Беженцы: если ты хочешь помочь

Люди, вынужденные срочно покинуть свой дом. Люди, которые стремятся помочь тем, кому больше негде жить и работать. Все они оказываются в ситуации, когда нужно действовать быстро и когда цена ошибки очень высока. Надеемся, наш список советов поможет понять, как правильно поступать в этих условиях.

Кризисному психологу Михаилу Хасьминскому не раз приходилось оказывать профессиональную помощь и беженцам, и тем людям, которые занимаются их проблемами. Михаил, прослуживший  долгое время в силовых структурах, уже много лет специализируется на консультировании тех, кто должен уметь действовать в эстремальных ситуациях. А кроме того он — руководитель Православного кризисного центра при Патриаршем подворье — храме Воскресения Христова на Семеновской (Москва). Мы попросили Михаила Игоревича представить, что перед ним сидят двое — беженец и тот, кто ему помогает, и попытаться в нескольких тезисах изложить то, что обязательно надо знать этим людям.

ЕСЛИ ТЫ ПОМОГАЕШЬ

Хасьминский2

Михаил Хасьминский

  • Первое, и это нужно сразу понять: помощь беженцам — это не спринт, а марафон. Если уж ты занялся этим, то закладывайся на то, что это надолго. Речь, конечно, не о тех случаях, когда ты просто приютил кого-то на день или подал стакан воды. Речь о сознательной, целенаправленной работе с беженцами.
    Еще более важный, может быть, вообще самый главный вопрос, который нужно задать себе, это вопрос «зачем я это делаю?». Если не отдавать себе отчета в собственной мотивации, то ничем хорошим ни для беженцев, ни для тебя самого такая помощь не кончится.
    А варианты мотивации возможны разные. Начиная от искреннего сострадания и заканчивая стремлением к собственному психологическому комфорту, к удовлетворению чувства собственной значимости. И тут нужно быть предельно честным и с собой, и с людьми. Если ты делаешь это для благодарности — то исходи из этого и не скрывай ни от себя, ни от других такую мотивацию. Это не значит, конечно, что если ты замечаешь в себе это, то нужно отойти в сторону и не помогать. Помогай, но предупреждай о своих мотивах заранее, чтобы потом не было обид.

БЕЖЕНЦЫ. По официальным данным ООН,  с весны к началу осени в Россию переправилось около 730 тысяч беженцев с Юго-востока Украины, из них 45 тысяч детей.

Если же видишь в этом деле свой христианский долг, то никакой благодарности не жди, персонально для себя ты не должен ничего хотеть. Все твои действия должны совершаться во славу Божию — а это означает, что все те внешние усилия, которые ты делаешь, помогая несчастным, обездоленным людям, должны сопровождаться твоим внутренним трудом по преобразованию своей души.

  • Нужно понимать, что, сколь бы ни были возвышенны и благородны твои мотивы, к ним обязательно примешается гордыня. И если ее в себе не отслеживать, если не принимать мер, гордыня приведет к так называемому «выгоранию», когда буквально опускаются руки, когда пропадает всякое желание помогать кому-либо, а вместо сочувствия внутри возникает глухое раздражение.
    Как это происходит? Вследствие гордыни человек начинает ощущать себя спасателем, зачастую подменяя собою Спасителя. «Я крут, я сейчас как помогу всем бедным и нуждающимся!»
    Выгорание не грозило бы, происходи всё в идеальных условиях. Если бы мы всегда ощущали, что действуем исключительно во славу Божию, не ищем никакой личной выгоды. Это как сверхпроводник — его сопротивление крайне мало, и потому ток, проходя по нему, его практически  не нагревает. А вот когда сопротивление есть (то есть когда в нас действует незамеченная и неусмиренная гордыня), провод сильно нагревается и вообще может расплавиться, сгореть.
    Гордые люди легко входят в роль спасателей. Это, конечно, не отменяет того, что они все-таки делают доброе дело. Но они, сами того зачастую не понимая, начинают играть в некую игру и ожидают от тех, кого спасают, что и те будут играть по тем же правилам. А такие ожидания чаще всего не оправдываются, спасаемые отказываются играть отведенную им роль, не испытывают к спасателям благодарности. И тогда происходит взрыв в этой изначально ошибочно выстроенной системе отношений, возникают мысли: «зачем же я помогал этим наблагодарным сволочам?», и так далее.
  • Нужно трезво рассчитывать свои силы и помогать не всем подряд, а лишь тем, чьими проблемами ты реально сможешь заняться.  И это нормально. Нельзя поднять штангу в двести килограммов просто потому, что ты решил, будто сможешь ее поднять. Как ни парадоксально это прозвучит, нужно уметь беречь себя. Если ты берешься кому-то помогать, то сам должен быть сильным. Кому поможет спасатель, который и сам едва волочит ноги?
    Но откуда взять силы? Если человек не обращается за помощью к Богу, то его душевный ресурс, который он раздает нуждающимся, быстро истощится.
    А когда он истощится, то возникнет другая опасность — скатиться в агрессию, в осуждение тех, кто, как нам кажется, виноват в сложившейся ситуации, кто показался нам недостаточно добрым. Такой энергией ненависти к негодяям питались все революции, все революции делались во имя благих целей — но потом оказывалось, что это дорога в ад. Я бы сказал, это чисто бесовский подход. Но безрелигиозный человек в принципе не способен понять и осознать, когда произошел этот разворот в отрицательную сторону. Да и не всякий верующий сможет это осознать и подавить в себе. Тут нужна такая добродетель, которую святые отцы называли трезвомыслием. Иначе говоря, речь идет об определенных правилах духовной гигиены. Какие это правила, христианину должно быть хорошо известно.bezentsi139_9
  • Надо понимать психологию беженцев. Они всё потеряли, им тяжело, им страшно, они не знают, как теперь жить и зачем. Как и при любом кризисе, сознание их проходит через несколько этапов.
    Вначале это отрицание, шок: «Нет, это не со мной: со мной такого случиться просто не может!» Этот этап чаще всего проходит довольно быстро.
    Следующий этап — уверенность, что скоро «все будет хорошо», что можно прямо сейчас сделать что-то такое, благодаря чему все опять станет как раньше. Но «как раньше» не получается, люди вынуждены и дальше жить в экстремальных условиях.
    И  чаще всего после начинается поиск виноватых: ведь если такой кошмар случился, то кто-то же должен быть в нем виноват.
    Поиск виновных, в свою очередь, перетекает обычно к агрессии, направленной на тех, кто рядом. То есть либо на себя (это может даже породить суицидальные настроения), либо на своих близких. Нередко люди срываются и на своих детей. И, конечно, чаще всего эта агрессия направляется в адрес тех, из-за кого, как им кажется, все это произошло. Бывает, что обвиняют и Бога — ведь, в конечном счете, именно Он «виноват» во всем, что вообще происходит на этом свете.
    Агрессия  в итоге  сменяется депрессией. Речь о так называемой реактивной депрессии, то есть вызванной внешними обстоятельствами, а не чисто медицинскими причинами. Такая депрессия чаще всего со временем проходит, и лишь тогда наступает принятие ситуации.
    Зная эти этапы, можно в принципе лучше понимать поступки беженцев в зависимости от того, на какой стадии кризиса они находятся. Разумеется, пройти с человеком этот путь требует колоссального терпения. Никому же в голову не придет ругаться с человеком, у которого внутри все болит. Никакой врач, никакой сосед по палате не станет с ним собачиться. Все прекрасно понимают, что именно боль толкает человека на такие острые проявления. Потерпи, и он успокоится, когда его рана заживет, и тогда уже можно будет нормально с ним говорить.
    И, конечно, надо отдавать себе отчет, что, если бы с нами случилось то же, что с ними, — мы бы вели себя точно так же. Так же «неадекватно» с точки зрения благополучного человека. Это не «они такие» — это «мы все такие».
  • Не надо врать беженцам, будто полностью их понимаешь, будто целиком разделяешь их боль. Это серьезная ошибка, когда люди, принимающие беженцев, говорят им что-то вроде «не плачь, все будет хорошо» или «я тебя понимаю». Ты не испытал того, что испытали они, и потому не можешь понимать, что пережил конкретный беженец. Такие соболезнования вызывают лишь дополнительную агрессию в адрес говорящего.
    Утешение должно быть грамотным, чтобы оно действительно утешало, а не раздражало. Тут важны не только слова, но и дела — причем дела утешают гораздо лучше слов. Можно помолиться за человека, и он будет это чувствовать. Можно просто молча посидеть рядом и даже поплакать, если плачется. Чтобы утешить человека, нужно почувствовать то же, что чувствует он, представить себя на его месте. Это не всем дано — только тем, кто умеет любить. Здесь надо быть очень чутким и не делать резких движений. Если видишь, что тебе нечего сказать — ничего не говори, но что-то сделай. Принеси что-то этому человеку, займись его детьми, помоги ему устроиться на работу.

    В июле 13 священнослужителей, прошедшие курсы МЧС (первые выпускники курсов «Комплексная помощь в кризисных ситуациях»), начали работу в пунктах временного размещения в Ростовской области. В формируемых лагерях для беженцев трудами духовенства

    В июле 13 священнослужителей, прошедшие курсы МЧС (первые выпускники курсов «Комплексная помощь в кризисных ситуациях»), начали работу в пунктах временного размещения в Ростовской области.
    В формируемых лагерях для беженцев трудами духовенства Шахтинской епархии организованы и освящены палатки-часовни, в которых регулярно совершаются молебны, таинства исповеди, крещения, проводятся беседы. Фото с сайта shahteparh.ru

  • Надо следить за своим собственным душевным состоянием, потому что есть риск эмоционально «заразиться» от страждущего человека. У него эмоции фонтанируют, и требуется время, чтобы к нему вернулась способность рассуждать рационально. Есть в психиатрии такое понятие, как индуцированная шизофрения. Это когда и у членов семьи шизофреника возникают те же самые симптомы, что и у больного. А когда больного кладут в больницу, то у остальных все это само собой проходит. Здесь — ровно то же самое. Я говорил о сочувствии, о попытке поставить себя на место страдающего человека — но это не значит, что нужно становиться в точности таким же, как и он. У него эмоции превалируют над разумом, а у тех, кто ему помогает, так быть не должно — иначе никакой реальной помощи они ему просто не смогут оказать.
  • Нельзя позволить манипулировать собой. Среди беженцев, как и среди абсолютно любой многочисленной группы людей, найдутся те, кто привык всегда во главу угла ставить собственные интересы, достигать своих целей любым путем, словом, классичес­кие эгоисты. И вот такие люди могут попробовать манипулировать теми, кто помогает им устроиться на новом месте. Обычно для манипуляции они используют чувство вины. «Вы нас приняли, но не обеспечили тем-то, не сделали того-то, по вашей милости нам приходится мучиться…» А человеку, особенно неподготовленному, достаточно легко навязать чувство вины. И потом пользоваться им как своим орудием.
    Но манипуляции рано или поздно вскрываются, и тогда уже помогающий, узнав правду, испытывает колоссальный стресс, ему подчас самому уже нужна психологическая помощь.
    Чтобы не оказаться объектом манипуляции, надо твердо понимать, в чем ты действительно можешь быть виноват, а в чем не виноват никоим образом. Если ты специально причинил кому-то зло — ты виноват. Если ты сознательно бездействовал и нанес этим кому-то вред — ты тоже можешь быть виноват. Но если ты просто не знал, как в данной ситуации можно помочь, если не знал, к чему могли привести те или иные твои действия или бездействия — тогда ты не виноват. Ты же не прозорливый старец, чтобы предугадывать будущее. Если человек трезво мыслит, если он фильтрует всю поступающую к нему информацию, приводит ее в систему, то им манипулировать гораздо сложнее.
  • С самого начала ты должен быть в контакте с людьми, чей опыт помощи беженцам больше, чем твой, которые могут помочь тебе советом. Ведь один в поле не воин. Ты должен знать, к кому обращаться, если в результате твоих действий возникла сложная ситуация, если у тебя самого начались какие-то проблемы. Поэтому нужно быть в контакте и с правоохранительными органами, и с миграционной службой. Не надо вообще пытаться обойти закон. Поэтому все люди, например, должны быть зарегистрированы по месту пребывания и т.д.

 ЕСЛИ ТЫ — БЕЖЕНЕЦ

Самое первое, что беженцам нужно осознать и понять — это то, что началась другая жизнь. Жить как прежде уже не получится. Может быть, те условия, в которые попал человек, будут носить временный характер. Может быть, это будет длиться очень долго. Может быть, новая жизнь будет хуже, может, она будет лучше. Но эта жизнь другая, а попытки жить как раньше будут приносить горькие плоды…  Читать далее

Смотрите также:

Беженцы. Что сделала для них Церковь?

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 3,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • костромич
    Ноябрь 13, 2014 9:48

    приглашаю семью беженцев в дом в деревне Костромской области на постоянное проживание 891оЗ7З5497
    500 км от Москвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.