Учредительное собрание — несбывшаяся мечта

1917. Живая история — совместный проект журнала «Фома» и радио «Вера», посвященный столетию революционных событий.

В течение этого года мы будем говорить о событиях, которые имели место в России сто лет назад – в 1917 году. Попытаемся понять мотивации людей и разобраться в цепочке событий, которые привели, как писали раньше в учебниках, от Февраля к Октябрю.

Слушать:

Читать:

А. Митрофанова

— В этой рубрике мы в течение года говорим о событиях, которые имели место 100 лет назад, в 1917 году. Одно из важных событий ноября 1917 года — выборы в Учредительное собрание. Об этих выборах начали говорить сразу после Февральской революции. И Временное правительство потому, собственно, и называлось временным, что задумывалось как правящий орган ровно до появления Учредительного собрания. И вот когда дата проведения выборов была назначена на 12 ноября по старому стилю, в России случился октябрьский переворот. Выборы все-таки в итоге состоялись, но к чему это привело, и почему было распущено Учредительное собрание, спросим у эксперта. И на связи с нами доктор исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета и один из постоянных авторов журнала «Живая история», Василий Цветков. Добрый вечер, Василий Жанович.

В. Цветков

— Здравствуйте. Да, конечно, эта идея, даже если уж так смотреть в исторической перспективе, можно, наверное, найти корни идеи Учредительного собрания даже в проектах декабристов. То есть по идее на протяжении всего XIX и начала XX столетия наша интеллигенция, те, кто считал себя прогрессивно мыслящими людьми, мечтали о некоем представительном органе, по-разному его, правда, называли, назывался он даже и Земским собором, и этот самый представительный орган должен был решать основные вопросы общественной жизни. Ну а как известно, в акте о непринятии престола Михаилом Александровичем Романовым, там прямо было написано, было указано о том, что принятие престола возможно только в случае созыва Учредительного собрания и решения Учредительным собранием вопроса о сохранении монархии. И также было указано, что важно помнить всегда, это полнота власти до созыва Учредительного собрания принадлежит именно Временному правительству, которое собственно временным и называлось тоже благодаря идее созыва Учредительного собрания и его последующей работы.

Нужно отметить также, что Ленин ни в «Апрельских тезисах», ни позднее не говорил о том, что Учредительное собрание будет обязательно разогнано, распущено. Напротив, он, при том что считал, безусловно, советскую власть более передовой и более прогрессивной, с его точки зрения это как раз форма диктатуры пролетариата — республика Советов, но не отрицал также и необходимость созыва Учредительного собрания. Ну и считалось, потому что этот лозунг был весьма популярен среди, как говорил Ленин, «мелкобуржуазных масс». Но, безусловно, не стоит, наверное, применять здесь сугубо классовую терминологию, а достаточно просто напомнить, что Учредительное собрание действительно должно было решить самые насущные вопросы, самые серьезные проблемы, которые стояли перед российским обществом.

В том числе, конечно, и проблемы войны, мира, земельный вопрос, вопросы политического устройства — все это должно было быть в компетенции представительного органа, избранного на максимально широкой демократической основе. И поэтому многие современники тогдашние говорили, что вот «четырёххвостка» так называемая, знаменитая — то есть всеобщее равное прямое голосование при тайном голосовании, при тайных бюллетенях, пропорциональная система представительства, то есть система, когда голосовали за партии, по партийным спискам — вот это является неким апогеем демократии. И действительно Россия до момента этих выборов не сталкивалась ни с чем подобным, то есть ничего похожего на то, что было провозглашено в системе выборов в ноябре 1917 года, у нас в истории не было.

А. Митрофанова

— Василий Жанович, но как часто бывает, хорошая идея заканчивается как всегда. Почему Учредительному собранию не удалось плодотворно поработать? И может быть, знаете, может быть, даже есть в ткани нашей истории какой-то механизм, который противоречит тому, чтобы у нас наконец-то появилась демократия?

В. Цветков

— Ну, наверное, все-таки здесь чрезмерно большие возлагались на него надежды, на этот орган. И действительно вот эта чрезмерность ожиданий, при том, что те проблемы, о которых я уже сказал сейчас — это и мир, и продовольствие, и земельный вопрос, и национальный вопрос, и политический вопрос, — все эти вопросы, они требовали, может быть, какого-то радикального и быстрого, немедленного решения.

Вот ожидание того, что соберется этот представительный орган, примет какие-то принципиально важные вопросы к концу 1917 года, в начале января 1918 года, вот эти ожидания, они стали наверное мешаться, может быть. И психологически очень для многих наших соотечественников вот этот радикализм, который проповедовали большевики, в частности, он показался, наверное, более приемлемым.

То есть действительно принцип, при котором все и сразу решается, не нужно ждать каких-то дискуссий, каких-то обсуждений, каких-то сложных решений, каких-то компромиссов, паллиативов — вот этот путь действительно привлекал многих. И, видимо, поэтому, несмотря на то, что и сторонников Учредительного собрания было очень много, и демонстрации в его поддержку проходили, и это известный факт, что они были насильственно разогнаны, эти демонстрации. Но все равно при этом сам факт разгона Учредительного собрания, наверное, еще не вызвал такого массового протеста, на который, возможно, рассчитывали как раз и эсеры, и частично кадеты, которые прошли.

Кстати сказать, кадетская партия — вот тоже, наверное, интересный факт — она компенсировала своего рода отсутствие монархистов, отсутствие правых партий. Потому что кадеты стали единственной, наверное, на тот момент осени 1917 года правой партией. Если мы посмотрим результаты голосования по городам, то достаточно сказать, что, например, в Калуге, в Рязани, в Воронеже, Курске, Орле, Тамбове, в Архангельске с Вологдой, в Вятке — в таких вот действительно крупных городах кадеты лидировали, то есть они побеждали большевиков.

Опять же даже при том условии, что вести полноценную пропагандистскую работу на тот момент, в ноябре 1917о года, они уже не могли — партия очень скоро оказалась под запретом как партия врагов народа. Интересный факт. И, естественно, можно было бы предположить, что в случае участия и более правых партий расклад политических предпочтений мог бы стать несколько иным.

А. Митрофанова

— Василий Жанович, а что все-таки удалось сделать Учредительному собранию за те, получается, два месяца, пока оно просуществовало?

В. Цветков

– Ну, собственно, два месяца существовало не само Учредительное собрание, а шли выборы и подсчет голосов, составление списков. Полностью стопроцентно проголосовать все-таки население не смогло на тот момент, потому что, наверное, сугубо технические были проблемы. Хотя подготовка прошла очень тщательная и бюллетени закрывались в специальные почтовые конверты, была достаточно хорошая агитация, проводилась партиями российскими того времени.

Хотя опять же нужно помнить, что это были уже дни, когда устанавливалась система диктатуры пролетариата. Но реальная его работа — это единственный день, как известно, состоявшийся 5 января 1918 года. Ленин называл это потерянным днем, он считал, что вообще подобного рода Учредительное собрание нужно было создавать только лишь для того, что оно уже задним числом приняло те фактически действующие декреты и Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа.

Поскольку Учредительное собрание сделать это отказалось, то Ленин посчитал, что его дни, его часы уже сочтены. Но если посмотреть по сути, то протокол сохранившийся Учредительного собрания показывает нам, что, к сожалению, большая часть времени депутаты занимались не обсуждением каких-то глобально важных для страны вопросов, а достаточно большое время уделили вопросу о расстреле демонстрации. Ну и были сугубо процедурные вопросы, которые, к сожалению, опять же не закончились даже вопросом установления кворума. То есть это действительно был один из таких спорных моментов, нерешенных, и при каком кворуме Учредительное собрание правомочно принимать те или иные законодательные решения.

Под занавес уже, когда небезызвестный матрос Железняков, Железняк произнес свою знаменитую фразу, обращенную к председателю Учредительного собрания Чернову: «Караул устал», был принят очень, правда, такой схематичный земельный закон. Но вот что интересно, этот земельный закон действительно был очень левым, то есть, по сути, повторял даже основные положения Декрета о земле уже принятого. Ну и опять же под занавес было принято решение о том, что Россия все-таки должна стать демократической республикой.

Ну опять же понятно, почему, потому что наличный состав депутатов, кадеты практически не принимали участия здесь, в Учредительном собрании, из 715 депутатов на собрание явилось около 400 всего-навсего. А после того, как ушли с Учредительного собрания большевики и левые эсеры, эта фракция начитывали около 150 человек, вот это почти 40% общего числа, здесь уже, конечно, трудно было, наверное, назвать его правомочным. Но в любом случае эта идея, она оставалась, и она была очень популярной и востребованной.

Если мы посмотрим лозунги антибольшевистских сил, которые действовали на протяжении Гражданской войны, и не только белых, но и так называемых демократов, демократической контрреволюции, то среди них идея вот этого собрания, представительного органа — даже многие считали, что надо просто-напросто вернутся к той Учредилке, к тому Учредительному собранию, которое разогнал Железняк и ликвидировал Ленин своим декретом, — вот эта идея, она была очень живучая, эта идея оставалась.

У Колчака эта идея, правда, трансформировалась в то, что необходимо созвать Национальное собрание, на уже совершенно новой избирательной системе. И вот это вот Национальное собрание, или как его потом тоже стали называть Земским собором, оно-то и решит, наконец, те глобальные политические, экономические и социальные вопросы, которые не смогло решить Учредительное собрание.

А. Митрофанова

— Спасибо вам большое за комментарий.

В. Цветков

— Спасибо вам.

А. Митрофанова

— Василий Цветков, доктор исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета и один из постоянных авторов журнала «Живая история» был с нами на связи.

МИТРОФАНОВА Алла
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.