НЕУДОБНАЯ КНИГА

Давным-давно, лет двадцать назад, а может, и более, когда деревья были неизмеримо выше, а рахат-лукум – несравненно слаще, я впервые прочел ту книгу. Мне и брату родители привезли ее из гостей – огромный том в синем переплете, напечатанный на машинке. От книги необыкновенно пахло то ли клеем, то ли дерматином. Это были “Хроники Нарнии” Клайва Стейплза Льюиса.Мы во мгновение ока “проглотили” книгу и она потрясла нас, оста вив неизгладимый след в душах. Никогда, ни до, ни после лично я не читал лучшего сочинения для детей и о детях! Книга вызывала не только восхищение, но и мечтательную зависть к удивительным приключениям ее героев в волшебной стране Нарнии. Мне, советскому школьнику, тоже хотелось пить чай с фавнами, плыть на корабле “Покоритель зари” на край света и вести в бой непобедимые войска. Если бы тогда я интересовался поэзией, то почувствовал бы, как созвучны моим мечтам стихи Райнера Марии Рильке:О, быть бы мне таким же, как они!

Их кони мчат, безумны и строптивы,

И на ветру вздымаются, как гривы,

Простоволосых факелов огни…

Но в нашей жизни все было проще. В “Хрониках” упоминался диковинный рахат-лукум, которого мы с братом никогда не пробовали. Уступая настойчивым просьбам, родители купили нам это дорогое лакомство. Я до сих пор помню обсыпанную сахарною пудрою болгарскую коробку, с крышки которой улыбалась девушка в национальном костюме. И хотя приторная сладость нам не понравилось, мы ели ее с благоговением. Даже не ели, а вкушали…

Но больше всего меня удивил не рахат-лукум, не чудесные приключения, а концовка книги “Последняя битва”, завершающей “Хроники Нарнии”. Главные герои, дети из семьи Пэвэнси, вместе с родителями погибают в железнодорожной катастрофе и навсегда переходят из нашего мира – “страны теней” – в волшебную страну. Новая для меня мысль о том, что истинная жизнь может начаться после смерти в некоем ином мире, который лучше нашего, поражала своею необычностью.

Со временем забылся и сюжет “Хроник”, и имя их автора. Осталось только удивительное и непреходящее ощущение великого чуда, мудрости и чистоты. Спустя много лет, уже в студенческие годы, став членом Церкви, я заново открыл для себя книгу Льюиса. С тех пор я сознательный почитатель его несравненного таланта.

Поэтому важным событием представляется мне выход фильма режиссера Эндрю Адамсона “Хроники Нарнии” (Walt Disney Pictures) – экранизации первой книги “Хроник” – “Лев, колдунья и платяной шкаф”. К сожалению, российская премьера этого фильма, состоявшаяся 22 декабря 2005 года, как-то затерялась среди предновогодней суеты, всеобщего обсуждения сериала “Мастер и Маргарита” и назойливой рекламы “Дневного дозора”.

Зачарованно выходя после просмотра “Хроник Нарнии” из кинотеатра в морозный вечер на снежную улицу, я чувствовал себя счастливым ребенком, верящим в сказки и чудеса. Невольно вспомнилось что-то из детства, что-то полузабытое, светлое и радостное.

Снег лежит перинами,

Шапками идет.

Пахнет мандаринами –

Скоро Новый год!..

Но фильм “Хроники Нарнии” – это не просто великолепный новогодний и рождественский подарок в 150 миллионов долларов (именно таков его бюджет), волшебное средство для поднятия настроения или замечательная сказка для детей. Это еще и мудрая притча, образно рассказывающая о Христе и событиях евангельской истории.

Выдающийся английский писатель Клайв Стейплз Льюис (18981963 гг.) был не сказочником, а крупнейшим христианским мыслителем ХХ века. Кроме семи книг “Хроник Нарнии” он написал теологические трактаты, труды по истории английской литературы и разнообразные художественные произведения от стихов до романов, которые сейчас бы назвали научной фантастикой. Но особенно любил Льюис жанр аллегорической полупритчи-полусказки. Именно так написаны его знаменитые богословские сочинения, из которых мне особенно дорога повесть “Кружной путь” в великолепном переводе Наталии Трауберг.

Работая после Второй мировой войны над “Хрониками Нарнии”, Льюис решал проблему противостояния злу, чрезвычайно актуальную для той эпохи. Эту же проблему пытался решить другой выдающийся английский писатель Джон Рональд Руэл Толкин, близкий друг Льюиса. Толкин был католиком, а Льюис – членом более либеральной Англиканской Церкви. Однако книга, вышедшая из-под пера Льюиса, – более ортодоксальная, более христианская, чем эпопея “Властелин колец”.

Если Толкин отдал должное европейской (германской и кельтской) мифологии, то Льюис недвусмысленно показал, что в наше время христианство – единственная сила, способная противостоять всемирному злу. Поэтому “Хроники Нарнии” – неудобная книга в нынешний политкорректный век, призывающий нас забыть о своих национальных, религиозных и культурных корнях.

Но книга Льюиса неудобна не только этим. Некоторым христианам, мнящим себя блюстителями чистоты веры, “Хроники Нарнии” могут показаться никчемными сказками, пустяками и побасенками. Как тут не вспомнить замечательные слова из “Театрального разъезда” Николая Васильевича Гоголя. “Побасенки!.. Но мир задремал бы без таких побасенок, обмелела бы жизнь, плесенью и тиною покрылись бы души. Побасенки!.. О, да пребудут же вечно святы в потомстве имена благосклонно внимавших таким побасенкам: чудный перст провиденья был неотлучно над главами творцов их”.

Сложно сказать, хотел ли Эндрю Адамсон исключить из своего творения религиозные мотивы, столь очевидные у Льюиса, но в фильме они прослеживаются весьма отчетливо. Книга “Лев, колдунья и платяной шкаф” имеет несомненное и неслучайное сходство с Евангелием. Поэтому лента “Хроники Нарнии” напомнила мне фильм Мела Гибсона “Страсти Христовы”, хотя многие сравнивают ее с монументальной экранизацией “Властелина колец” или с вездесущим “Гарри Поттером”.

Начало книги и фильма не предвещает евангельского развития сюжета. Обыкновенные дети из семьи Пэвэнси – Питер (его играет Вильям Мозли), Сьюзен (Анна Попплеуэлл), Эдмунд (Скандер Кейнс) и Люси (Джорджи Хенли) – из-за бомбежек Лондона во время Второй мировой войны покидают город и отправляются погостить к почтенному профессору, живущему в самом центре Англии, в старом доме, похожем на рыцарский замок. Играя в прятки, они находят большой платяной шкаф, дверца которого оказывается дверью в сказочную страну Нарнию, где живут волшебные существа: говорящие звери, фавны, гномы, кентавры и единороги.

Уже целую вечность в Нарнии царит зима, насланная Белой Колдуньей, захватившей эту страну (ее играет английская актриса Тильда Суинтон). Христианские аналогии очевидны: Белая Колдунья – диавол, вековечная зима – то сумрачное состояние, в котором пребывало человечество от грехопадения Адама и Евы до пришествия Спасителя.

Олицетворением Христа в книге Льюиса является Великий Лев Аслан, творец Нарнии, сын Заморского Императора. В христианстве этот грозный хищник является одним из древнейших символов Слова Божиего, Бога-Сына, Спасителя.

С ветхозаветных времен лев ассоциируется с чем-то могущественным и царственным. В Писании о нем сказано: “Лев – силач между зверями, не посторонится ни перед кем” (Притч. 30:30). Молодой лев – библейский символ колена Иуды (Быт. 49:9), откуда происходит царь Давид – праотец Мессии. Так этот благородный зверь обозначает человеческую природу Спасителя.

Он также обозначает Божественную природу Христа. В древнейшей церковной традиции лев был символом евангелиста Иоанна (а не Марка, как принято считать ныне). Архиепископ Феофилакт Болгарский (XII век), знаменитый толкователь Нового Завета, писал: “Евангелие от Иоанна имеет лице льва, ибо лев есть образ царской власти. Так и Иоанн начал с царственного и владычественного достоинства, с Божества Слова, сказав: В начале было Слово и Слово было у Бога”.

Древнее пророчество гласит, что Аслан и четыре человеческих ребенка, дети Адама и Евы, должны спасти Нарнию. И если Аслан – Христос, то дети Пэвэнси – апостолы. Недаром старшего брата зовут Питер, то есть Петр – Камень. Именно так звали простого рыбаря, которого вместе с обратившимся фарисеем Савлом-Павлом Церковь нарицает верховными апостолами. Именно Петру, исповедовавшему Христа Сыном Бога Живого, Спаситель сказал: “Ты – Петр, и ни сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее. И дам тебе ключи Царства Небесного” (Мф. 16:18-19).

Спасение Нарнии Асланом подобно евангельскому спасению человечества Христом. Есть здесь и Иуда – Эдмунд Пэвэнси, предавший Аслана, брата и сестер за сказочный рахат-лукум. Как тут не вспомнить Адама и Еву, преступивших повеление Бога и согрешивших вкушением плода от древа познания. Ради спасения жизни маленького Эдмунда и всей Нарнии Аслан приносит себя в жертву на Каменном Столе, подобно тому, как Христос приносит Себя в жертву на Кресте за каждого грешника, за весь род людской.

Девочки Сьюзен и Люси Пэвэнси, наблюдающие издалека за гибелью Аслана и оплакивающие его у Каменного Стола, подобны евангельским женам, наблюдавшим за казнью Христа, а затем в слезах пришедшим к Его гробу с благовонным миром. Подобно мироносицам, бывшим свидетельницам Воскресения Спасителя, сестры становятся свидетельницами воскресения Великого Льва с первым лучом солнца.

Как и Евангелие, “Лев, колдунья и платяной шкаф” заканчиваются победой жизни над смертью, истины над ложью, света над тьмою. И совершенно необычен конец книги “Последняя битва”, которую можно назвать “Апокалипсисом Нарнии”. Аслан говорит детям Пэвэнси, погибшим в катастрофе: “Разве вы не догадались?.. Ваши папа и мама и все вы, как называют это в стране теней, – мертвы. Учебный год позади, настали каникулы. Сон кончился, вот и утро”.

И Льюис записывает: “И пока Он говорил, Он все меньше и меньше походил на льва. А то, что случилось дальше, было так прекрасно, что писать об этом я не могу… Вся их жизнь в нашем мире, все приключения в Нарнии были только обложкой и титульным листом. Теперь, наконец, началась Глава Первая Великой Истории, которую не читал ни один человек на земле; Истории, которая длится вечно; Истории, в которой каждая глава лучше предыдущей”. Разве не об этой Истории писал апостол Павел? “Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его” (1 Кор. 2:9).

Сон кончился… Христос и повзрослевшие дети встречаются лицом к лицу. И снова вспоминаются слова апостола Павла: “Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал. А как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы гадательно в зеркале, тогда же – лицом к лицу” (1 Кор. 13:11-12).

Впрочем, последняя книга “Хроник Нарнии” еще ждет своей экранизации. Что же касается фильма Адамсона (кстати, его фамилию можно перевести как “сын Адама”), то хочется думать, что после просмотра “Хроник Нарнии” у многих появится желание перечесть или впервые прочесть не только книгу Льюиса, но и Евангелие. А со страниц этой вечной книги к нам обращается Сам Бог: “Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное” (Мф. 18,3).

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.