Люди в храме: приходской библиотекарь

Приходской библиотекарь — это не просто человек, который дает нам книги, обязательно носит очки и напоминает о сроках возврата. Он любит и умеет работать с большими объемами информации, систематизирует ее и, конечно, много читает. Поэтому ему хватит всего нескольких минут, чтобы порекомендовать такую книгу, после которой захочется вернуться и попросить следующую. Зачем нужны библиотеки в эпоху электронных книг, что почитать новичкам и какие книги повлияли на самих героев — в нашей рубрике «Люди в храме».

 

Ольга Владимировна Селезнева, 58 лет. Библиотекарь в храме пророка Божия Илии в Обыденском переулке, Москва

Фото Владимира Ештокина

Ее дедушка был казначеем в храме Бориса и Глеба на Арбатской площади (сейчас там часовня), а в детстве ее на руках нянчил сам Патриарх Пимен — Ольга Владимировна до сих пор хранит пасхальные яйца, которые любил раскрашивать Святейший. Коренная москвичка, с детства ходит в Обыденский храм, где теперь трудится приходским библиотекарем. До этого больше тридцати лет работала в «Интуристе» гидом-переводчиком — прекрасно знает английский, норвежский и шведский языки. В свободное время проводит экскурсии по Кремлю, Третьяковской галерее, Пушкинскому музею, Троице-Сергиевой лавре и своему родному храму. Считает общение своей миссией: иностранцам рассказывает о любимой Москве и стране, москвичам — о православии. До сих пор любит сказки и собирает у себя в библиотеке произведения Х.-К. Андерсена в правильном переводе.

— Бывает, просят что-то порекомендовать. Здесь, наверное, надо быть и психологом — книги есть разные, некоторые давать следует не всем. Если я человека вижу в первый раз, всегда с ним беседую. Задаю вопросы: «Откуда вы про нас узнали? Воцерковлены ли вы? А кто вам эту книгу порекомендовал?» Есть книги, которые точно не подойдут на начальном уровне. Для таких людей у меня есть отдельный стенд, где литературу можно забрать навсегда. Иногда люди приходят сюда просто как на исповедь, и ты должен их выслушать и чем-то помочь. Часто люди начинают с книг Натальи Сухининой или протоиерея Николая Агафонова.

В 1990-е годы батюшка благословил прихожан собирать библиотеку. Она находилась у нас в крипте, под храмом, в маленькой комнатке. Книги собирались из частных собраний. Бывало, люди передавали литературу перед кончиной или привозили нелегально из-за границы. Потом библиотеку затопило — все книги хаотично сложили в коробки и отставили на долгие годы.

Фото Владимира Ештокина

Только в 2010-м начался мой путь приходского библиотекаря. Работа продолжается до сих пор: у нас примерно 20 тысяч единиц хранения — книги, журналы, газеты. Книги, конечно, все уже систематизированы и стоят на полках: творения святых отцов, история Церкви, философия, духовная литература, богословские книги. Наша гордость — подборка «Журнала Московской Патриархии»: есть почти все номера, даже за 1941 год. Только они занимают два стеллажа. Есть старинные богослужебные книги XVII-XVIII веков: Библия, Апостол, Минеи. Конечно, им уже не пользуются, и храним мы их в специальных сейфах.

Одна наша прихожанка, которой сейчас 76 лет, вдруг пропала. Оказалось, что у нее был инсульт, но она говорит: «Я должна приходить в библиотеку, брать книги, возвращать, это дает мне стимул двигаться дальше и жить». Это очень трогательно.

Люди часто дарят книги библиотеке и я, как Скупой рыцарь, все принимаю. Иногда тележками привозят книги, я их сортирую, смотрю: есть ли у меня такая книга или, может быть, у меня более потрепанный экземпляр, и я его заменяю новым. А есть книги, которых в библиотеке до этого не было, и я очень рада это восполнить.

Мой обычный рабочий день начинается с храма: зайду, помолюсь, благословлюсь. Потом смотрю полки с книгами и журналами, чтобы все было в порядке. Спрашиваю у работников свечного ящика, чем интересуются люди. У меня ведь этого может и не быть — вкусы у людей разные. Потом иду в свою библиотеку, уже начинаются телефонные звонки с какими-то вопросами. Если нет читателей, начинаю описывать книги, заполняю формуляры. Потом посмотрю в Интернете новинки, оформляю заказы. Иногда я приглашаю представителей издательств, потому что люблю выбирать книги не через Интернет, а люблю полистать, посмотреть, какого качества. Однажды по просьбе издательства «Никея» составляла каталог-рекомендацию книг на 500 единиц для приходских библиотек: то, что должно быть обязательно.

Как-то ко мне заглянул студент, попросил «Братьев Карамазовых»… Толстого. Он меня жутко обескуражил. Поэтому я решила собирать не только церковную, но и художественную литературу — к сожалению, люди с ней не знакомы.

 

Нина Степанова, 34 года. Преподаватель, кандидат педагогических наук, библиотекарь храма Живоначальной Троицы, Орел

Из личного архива

Свою первую приходскую библиотеку организовала на первом курсе библиотечного колледжа, после которого закончила институт культуры. Изучала историю и теорию православных библиотек — в советский период об этом практически ничего не было известно. Преподаватель, защитила диссертацию по православным библиотекам Орловской губернии в Московском институте культуры. Курирует приходские библиотеки Орловской епархии.

— Мне часто приходится слышать: «Зачем сейчас библиотеки? Есть Интернет, там можно все найти и прочитать». Применительно к церковной литературе это утверждение неверно. Приходской библиотекарь — посредник между человеком и литературой, теми духовными богатствами, которые есть в фонде приходской библиотеки.

С профессиональной точки зрения библиотека организуется так: фонд инвентаризируется — каждой книге присваивается номер для учета. Проштампованная и пронумерованная книга — собственность храма и в случае утери или невозврата можно выдвигать условия для читателей. Второй момент — организация расстановки. Книги не должны стоять как попало. Они располагаются по темам, предметам, важным церковным разделам. Плюс заводится формуляр для читателя или дневники выдачи, сопутствующая документация. Как раз этим всем я и занималась.

Чаще всего ко мне приходят люди, которые говорят: «Мне бы что-нибудь почитать…» И начинаешь разбираться: что человека интересует, на какой ступени он находится. Кто-то начинает с православной художественной литературы вроде Сухининой — у нас она самая популярная писательница в жанре православной художественной прозы. А сейчас и многие священники пишут: тот же «Флавиан» протоиерея Александра Торика, книги отца Андрея Ткачева. И с этого у нас начинают неофиты читать. Судя по моим читателям, для них это хорошо. Потом я понемногу даю в довесок жития святых, труды Феофана Затворника — тем более что святой родился в Орловской губернии. У нас вообще много таких подвижников благочестия и святителей. Поэтому я начинаю заинтересовывать людей с краеведческой точки зрения — так они больше и со своим краем познакомятся, и заодно с духовной жизнью.

Новоначальным я советую «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться» святителя Феофана Затворника. Это XIX век, но в целом построение мыслей и те духовные советы, которые святитель дает, актуальны до сих пор. Плюс там разбирается душа человека с точки зрения психологии — некоторое сочетание науки и богословия. Еще рекомендую «Несвятые святые» епископа Тихона (Шевкунова). Это классика жанра и нравится всем — я даю книгу даже неверующим людям. Они воодушевляются и начинают интересоваться православием. Еще «Письма» Паисия Святогорца.

Дело в том, что у нас сейчас мало духовных руководств, которые бы соответствовали духу времени. Я не говорю о том, что Церковь должна переделать свое учение под дух времени, нет. Все дело в том, что язык, например, святых отцов V, XV века, отличается от современного. А у Паисия Святогорца описаны реальные истории, которые происходили XX веке, — и людям это понятно и близко. Речь идет об абортах, о воспитании детей, взаимоотношениях в семье. Именно о тех проблемах, которые сейчас есть в обществе.

У нас есть одна большая проблема: для церковных библиотек не разработаны системы классификации фондов. В обычной библиотеке есть библиографическая классификация — таблица, где все науки проиндексированы и по ним расставлены книги. В церковных библиотеках такие разделы отсутствует напрочь. Поэтому библиотекари выходят из положения следующим образом: мы берем за основу дисциплины, которые читаются в духовных учебных заведениях: литургика, гомилетика, патрология и другие. Я уже два года сотрудничаю с Издательским Советом Русской Православной Церкви — в прошлом году мы совместно выпустили методическое пособие для библиотекарей. Там я привожу несколько примеров классификации, которую можно использовать в фондах приходских библиотек.

Самое сложное в моей работе — люди. Я не имею в виду эмоциональные качества, хотя приходят разные. А то, что нужно понять, какую литературу предложить человеку, на какой ступени духовного развития он находится. Плюс, не обидев человека, не нарушив его душевный мир предложить то, что будет ему действительно полезно. Чтобы он пришел в следующий раз и сказал: «Да, действительно мне это помогло. Я хочу читать дальше». И вот это самое приятное — значит, не зря работаю.

Материал по теме


Люди в храме: звонарь

Звонарь — человек, который звонит в колокола, чтобы созвать людей на службу, обозначить важные моменты богослужения и украсить службу. Как попасть на колокольню, существуют ли «электронные звонари» и зачем звонит колокол — ответы на эти и другие вопросы в нашей рубрике «Люди в храме».

Главное требование для приходского библиотекаря — самому быть верующим, участвовать в жизни Церкви. Иначе просто не поймешь, что происходит с читателем. Думаю, профильное образование для приходского библиотекаря не обязательно. Но профессиональную литературу почитать стоит — это поможет организовать и упростить работу. Еще одно требование — отличное знание своего фонда. Вплоть до того, что ты просто сидишь и все перечитываешь. То, что не можешь перечитать, просматриваешь по диагонали. Хотя бы аннотацию к каждой книге в своем фонде человек обязан прочитать.

До сих пор бытует среди людей мнение, что библиотекарь — тот, кто выдает книжки. Библиотекарь — человек, который разбирается в обширном поле информации, которая находится на печатном или электронном носителе. Библиотекарь может эту информацию распределить, организовать, систематизировать. Он знает фонд, может его рекомендовать в зависимости от уровня подготовки читателя. Библиотекарь занимается составлением методических рекомендаций по формированию духовной культуры чтения — это определенный выбор литературы и авторов. Обязательны беседы с читателями: нужно понять, подошла книга или нет. Плюс библиотекарь, даже приходской, должен владеть информационными технологиями: Интернетом, электронным каталогом, который позволяет быстро найти необходимую книгу в фонде.

В светской библиотеке ты просто передал информацию и в принципе тебя не должно заботить, как она отразилась на человеке, какие плоды она принесла. А в церковной библиотеке ты несешь ответственность за то, что в итоге человек понял, а что нет. Если я порекомендовала человеку литературу, которую он не готов понять, он может разочароваться, запутаться, даже уйти из Церкви. И эта ответственность лежит на мне.

 

Ирина Волкова, 37 лет. Библиотекарь при Просветительском центре православной семьи во имя святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских при Патриаршем подворье храмов в Зарядье в Китай-городе, Москва

Из личного архива

Ирина — инженер-строитель, технолог, работает в фирме по реставрации храмов, а в свободное время — библиотекарем при молодежном центре. Говорит, что работу по образованию нашла в том числе благодаря ему. Уверена, что бумажный формат книги никогда не умрет и старается первой прочитать все новинки в библиотеке.

— Хотелось собрать в одном месте православную литературу, которая поможет ответить молодежи на волнующие ее вопросы: о создании семьи, о карьере, вере, церковные вопросы. Где все это узнавать? Не встретишь такие книги в киоске по пути на работу, там только журналы с избитыми штампами: «идеальный пресс», «идеальные отношения», «есть проблемы — путешествуй», а главное — «накопи денег».

Я воспринимаю занятость здесь как просветительское служение. Делюсь тем, что читала в трудных моментах жизни или когда только приходила в храм. Из книг особо могу выделить «Простыми словами о тайне Троицы» отца Даниила Сысоева, «Несвятые святые» владыки Тихона (Шевкунова), «Под покровом Всевышнего» Натальи Соколовой, «Бабочка в ладони» Александра Ткаченко. У меня была неверующая подруга, которая со мной часто спорила, не интересовалась православной литературой, но, когда познакомилась с его книгой, это был прорыв. Она купила целых 15 экземпляров Ткаченко «Слезы, летящие к небу» и дарила всем: подругам, друзьям, свекру. Еще всем рекомендую книги священника нашего Подворья, протоиерея Ярослава Шипова — он член Союза писателей России, лауреат Патриаршей премии по литературе.

Ирина — крайняя справа. В центре — постоянный автор «Фомы» Александр Ткаченко. Из личного архива

Библиотека центра — личная инициатива его сотрудников, она не профессиональная и сравнительно небольшая. Ее идея и миссия родилась из работы молодежного центра: ответить на вопросы тех, кто к нам приходит. Занятия центра проходят вечером, после работы. Все освобождаются в разное время, и если мероприятие назначено на какой-то определенный час, кто-то приходит пораньше, кого-то позже. Этот интервал хотелось использовать с пользой, особенно когда приходят незнакомые люди. Свои сразу начинают общаться, а незнакомому человеку хотелось бы дать возможность подойти к библиотечному шкафу, который у нас абсолютно открытый — никаких замков, мы только положили тетрадь и ручку: взял литературу — запишись, оставь координаты.

Книг в нашей библиотеке около тысячи и в основном их пожертвовали сами издательства. Например: «Даниловский благовестник», «Никея», «Миссионерский центр Даниила Сысоева», которые поддерживали нас сразу. Мы звонили, говорили, что есть молодежный центр, обращались просто с тематикой: книги, касающиеся молодежи, вопросов веры, и они сами делали подборки. Журнал «Фома» нас тоже поддерживает: всегда жертвует журналы.

Я считаю, что церковная и околоцерковная литература, православная психология — те направления, которых не хватает молодым людям. В нашей библиотеке есть книги об отношениях с родителями, с детьми, как вырастить ребенка счастливым, какие-то полезные советы. Этим мы отличаемся от остальных приходских библиотек — специализацией. У нас можно спокойно самому выбрать книгу, полистать ее.

Вначале было много административных задач: прошения в издательства, организация доставок, взаимодействие. Сейчас в основном только отслеживаю информацию о новых книгах по нашей теме. Думаю, у нас не больше 100 человек тех, кто берет книги и оставляет контакты — кстати, у нас так молодежь иногда знакомится. Если хочешь взять книгу, которая сейчас, условно, у Даши, то можно позвонить и спросить: «Даша, когда ты сможешь передать мне книгу. Давай встретимся». Необязательно даже здесь, в библиотеке, а в любом месте. Это удобно и просто.

 

Ольга Владимировна Гайдук, 80 лет. Библиотекарь храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве, Москва

Фото Владимира Ештокина

Она 15 лет поднимается по крутой лестнице на третий этаж колокольни в библиотеку несмотря на возраст. Пережила Великую Отечественную войну и рак. По образованию — радист-электронщик, работала в засекреченном НИИ-17, где участвовала в проектировании первого беспилотника в Союзе. Работала в Министерстве связи и при этом не состояла в Коммунистической партии. Любимые книги — Евангелие и «Полет литургии» протоиерея Владислава Свешникова.

— Книги не любят просто стоять и пылиться. Они любят, когда их берут, смотрят, читают. Например, пришли новые книги — надо их расставить по разделам — и начинается жизнь: все двигается… Нет застоя. Это на кладбище все спокойно, а здесь живые книги — я так к ним отношусь.

В храм пришла в 1995 году, когда болела моя подруга и попросила позвать к ней священника. Ее соборовали, причастили, и вскоре она умерла. А через 5 лет не стало моей мамы. Я унывала, мне нужно было занятие. Как-то зашла в нашу библиотеку, и мне там очень понравилось — обстановка, атмосфера, спокойствие, которое там было. Прошлая библиотекарь тогда как раз попросилась за штат, и настоятель благословил ее заменить.

Сначала мне дали простое задание: составить картотеку музыкальных записей. И я сидела дома и печатала на машинке, которая со мной до сих пор вот уже 40 лет — я не пользуюсь компьютером и Интернетом. В этом смысле я не продвинутая бабушка, как сейчас говорят. Когда мне было шестьдесят, его еще не было, в семьдесят у меня на это не было времени, а в восемьдесят уже поздно. Конечно, можно и сейчас, но тогда я не буду ничего успевать. Так я стала здесь работать.

Фото Владимира Ештокина

Я всерьез не собиралась быть библиотекарем, хотя, когда еще училась в школе, мне нравилась эта профессия. В 10-11 лет мне дали книгу «Собор Парижской Богоматери» — и все! После прочтения я начала запойно читать, поняла, что без книг жить не могу. Что-то во мне перевернулось. Потом прочитала всего Тургенева, Пушкина, Чехова, Островского. Напитывалась этими книгами. Лет в 17-18 читала Ромена Роллана, Хемингуэя. А в 19 первый раз прочла Евангелие, хотя достать его в то время было почти нереально. После школы я попала в круг интеллигентов, которые работали в научно-исследовательских институтах, любили музыку, книги, искусство, обсуждали все это. И от них уже услышала слово «Евангелие». Помню, ходила и говорила: «Дайте мне Евангелие». И они мне сказали прямым текстом: «Пошла вон». Ведь это НИИ, их бы тут же уволили. Если бы еще узнали, что мы иногда ходим в храм… лет с 17 уже туда заглядывала.

Для меня это все-таки не работа, а служение. Не могу сказать, что Богу — это звучит громко, но людям. Мне было приятно, когда приходило много народа. За некоторыми книгами целые очереди стояли — например, когда появилась книга об убитых насельниках Оптиной пустыни «Пасха Красная». Она была нарасхват. А теперь никто не приходит и не спрашивает. Появились книги отца Андрея Ткачева — за ними гонялись. Потом были тома Паисия Святогорца, которые выходили постепенно: 2006, 2008, 2009 годы. При мне библиотека выросла с 1800 до 4000 книг.

«С чего начать?» — самый сложный вопрос. Если человек пришел в первый раз, надо сесть и поговорить с ним. Раньше у меня стоял небольшой столик, куда садился человек, а я сидела здесь с книгами и советовала литературу. К сожалению, буквально два года назад народ перестал ходить. Во-первых, не хотят подниматься сюда (библиотека находится на третьем этаже, в колокольне). Но я-то хожу! И многие просят: «Ольга Владимировна, принесите нам…» Вторая причина — некоторые не могут читать в силу своего возраста. Третья — вся молодежь перешла на электронные книги. Люди начнут читать — я уверена, что придет поколение, которому будет нужна такая библиотека. Уверена. А сейчас прямо обидно, что никто ей не пользуется.

Фото Владимира Ештокина

Получается так: книг становится все больше, а читателей — меньше. Когда я пришла было около 150 читателей, на которых заводилась карточка и они регулярно что-то брали. Были люди, у которых были толстые формуляры, но многие умерли. Три-четыре года тому назад было, может быть, 40-60 человек. Сейчас в картотеке числится около 80-100 человек, а ходят 2-3 постоянных читателя.

Библиотека пополняется в основном за счет частных пожертвований. Как-то один прихожанин пожертвовал сразу десять томов «Православной энциклопедии». Много книг я собрала о новомучениках и продолжаю собирать. Когда поступает новая книга, ее надо записать, зарегистрировать, завести карточку, наклеить конвертик, написать номер, поставить печать, поставить на определенную полку. И эту книгу давать читать, лелеять, холить, чтобы ее не рвали. Когда-то приходится подклеивать. Самое приятное в моей работе — это книги. Они дают мне душевный покой. А самое сложное — работа с людьми, хоть я их и очень люблю.

 

Читайте также:

Люди в храме: звонарь

Люди в храме: церковный сторож

Люди в храме: регент

Люди в храме: работник свечного ящика

Легендарные христианские книги

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (11 votes, average: 4,64 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Людмила
    Июнь 20, 2017 17:37

    Слава Богу за всё! Я прихожанка московского храма святых Бориса и Глеба в Зюзино. У меня вопрос: относится ли журнал «Русский дом» к околоцерковной литературе? Есть ли место этому журналу в церковной библиотеке? Спаси Бог!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.