Молитва Ефрема Сирина: не даждь ми духа властолюбия или сребролюбия?

Материал по теме


human-111856_1280

Молитва Ефрема Сирина: не даждь ми духа уныния или многоделания?

При переводе молитвы на русский язык древнегреческое слово ἡ περιεργία (periergia) – «излишний труд», «многоделание», «чрезмерная деятельность», стоявшее на втором месте в списке грехов, – было заменено унынием. Почему так было сделано, сказать сейчас очень трудно. Но, так или иначе, от этого данный фрагмент молитвы на русском языке приобрел несколько иной смысл.

Мы уже писали о молитве Ефрема Сирина, которая читается в храмах Великим постом. В прошлой статье мы сравнивали, чем молитва на русском языке отличается от текста молитвы на греческом. Оказывается, на месте уныния в перечислении грехов, от которых в этой молитве верующие просят избавления у Бога, у греков стоит многоделание, суетливость. Поэтому, на греческом языке первая часть молитвы звучит так:

Господи и Владыко живота моего, дух праздности, многоделания, любоначалия и празднословия не даждь ми.

Получается вполне логично и симметрично: многоделание или суетливость – противоположность праздности, которое является пагубным «перекосом» уже в другую сторону. Как праздность, так и излишняя активность лишают человека возможности сосредоточиться на главном, «едином на потребу».

Впрочем, есть и еще интересные моменты, связанные с этой знаменитой молитвой. Дело в том, что тот её вариант, который был в богослужебном употреблении до раскола, и который до сих пор читается у старообрядцев, тоже отличается от сегодняшнего варианта, который звучит в наших храмах, и это тоже связано с древнегреческим языком.

Вот как молитва Ефрема Сирина звучит у старообрядцев:

Господи и Владыко животу моему, дух уныния, небрежения, сребролюбия и празднословия отжени от мене.

Дух же целомудрия, смирения, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.

Ей, Господи Царю, даждь ми зрети моя согрешения, и еже не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки, аминь.

Помимо поэтического «отжени от мене» вместо «не даждь ми» на месте духа властолюбия в дониконовском варианте стоит дух сребролюбия.

Связано это, вероятно, с тем, что древнегреческие слова φιλαρχία (philarhia) – «властолюбие», «желание первенствовать» и φιλαργρία (philarguria) – сребролюбие – очень похожи. Старообрядцы выбрали тот греческий текст, где стояла φιλαργρία.

Тут опять-таки получается интересная перекличка смыслов, если сравнивать тексты молитвы Ефрема Сирина у старообрядцев и у нас. Известно, что многие известные русские предприниматели были выходцами из старообрядческой среды. Зажиточных староверов было вообще очень много, Рябушинскими и Морозовыми их список никак не ограничивается.

Дело в том, что старообрядцы были вынуждены придавать большое значение сколачиванию капиталов и предпринимательству, поскольку деньги давали им возможность хоть как-то защищаться от преследований властей, давали независимость и поддержку. Для них, кстати, характерно сочетание истовой набожности и деловой хватки, подобное тому, которое социолог М. Вебер отметил у первых протестантов. Согласно Веберу, современный капитализм во многом вырос из духа протестантской этики. Парадоксальным образом, в этом сочетании глубокой религиозности и деловитости сошлись такие упрямые традиционалисты, как наши старообрядцы, и – ранние протестанты, которые, напротив, руководствовались духом обновления и модернизма в делах веры. Если душа протестантизма – это антитрадиционализм, то старообрядцы сделали своим фундаментом безусловную верность не только духу, но и букве «старины».

Так или иначе, старообрядцы были гораздо более деловиты и предприимчивы, чем христиане официальной Церкви. И в молитве Ефрема Сирина они молят «отженить» от них угрожающий им дух сребролюбия, как более очевидный для них соблазн. Действительно, упрекнуть их во властолюбии вряд ли кому-то придет в голову.

В то же время официальную Церковь или, как они говорили –  «никониан», старообрядцы (и не только они) упрекали и упрекают во властолюбии, в стремлении слиться с властью, в излишнем огосударствлении. Обоснованны эти обвинения или нет – отдельный вопрос. Но, если рассматривать эти два варианта русскоязычного текста молитвы Ефрема Сирина в контексте раскола 17 века, получается любопытная картина: каждый молит Бога избавить его от такого греха, который больше угрожает или может угрожать именно ему, в силу сложившейся исторической ситуации.

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (16 votes, average: 4,94 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.