Как Клавдия мать хоронила

Cвященномученик Иван Калабухов (1873-26.02.1938)

В день похорон в дом собрались родственники покойной, и тут Клавдия, твердо решившая посвятить свою жизнь партийной карьере, заявила, что не даст хоронить мать по-церковному и что она уже пригласила оркестр и сельских коммунистов для гражданской панихиды. Музыканты, опасаясь скандала, опоздали, а все верующие уже были на месте, когда пришел священник. Увидев, что из ее затеи ничего не получается, Клавдия стала с криком требовать, чтобы все покинули дом, так что родственникам пришлось вывести Клавдию в другую комнату и не выпускать оттуда до окончания отпевания. Отпевание это обошлось отцу Иоанну недешево — через несколько дней он был арестован и заключен в тюрьму.

***

Последняя прижизненная фотография священника Иоанна (Калабухова) перед расстрелом. 1938 год

Последняя прижизненная фотография священника Иоанна (Калабухова) перед расстрелом. 1938 год

Священномученик Иоанн Калабухов родился в 1873 году в деревне Толбино Серпуховского уезда Московской губернии. С 1900 года он работал приказчиком у владельца кондитерских магазинов Филиппова. Выбрав путь служения Богу, он поступил в храм псаломщиком, окончил экстерном Архангельскую духовную семинарию и в апреле 1917 года был рукоположен во священника ко храму в селе Ваймуга Архангельской губернии. В 1924 году отец Иоанн познакомился с высланным из Московской губернии священником Георгием Беляевым, тяжело  переживавшим, что столь любимый и его трудами устроенный приход в селе Протопопове остался без пастыря. Увидев в отце Иоанне достойного преемника, он предложил ему отправиться в Протопопово, снабдив его рекомендательным письмом.

По приезде отца Иоанна в село Протопопово было созвано общее собрание прихода и зачитано письмо отца Георгия. Авторитет отца Георгия среди прихожан был настолько высок, что кандидатура отца Иоанна была одобрена единогласно, и он получил благословение епископа на служение.

Священник Иоанн (Калабухов). Коломенская тюрьма, 1929

Священник Иоанн (Калабухов). Коломенская тюрьма, 1929

Построенный в древнерусском стиле Троицкий храм в селе Протопопове был возведен сравнительно поздно — в конце семидесятых годов ХIХ столетия тщанием благочестивых прихожан этого большого села. Основным инициатором, жертвователем и попечителем строительства был купец Андрей Салтыков, имевший пароходство, баржи на Оке и свою торговлю. Ближайшим своим помощником по церковным делам он поставил своего зятя Ивана Летникова, который стал бессменным старостой Троицкого храма.

20 сентября 1929 года скончалась жительница села Протопопова Ольга Макеева. Ее дочь Клавдия в 1927 году вступила в компартию, поступила учиться в совпартшколу и, разведясь с мужем, занялась устройством партийной карьеры. Когда-то Ольга была прихожанкой Троицкой церкви, но с тех пор, как ее дочь запретила матери посещать храм, она стала бояться принимать священника и в доме. Из двухсот семидесяти домов села только два не принимали священника: домá избача-коммуниста и Ольги Макеевой.

На Пасху 1928 года, когда отец Иоанн обходил дома жителей села с молебном, Ольга отказалась разрешить ему служить молебен в своем доме, и через несколько минут ее разбил паралич, спустя полтора года она скончалась. После смерти матери Клавдия отправилась в Коломну пригласить музыкантов для проведения гражданской панихиды, которую она намеревалась совершить в присутствии нескольких членов партийного и комсомольского актива.

Проходя по селу и увидев шедшего из храма вместе с прихожанами священника, Клавдия стала прислушиваться к их разговору. «Плохо, что ее не причастили, но она была экономически зависима от своей дочери-коммунистки, — сказал отец Иоанн. — Погода стоит хорошая, — перевел он вдруг разговор, заметив, что их подслушивают, — а в церкви народу было сегодня мало, что же будет, когда настанет плохая погода».

Клавдия поехала приглашать музыкантов, а родственники Ольги стали готовиться к церковному отпеванию. Когда Клавдия прибыла вместе с оркестром в село, то, войдя в дом, обнаружила, что портрета Ленина, который она повесила в углу вместо иконы, уже нет и на своем прежнем месте икона, женщины читают по почившей Псалтирь, и всем распоряжается ее брат.
На следующий день председатель сельсовета по требованию родственников выдал священнику официальное разрешение на отпевание. Отпевание было совершено. Но вскоре после него отца Иоанна арестовали и заключили в коломенскую тюрьму.
Отвечая на вопросы следователя, касающиеся его отношения к советской власти, священник сказал:

«После Февральской революции с переходом власти к Советам мое отношение к ней не было сочувственным. Причины к тому были следующие. В церкви врывались без всякого соблюдения порядка и приличия, входили в шапках, курили и чуть ли не устраивали танцы. В общем, на меня, как на религиозного человека, это действовало, и первый приход советской власти мною не был встречен сочувственно. В дальнейшем я советскую власть рассматривал, как и всякую власть, данную от Бога».

После ареста священника был допрошен председатель сельсовета, который довольно подробно обрисовал религиозную жизнь в селе Протопопове. «Ежегодно при выгоне скота в поле совершаются молебны. Такой молебен был весной 1929 года, — сказал он. — Я, как председатель сельсовета, пытался его не допустить, но протопоповским ВИКом было выдано разрешение. Ходатаями <…> явились жена члена сельсовета, мать члена сельсовета и жена рабочего коломенского завода. <…> Несмотря на то, что девяносто процентов населения работает на коломенском заводе, <…> село отличается необыкновенной религиозностью, аккуратно справляются все церковные праздники. <…> Результат религиозности можно видеть из следующего факта. У гражданки Клавдии умерла мать, она хотела хоронить ее по-граждански, против нее резко восстали все остальные родственники и не дали ей провести гражданских похорон, ими же был введен в заблуждение и я. <…> Ими было заявлено, что церковные похороны разрешены административным отделом. <…> Я справился по телефону в административном отделе, где мне было дано разъяснение: уговорить какую-либо сторону, но так как большинство было настроено за церковные похороны, мною было выдано письменное разрешение. Имел ли я право выдавать таковое и насколько правильно я поступил в этом деле, я разобраться не мог…»

В качестве свидетеля была вызвана женщина, член церковного совета. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «Церковь верующими посещается хорошо. Во время обхода с молебном и иконами прихода священника принимают во всех домах, за исключением одного коммуниста, но в другой половине дома живет его брат, который священника принимает, и еще не принимала священника Ольга, ныне умершая. Священник при каждом обходе заходил в эти дома с предложением, не желают ли они принять иконы, и, когда они отказывались, он уходил…»
Была вызвана на допрос одна из прихожанок Троицкой церкви; отвечая на вопросы следователя, она сказала: «В церковь хожу как верующая, мне приходилось слышать проповеди священника, который в них никогда против советской власти не говорил, а всегда призывал нас, верующих, не покидать веры в Бога, жить всем дружно и в любви».

В качестве свидетельницы была допрошена учительница местной школы, которая показала, что священник оказывал большое влияние на жителей и, в частности, на школьников, они посещали церковь и многие из них прислуживали в алтаре.
1 и 2 октября 1929 года состоялось заседание церковного совета. На нем было предложено созвать общее собрание верующих, которое приняло бы решение ходатайствовать перед властями об освобождении пастыря. После собрания были арестованы некоторые из членов церковного совета и среди них староста храма Иван Летников. Из-за арестов общее собрание верующих села не смогло состояться.

Староста Троицкого храма Иоанн Летников. Коломенская тюрьма, 1929

Староста Троицкого храма Иоанн Летников. Коломенская тюрьма, 1929

Иоанн Летников, прославленный Русской Церковью как исповедник, родился в 1860 году в селе Протопопове. Долгое время он помогал в торговых делах и во всем, что касалось Троицкой церкви, тестю-купцу. Со временем он сам стал лесопромышленником и хозяином лесопильного завода. После большевистской революции он передал завод государству. Будучи допрошен, он виновным себя не признал.

23 декабря 1929 года Особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило священника Иоанна Калабухова к трем годам заключения в концлагере, а Ивана Летникова к трем годам ссылки в Северный край, где он скончался 25 октября 1930 года.

В 1932 году священник вернулся из заключения в село Протопопово, но здесь ему жить не разрешили, и епископ благословил его служить в Ильинском храме в селе Озерицы Луховицкого района Московской области.

16 февраля 1938 года отец Иоанн был вновь арестован и заключен в коломенскую тюрьму.

— Что это за проповедь отобрали у вас под названием «Христос воскресе»? Зачем она у вас, кто писал и для чего? — спросил его следователь.
— Эта проповедь оставлена моим предшественником и является огласительным пасхальным словом Иоанна Златоустого, — ответил священник.
— Признаете ли вы себя виновным в том, что вы в церкви и по домам колхозников вели агитацию среди населения против коммунистов и существующего строя?
— Нет, такой агитации я не вел и вести не мог, так как хорошо знаю, что этого делать нельзя.

К советской власти я отношусь совершенно лояльно.
21 февраля 1938 тройка при УНКВД по Московской области приговорила отца Иоанна к расстрелу. Он был расстрелян через несколько дней после приговора, 26 февраля, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

На заставке Троицкий храм, где служил священномученик Иван Калабухов. Фото vittasim.livejournal.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (12 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.