Независимое положение

Как мы провели три дня в реабилитационном центре для зависимых

Жизнь отца Александра Гаврилова текла спокойно и размеренно. Но 15 лет назад случилось то, что изменило ее навсегда: родственник священника стал наркоманом. Батюшка не захотел мириться с проблемой и сделал все возможное, чтобы помочь родному человеку. Он действовал наугад, и в конце долгого пути проб и ошибок ему удалось достичь результата. Со временем он стал замечать, что зависимых людей очень много: на улице, в храме, в больницах. Так возникла идея организовать реабилитационный центр в Ленинградской области, в селе Ручей — отец Александр одно время служил там.

Несколько раз в неделю отец Александр приезжает из Санкт-Петербурга в «Ручей», служит литургию и общается с зависимыми — получается что-то вроде открытой лекции. Священник объясняет простым и понятным языком основы веры, тонкости выздоровления и отвечает на вопросы. Все остальные собрания закрыты от посторонних глаз, на них могут присутствовать только зависимые. Фото Юлии Маковейчук

Священник окончил факультет психологии, стажировался в США в двух лучших реабилитационных центрах для зависимых — «Греймор» и Центр святого Иосифа, откуда взял программу «12 шагов», которая стабильно дает положительный результат. Пять лет назад центр переехал в село Родовое Псковской области и теперь носит название «Ручей» в честь места, с которого все началось. Туда мы и отправились с фотографом Юлией Маковейчук посмотреть, как живут и выздоравливают зависимые люди.

Река Вяда, на берегу которой находится «Ручей». Фото Юлии Маковейчук

Первое, что я запомнил, — большие ворота при въезде в старую дворянскую усадьбу с шикарным парком. Красиво и одновременно как-то зловеще: такое чувство, что это место хранит в себе какую-то тайну. За первые полчаса мы не увидели ни одного человека — только природа, огромный деревянный дом и водитель, который встретил нас с фотографом на вокзале Пскова и привез в деревню Родовое.

Старинный дом, где живут зависимые. Справа к нему пристроена церковь. Фото Юлии Маковейчук

После основательного местного завтрака (манная каша, батон с вареньем и чай) мы отправились на экскурсию. Дом 1879 года постройки на берегу реки Вяды сразу вызывает интерес. Красивая лестница на второй этаж, старинные печи — в доме есть центральное отопление, но эти печи убирать нельзя. Они и лестница — это памятник архитектуры XIX века, да и попросту это красиво. Вообще, сам факт, что ты находишься в старинной дворянской усадьбе, сразу добавляет респектабельности этому месту.

Такие таблички встречаются по всему дому. Фото Юлии Маковейчук

Комнат много, они светлые и просторные. Одновременно в «Ручье» могут проживать до 35-ти человек.  Участники программы постепенно сменяют друг друга, возвращаясь к нормальной жизни. Экскурсию проводят директор «Ручья» Игорь Герасимов и его заместитель Юрий Стрекаловский. Свое дело они знают, любят и искренне хотят его развивать.

Так выглядит распорядок дня в «Ручье». Фото Юлии Маковейчук

 

Максим

Позже к нам присоединяется штатный консультант центра Максим — молчаливый человек в спортивном костюме. Нам рассказывают об удобствах и попутно их показывают. Работу проделали огромную: в непригодный для жилья дом провели центральное отопление, оборудовали на всех этажах туалеты и душевые кабины, организовали спортзал, комнату отдыха, несколько лекториев с телевизорами. Людей по-прежнему не видно.

Консультант Максим. Фото Юлии Маковейчук

В разговоре выяснилось, что Максим — и сам бывший реабилитант, стаж употребления наркотиков — 20 лет. Я даже растерялся сначала: да не может человек так долго «удивлять» свое сознание вместе с организмом и при этом нормально выглядеть! Дальше — больше: бывшая жена-наркоманка, ребенок, три тюремных срока, федеральный розыск… Но 5 лет назад Максим попал в «Ручей» — и все это время трезв. Причем не просто трезв, а теперь сам помогает алкоголикам и наркоманам избавиться от зависимости: после терапии он был на постреабилитации, работал на заводе слесарем, но вернулся в центр консультантом. Максим понял, что для работы ему необходимо получить высшее образование. Итог: наркоман с двадцатилетним стажем — теперь студент факультета психологии, имеет стабильный заработок, живет в центре Санкт-Петербурга, бегает каждый день кроссы по 7-10 километров и планирует свадьбу со своей девушкой. Глядя на него понимаешь: у каждого зависимого действительно есть шанс.

 

Кто такие консультанты?

В основном это зависимые, которые успешно прошли стационарную реабилитацию, несколько лет ведут трезвую жизнь и получили соответствующее образование. Они остаются работать в «Ручье» и помогают  нынешним обитателям центра в решении их проблем.

Начинается собрание алкоголиков и наркоманов. Кроме зависимых присутствуют только консультанты — это закон. Юля сделала фотографию и сразу ушла. Фото Юлии Маковейчук

В центре есть и просто опытные специалисты-психологи. Но доверие и авторитет у зависимого всегда имеет человек, который знает эту ситуацию изнутри. Такого специалиста не сможет подготовить ни один университет. Поэтому лучшие консультанты «Ручья» — бывшие пациенты с опытом выздоровления, стажем трезвости и профильным образованием.

Консультанты присутствуют на анонимных собраниях алкоголиков и наркоманов, следят за распорядком дня и дисциплиной в центре, могут поговорить с человеком и помочь ему как физически, так и морально. Также они работают в больницах и наркодиспансерах Санкт-Петербурга, Пскова, Выборга, в Крыму и Ленинградской области.

 

Еда

Обед. Фото Юлии Маковейчук

Встретились мы с реабилитантами в столовой, которая находится возле основного здания в небольшом летнем домике. Там работают сестра-хозяйка Рая и повар Люба. Два этих добрых человека делают все, чтобы зависимые и гости могли 4 раза в день вкусно и по возможности разнообразно поесть. Единственное, чего не хватало нам с Юлей, — кофе. Реабилитантам его не дают — лишнее возбуждение нервной системы ни к чему. Зато полно чая на любой вкус, меда и варенья.

Реабилитанты молятся перед едой. Фото Юлии Маковейчук

Перед едой и после все дружно поют молитву. К приготовлению еды реабилитантов не подключают: у них есть определенные обязанности, но они касаются уборки территории и самого дома. Трудовой исправительный лагерь здесь никто не устраивает.

 

Спорт

Ребята только что забили мяч. Фото Юлии Маковейчук

После обеда на свежем воздухе безумно хотелось спать, да и вообще вся обстановка начала напоминать санаторий. Но после короткого перерыва мужская часть реабилитантов высыпала на футбольное поле: два раза в неделю, несмотря на погоду, наркоманы и алкоголики с энтузиазмом гоняют мяч и как дети радуются маленьким победам. Консультанты не отстают и присоединяются игре. На этом строится большая часть терапии — показать людям, что они часть большой выздоравливающей семьи.

Отдых в перерыве между таймами. Фото Юлии Маковейчук

Я, как истинный скептик, сразу предположил, что ребят выгнали на показательную игру для «красивой картинки». Сонно зевнув после обеда, я отвел 10 минут на все развлечение и не угадал: парни играли два полных тайма по 45 минут. И так два раза в неделю при любой погоде.

Девушки играют в настольный теннис. Фото Юлии Маковейчук

Устав от одной мысли о беге, отправляемся с фотографом на поиски женской половины «Ручья». Находим их в спортзале, который расположен в главном доме. Девушки играют в настольный теннис, болтают. Некоторые откровенно скучают. Через 15 минут наступает свободное время, и все выходят покурить или подышать свежим воздухом. Кстати, курение на территории центра разрешено, есть две курилки — для мальчиков и девочек. Как же так? А вот так: слишком строгие запреты будут только провоцировать реабилитантов пуститься во все тяжкие. Как признались сами консультанты, подопечным вообще не рекомендуется бросать курить в первый год трезвой жизни. Но некоторые предпочли бросить сразу и заняться бегом по примеру Максима.

Каждое утро начинается одинаково — с зарядки. Постоянного ведущего нет, каждый раз ее проводит новый человек на свое усмотрение. Некоторые — по примеру консультантов — уже успели пробежать пару километров и подшучивают над сонными товарищами. Фото Юлии Маковейчук

 

Светлана

Вернемся к девушкам. Если парни в большинстве наркоманы, то у девушек, как правило, проблемы с алкоголем. Истории зависимости у всех разные.

После игры Света рассказывает о своей зависимости. Фото Юлии Маковейчук

Светлана – медсестра и детский психолог по образованию. После смерти матери, которую она до сих пор не может пережить, 4 года играла в онлайн-игры, а после начала пить. Света до сих пор не приняла того факта, что она алкоголик и это на всю жизнь. До окончания реабилитации ей осталось 15 дней. Девушка признается, что стала чувствовать себя лучше и программа пошла ей на пользу. На момент выхода этого материала Света уже должна была окончить стационарное лечение в «Ручье» и вернуться домой к супругу.

 

Постреабилитация

Мост через реку Вяда. Фото Юлии Маковейчук

А куда попадают те, кому некуда идти? Специально для таких людей есть постлечебная программа, которая рассчитана на постепенное вхождение зависимых в общество, иными словами — социальная адаптация. Им помогают снять квартиру в Санкт-Петербурге, подыскать посильную работу. Алкоголики и наркоманы продолжают ходить на анонимные собрания — без этого оставаться трезвым долго невозможно. Кто-то находит вторую половинку, кто-то просто пытается найти себя в новой жизни, а некоторые возвращаются в центр консультантами. Домой после реабилитации лучше не ехать: знакомая обстановка в 90% случаев провоцирует срыв. Тем более далеко не во всех городах есть анонимные сообщества алкоголиков и наркоманов.

 

Свободное время

Большую часть времени зависимые проводят на анонимных собраниях, тренингах, пишут дневники и ежедневно подводят итоги работы над собой. Свободное время есть, но оно грамотно распределено в течении всего дня. Фото Юлии Маковейчук

В конце дня у реабилитантов есть час-полтора свободного времени, которое они, как правило, проводят в общей комнате. Они пьют чай, болтают о своем, кто-то без стеснения рассказывает о прошлой жизни. Если кто-то не успел написать свои задания, там же садится с тетрадкой за стол. Кто-то выходит погулять или играет в настольный теннис. Никто никому не мешает — дом огромный, места хватает всем.

Влад рассказывает, как попал на реабилитацию. Фото Юлии Маковейчук

Ребята заботливо предлагают нам чай и делятся сладостями. Разговаривают обо всем: кто как выполнил задание, что вкусного было на обед и т.п. Кто-то делится воспоминаниями о личной жизни из прошлого, кто-то молча пьет чай. На вопросы о планах на будущее определенных ответов нет — закончить бы лечение, а там видно будет. Некоторые признают, что порядком устали от жесткого распорядка дня и правил поведения. Но при этом понимают, что без дисциплины нельзя: мозг пытается их обмануть и внушить, что здесь они теряют время.

Служба

Во время литургии все обнимаются. Это позволяет почувствовать себя частью большой выздоравливающей семьи. Кстати, зависимых здесь так и называют — «семейники». Фото Юлии Маковейчук

Утром мы пошли на литургию. Никто не опоздал, все пришли вовремя. Зависимые дружно разобрали последования литургии и запели под руководством директора «Ручья» Игоря Герасимова, музыканта по образованию. Полноценным хором это назвать сложно: все стоят где удобно, просто регент при этом поет громче всех, а остальные — вслед за ним по книге. Получается довольно слаженно. Вообще, все эти три дня я пытался поймать на их лицах выражение безучастности к происходящему или злости, раздражения от правил и распорядка дня. Но ничего не увидел.

Ребята поют литургию по книгам. Фото Юлии Маковейчук

Невиданное дело: после нескольких недель в центре алкоголики и наркоманы, большая часть из которых никогда не ходила в храм, начинают петь и участвовать в церковных Таинствах. Никто не заставляет их ходить — они приходят сами. Но не потому, что их выгонят или кормить перестанут — зависимые чувствуют, что церковная жизнь помогает им выздоравливать. Людей с таким прошлым не обманешь.

У проходящих реабилитацию есть несложные обязанности. Алексей ежедневно читает в храме утренние и вечерние молитвы, на которых присутствуют все зависимые. Фото Юлии Маковейчук

 

Ребята собираются в общей комнате на лекцию. Фото Юлии Маковейчук

«Ручей» — это не панацея от зависимости на всю оставшуюся жизнь. Зависимость — неизлечимое заболевание, работа над которым продолжается постоянно. Бывают срывы, после которых люди проходят реабилитацию еще раз, но это не так страшно, потому что теперь они знают: выход есть.

Отец Александр проводит открытую лекцию. Нас тоже пустили послушать. Фото Юлии Маковейчук

Попасть в «Ручей» можно только добровольно: зависимых насильно не держат, да и вылечить человека без его желания невозможно. Вход, как и выход, всегда открыт для людей, которые решили бороться с зависимостью. 80% тех, кто прошел стационарную часть терапии, ведут трезвую жизнь более трех лет. Чтобы записаться на реабилитацию, достаточно позвонить в центр и договориться о собеседовании, которое проводится с каждым кандидатом перед лечением.

Священник рассказывает о Таинства Крещения. Фото Юлии Маковейчук

 

Сколько стоит реабилитация

«Ручей» — негосударственное лечебное заведение, которое существует на деньги спонсоров и пожертвования. Но покрыть огромные расходы центра все равно не удается, поэтому реабилитация платная. Стоимость — 30 000 рублей в месяц. Как говорит директор «Ручья» Игорь Герасимов, большая часть денег идет на зарплаты специалистам, которые там работают. Администрация понимает, что не все зависимые или их родственники могут оплатить полную стоимость лечения, поэтому при необходимости идет на компромисс. Деньги — не главное условие поступления в «Ручей». Главное — желание зависимого человека изменить свою жизнь.

 

Адрес центра: 181287 Псковская область,

Палкинский район, деревня Родовое.

Телефоны: +7 (921) 951 43 52, +7 (921) 50 111 40.

 

МАКОВЕЙЧУК Юлия
рубрика: Авторы » М »
фотограф, обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 4,86 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.