квартиры епископа вооруженный отряд отправился в монастырь. Затем вооруженные солдаты вошли в церковь, прошли в алтарь и по приказанию унтер-офицера стали шарить под престолом. Присутствовавшая при обыске монахиня предупредила их, что в алтарь с оружием входить нельзя, что надо позвать священника, но они не обратили на это никакого внимания.
Утром 26 марта, в Вербное воскресенье, епископ Мефодий собирался идти в собор служить Литургию, когда к нему пришли из монастырской церкви сказать, что вооруженные солдаты были в церкви и в алтаре и прикасались к святому престолу. Епископ благословил освятить алтарь и служить.
После Литургии в соборе епископ Мефодий вышел благословить народ и в это время кратко изложил все, что произошло в монастырском храме, сказав, что считает своим долгом предупредить православных, дабы они не приняли вести о происшедшем ночью в храме в искаженном молвой виде, и призвал не беспокоиться до расследования всех обстоятельств дела.
26 марта в 3 часа дня к епископу пришел председатель исполкома и обвинил его в произнесении проповеди, угрожающей общественному спокойствию. Епископ Мефодий возразил, что подобного рода проповеди не говорил, а после Литургии небольшому числу богомольцев — было их около ста пятидесяти человек — рассказал о происшедшем ночью обыске; сделал он это ради успокоения народа и предупреждения нелепых слухов, которые могли появиться в городе. Председатель исполкома извинился, как он выразился, за «печальный факт» и сказал, что это обвинение было ошибкой.
27 марта Совет рабочих и солдатских депутатов послал телеграммы министру Керенскому и обер-прокурору Святейшего синода с просьбой об удалении епископа Мефодия из Петропавловска за реакционную деятельность, угрожающую общественному спокойствию.
После захвата власти большевиками в России началась гражданская война, которая в иных местах переросла в долго не затихавшие крестьянские восстания. Крестьянское восстание, вспыхнувшее в Западной Сибири в 1921 году, стало одним из крупнейших очагов сопротивления режиму. Крестьяне захватили Петропавловск, Ишим, Тобольск, везде беспощадно расправляясь с коммунистами. Повстанцами было образовано Северное Сибирское правительство. На восстание против большевистского режима большевики ответили с удвоенной жестокостью. Карательные отряды красноармейцев сотнями, без разбора расстреливали жителей захваченных сел и городов, сжигали дотла захваченные поселения.
17 февраля 1921 года епископ Мефодий служил Божественную литургию и молебен в Никольской церкви в Петропавловске. После службы он вышел на площадь перед храмом, где собрался народ. Здесь владыка и был жестоко убит красноармейцами.
За двенадцать лет до мученической кончины, еще будучи архимандритом, проповедуя в уфимском кафедральном соборе, он говорил: «Нам надо глубоко запечатлеть в мыслях и сердце, что если мы хотим жить разумно, осмысленно, истинной духовной жизнью, следовать за Христом, то нам придется постоянно бороться за идеалы духовной жизни, постоянно испытывать в этой борьбе скорби и страдания. Но зато эта борьба, эти скорби и страдания очищают нас от греха, возвышают дух и ведут к победе, к славе, к нетлению, к бессмертию. Позади своего креста или в конце своего крестного пути мы увидим светлый Лик Господа, Его святую десницу, которая поддержит прикосновением благодати… Никакие блага этого мира, никакая мудрость мирская не могут так скоро привести нас к цели, к искомому нами и всеми людьми счастью, радости, блаженству, как тесный, узкий евангельский путь, или путь креста. Если вы Христовы, говорит апостол, то плоть распните со страстьми и похотьми. Не верьте, братья, современным модным учениям и суемудрым учителям, обещающим рай утех и наслаждений на земле. Рай Христов достигается великими усилиями, подвигами: “Царствие Божие усилием берется, и употребляющие усилия восхищают его”. “Венцом правды”, наградой блаженства увенчиваются те, кто показал себя в жизни, подобно апостолу Павлу: “в великом терпении, в бедствиях, скорбях, бедах, в ранах, в темницах, в изгнаниях, трудах, бдениях молитвенных, постах, в чистоте жизни, слове истины, в чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах”».

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.