Что такое рай?

Основы веры с Сергеем Худиевым

В своей новой статье Сергей Худиев размышляет о рае.

В Апостольском возвещении присутствует постоянная соотнесенность между настоящим и будущим, между путём и его завершением. Страшный суд Христов — событие, которое неизбежно ожидает нас с будущем, но в то же время это выбор, перед которым мы оказываемся здесь и сейчас — выбор между тьмой и светом, послушанием и противлением, выбор, которым мы становимся по ту или другую сторону.

Рай — это реальность, в которую верные войдут в будущем, но в то же время это реальность, которая уже присутствует в жизни христианина, и нам стоит подробнее рассмотреть, что это такое.

В обычном языке рай связывают с удовольствием — «райское наслаждение», как говорилось в рекламе какого-то шоколадного батончика. В раю будут удовольствия — и здоровые, естественные удовольствия нашего мира — добрая пища, тепло очага, ветер в волосах — могут указывать на рай.

Но не это главное. Люди, увы, могут получать удовольствие от гордыни и жестокости, и это уж точно не имеет ничего общего с раем. Иногда рай ассоциируется с очень красивой местностью — как иногда говорят «райский уголок» или «райская природа». Это имеет под собой основания — и один из библейских образов рая — это образ сада. Но не это главное. Рай — это общество, семья, город; это Господь и Его святые. Рай — это реальность в которой исцелена мучительная раздробленность падшего мира и между Богом и человеком, человеком и человеком, человеком и миром царит совершенная гармония.

Здесь мы принадлежим к падшему и разорванному миру, в котором человек человеку волк, и величайшая угроза для всякого — его ближний. К миру, где даже между членами одной семьи часто не бывает гармонии, где люди отчаянно ищут любви — и не находят её. Рай — это место совершенно любви, робкие отсветы которой иногда можно увидеть в счастливой семье или монашеской общине.

В самой могущественной из постхристианских ересей — коммунизме — была вера в светлое будущее, когда сама человеческая природа изменится, эгоизм, жадность, чёрствость и жестокость навсегда останутся в прошлом, люди будут вместе, в согласии и братской приязни трудиться над чем-то великом и прекрасным и познавать мир вокруг них. Конечно, коммунизм не выполнил своих обещаний — да и не мог, а если бы и выполнил, в этом светлом будущем люди продолжали бы умирать, и, ещё печальнее, те, кто умер до этого, никогда бы не увидели «эту пору прекрасную». Но в этом желании грядущего града ещё жил отсвет библейского обетования Небесного Иерусалима.

И вот наша вера говорит о том, что Небесный Иерусалим, город, где каждый лик сияет любовью Божией, реален — причём реален не только в будущем, но и сейчас. Если провести несколько рискованную аналогию (помня, что всякая аналогия относительна), можно обратиться к образу огромного корабля на орбите — через какое-то время он опустится на поверхность планеты, но он уже рядом, часть космонавтов уже находится на поверхности и за ними напряжённо следят их товарищи с орбиты.

Христиане, как говорит Господь, «не от мира сего», мы принадлежим миру грядущему, мы, в самом прямом смысле слова, пришельцы. Когда мы были, через Крещение, восприняты в Церковь, мы сделались гражданами Небесного Града. У нас есть Отечество на небесах; там наш народ, нам наши родные, там наш Царь. Почитание святых в Православной Церкви подчёркивает эту реальность пребывающего над нами Града. Как говорит святой Апостол Павел, «Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу» (Еф.2:19)

Пребывая на земле, странствуя по этой местности, поражённой катастрофой греха, мы принадлежим другому измерению реальности — раю. Мы граждане того города, где нет вражды, ненависти, злобы и лжи. Где все встречают друг друга с бесконечным ликованием.

В каком-то смысле мы чужие в этом мире. Но мы посланы именно в этот мир — быть свидетелями Господа, и жить в веке сем как граждане века грядущего, светить светом, исходящим оттуда, разговаривать на языке нашей Родины, держаться ее обычаев.

Это будет нелегко — между миром сим и миром грядущим есть конфликт. Господь предупреждает нас, что мы столкнёмся непониманием, насмешками, враждебностью, даже преследованиями. Ложь и злоба мира сего будут постоянно заявлять на нас свои претензии и приходить в ярость, когда мы будем их отклонять.

Но если мы Его, наша подлинная идентичность — там, в раю, в нашем небесном граде. Входя под своды храма, мы оказываемся в раю.

На анонсе фрагмент картины  Микалюса Чюрлёниса  «Рай»

О рае также можно прочесть в других публикациях на сайте «Фомы»

Рай: Cад

Рай

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 4,63 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • const
    Январь 19, 2015 20:18

    Спасибо за статью. Хочу поправить: Микалоюс Чюрлёнис ( Mikalojus Čiurlionis ).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.